Экс-официальный форум группы Король и Шут

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> Правила

Итак, в силу того, что некоторые здесь - натуры излишне увлекающиеся, весьма рекомендуется обратить внимание на следующие основополагающие правила в данном разделе:

1. Публиковать все свои творения одного формата в одну тему. Если Вы, например, пишите как стихи, так и прозу, то создайте одну тему для прозаических опусов, а другую для стихотворений, но не забудьте указать это в названиях и/или описаниях тем.
2. Быть корректнее в своих критических высказываниях, и будьте готовы принять адекватную критику других пользователей.
3. Не публиковать продукты СВОЕГО творчества в ЧУЖИХ темах. Не стоит никому навязывать свои произведения. Вас обязательно заметят и оценят, будьте уверены.
4. Постарайтесь оформлять свои темы грамотно. Указывать жанровую принадлежность и тематику творчества, не забывать подписывать названия продуктов творчества. Помните, что эстетика и грамотность способствуют более плодотворному восприятию информации.

 
Ответить в эту тему Открыть новую тему
> Рассказ "Забытые ботинки", Проза...
Кот дИвуар
сообщение 13.10.2015, 14:15
Сообщение #1



Призрак
*

Вставить ник
Цитата
Группа: Герои
Сообщений: 9
Регистрация: 3.12.2008
Пользователь №: 5326








Слова от автора: " Прошу прощения у всех, кого обидит то, что здесь будет далее написано..."

Если Вы посчитаете, что это бред, и он не нужен, пишите- тогда набирать продолжение не буду.

Женька неслась по закоулкам спортивного комплекса, не разбирая дороги. И на это была причина. За ней на пьяных парах неслась толпа из 4х молодчиков, которые были изрядно выпивши и преисполнены желанием поймать её. Что ожидало её в случае их удачи, она боялась и даже не хотела представлять, поэтому она выбрала свой вариант – поскорее затеряться в закоулках здания и переждать бурю.
Словно желая ей помочь, кто-то вырубил во всем здании свет. Женя как раз оказалась в начале длинного коридора с множеством дверей (открытых или закрытых это предстояло ей выяснить по пути). Молодчики слегка опешили и затормозили, пытаясь сориентироваться в темноте, что дало девушке немного времени на увеличение дистанции между ними. Она преодолела уже половину коридора, попутно пробуя двери (открыты или нет), когда из одной из дверей вышло несколько человек, подсвечивая себе мобильными. Их появление было, как лучик света в темном царстве. Женька, честно говоря, уже отчаялась и была на грани срыва.
-Помогите!- как-то жалостливо прошептала она, падая в руки огромной темной фигуре.
-Стой, с..ка!- послышались вопли с конца коридора, где молодчики подсвечивая себе мобильными наконец-то кинулись ей вдогонку.
-Помогите!- прошептала она снова, цепляясь за руки высокой темной фигуры и вглядываясь в блеск его глаз. Тут же вокруг неё погасли все мобильные телефоны, и девушка оказалась снова в кромешной темноте. А темная фигура схватила её в охапку и затащила в открытую комнату, плотно закрыв за собой дверь. Девушка уже не знала радоваться или плакать – с одной стороны она была спасена от преследователей – темная фигура внушала ей доверие. А с другой стороны – темная фигура затянула её в такую же темную комнату…
Женя попыталась освободиться из его объятий, но фигура властно прижала её к закрытой двери и закрыла рот рукой. Это повергло её в еще большую панику – ведь два метра роста не шутки еще и в кромешной темноте.
-Не мельтиши, мышонок, - услышала она у себя возле уха дыхание и шепот темного силуэта.- Они же порвут тебя, а я не обижу…
Жека закивала головой и почувствовала, как фигура убирает руку с её рта, но не отпускает её из своих объятий. Она, переводя дыхание, пыталась разглядеть незнакомца в темноте, но кроме его блестящих глаз и хорошего перегара ничего не удалось высмотреть. Логично было предположить то, что это был один из участников группы или её состава, на концерте которых она была сегодня буквально около минут 20 назад. Что собственно она и предположила. И в данный момент её совершенно не волновал вопрос – кто же это был из них. Главное, что этот человек вызывал доверие.
Он закрыл дверь на щеколду, и они тихо стали прислушиваться.
-Где она? Где эта с..ка?
-О, Дрын!!!Медведь! Какая встреча! Какой концерт!!!Спасибо вам!!!
-Кстати, не видели тут с…чку одну?
-Видели, а что случилось? –это говорил как раз тот самый «Дрын».
Но по голосу его узнала не Женька, а её спутник – темная фигура, который по совместительству оказался еще и напарником «Дрына» на сцене – Гриша Мешков или попросту «Мешок», как звали его все. Он почувствовал, как девушка в его объятиях напряглась.
-Тихонечко, мышонок, - он прижал её крепче к себе. Женька ощутила его тепло и приятный мужской запах, и невольно глубоко вдохнула его. Адреналин в крови (от концерта и от преследования) ударил в голову, и она подумала, что не прочь бы сейчас поцелуя с этим огромным незнакомцем. «Вот дура! Ну нашла о чем думать в такой неподходящий момент!» -осадила она себя. Гришка можно сказать тоже подумал об этом. Его пьяный мозг получил наконец-то импульс рук, обнимавших молодое женское тело, и даже послал ответный импульс, который почувствовала девушка, прижатая к его телу.
-Иди сюда, мышонок, - едва слышно прошептал он, увлекая её вниз на пол, на корточки, отпуская из своих объятий. – Сашка сейчас их заболтает.
-Понимаешь, мы тут тусили, никого не трогали, а эта с..чка разлила и вылила все наше пиво. Ты же знаешь, Дрын, что вот такое простить невозможно…Все пивко…И что нам теперь пить?
-Тю, пацаны, так вы за бабой из-за пива гонитесь? Это же баба…
-Не важно…Пусть отвечает…- и дальше следовало красочное перечисление, что ожидало бы девушку, если бы они её догнали.
Женя, выслушивая все это, просто кипела от злости. Да, не специально же она разлила их чертово пиво, просто её хорошенько толкнули, как всегда бывает на концертах, и она наскочила на ребят. Извинения не прокатили, и её попытались заломать и насильно оттащить к выходу на улицу(как раз закончился концерт), но она резво вывернулась и пустилась в темные коридоры, удивляясь своей прыткости и отсутствию охраны и вообще кого-либо из людей.
Словно читая её мысли, темная фигура шикнула тихонько. Девушка кивнула и, не удержав равновесие на корточках, качнулась в сторону спутника. Тот, тоже находясь в шатком состоянии неравновесия плюхнулся назад. Девушка завалилась на него, больно стукнув лбом в подбородок. Гриша матюкнулся.
-Простите, - только и прошептала она и её руки зашарили в темноте по его груди и лицу, пытаясь найти и «пожалеть» больное место. –Простите, простите ради Бога…
За дверью настороженно притихли и подергали ручку.
-Да там Грыша наш с барышнёй уединился, пацаны. Не будем мешать.
Дверь еще раз подергали за ручку.
-Идите на хер, ребята. От вашей болтовни у меня настроение портится, - громко сказал Гриша и отмахнулся от рук девушки. – А не свалите…(дальше последовала ненормативная лексика, от которой Женька даже задержала дыхание).
Он встал с пола, а девушка осталась сидеть на полу. Теперь его рост казался еще более гигантским и его темная фигура зловеще нависла над ней. За дверью послышались приглушенные голоса и какая-то возня, а затем все стихло.
-Черт, -пробормотала девушка шаря рукой по полу в кромешной тьме.
-Что еще?- его голос в темноте зазвучал угрожающе.
-Телефон выпал из кармана
-Здесь?
-Ну да, когда я …ну упала…на Вас..
-Ой, мышонок, с тобой одни беды…-Гриша достал телефон и наклонился, чтобы подсветить, но пьяные руки не удержали аппарат и тот тоже исчез во тьме пола гримерки. Опять же последовала ненормативная лексика, и огромная тень переместилась к Женьке на пол, шаря вокруг руками. Секунды поиска, и ему удалось найти оба телефона. За дверью опять послышалась возня – и кто-то подергал ручку двери. Женька нащупала свой телефон в его руках и сунула к себе в карман курточки. Гриша спрятал свой тоже в свою куртку.
-Черт, ну когда же это закончится, - пробормотала девушка. Выходить из гримерки было некуда –там шарилась эта пьянь. Окно! Эта мысль пришла им практически одновременно. Этаж был как не странно первый, а решетки по странному стечению обстоятельств только должны были быть только установлены после замены окон на стеклопакеты.
-Какая прелесть, -пробормотала она, открывая окно. Она села на подоконник открытого окна, оглянулась на темный силуэт: -Спасибо огромное! –и быстро выскочила наружу.
Гришка едва успел подойти к окну и почему-то ему показалось забавным её побег, и захотелось самому выскочить за ней. Но тут резко распахнулись двери в гримерку и включился свет – щеколда оказалась ненадежной, а свет починили.
-И куда ты уже собрался? – поинтересовался «Дрын». А Гриша смотрел вслед бегущей прочь девушки, пытаясь рассмотреть хоть что-то в удаляющейся фигуре.- И что это было за благородство?
Гришка взял бутылку пива со стола и сделал несколько глотков. Он был уставшим и измотанным после концерта.
-Иди на хер, Саша, - спокойно сказал он, и опять занялся пивом. Андреев не обижался на лучшего друга и подобные обороты в их обиходе были нередкими.
-Ладно забыли, пошли, пацаны уже пакуются…И нам надо бы подсобрать кое-чего…
В ответ Гриша спокойно прикончил бутылку, взял новую и вышел из гримерки, прикуривая на ходу. Тело ломило дико. Тело просило кайфа и расслабления. Но нельзя было нарушать одно обещание. Надо было потерпеть, перетерпеть. Чуть попозже станет легче, и можно будет и спать хорошо. Кто бы знал, каким неподходящим состоянием была ломка во время изматывающего тура по городам с огромным количеством концертов и постоянным переездом. Поэтому оставался лишь алкоголь, много алкоголя и сигареты…

Женька добралась домой без приключений и с привкусом эйфории от всех событий, который выпали ей на вечер. Пожелав спокойной ночи отцу, который несмотря на полночь, не спал и ожидал её возвращения, девушка поднялась к себе в комнату на второй этаж и, скинув одежду рядом с кроватью, буквально рухнула спать.
Этой же ночью группа «Кода», на концерте которой она побывала поездом уехала в другой город, продолжая свой тур.
Утром следующего дня, девушку разбудило пиликанье телефона. Она сразу же инее сообразила, что это, потому что рингтон был стандартным нокиевским, тогда как унеё стояла одна из песней «Коды».
-Опять тебе, гад, не ймется! Сам меняешь звонки!- пробурчала она спросонья. Не открывая глаз, она нашарила его рукой в курточке на полу. – Алло!
-Гришенька, как ты? Как концерт, куда вы теперь? Почему не позвонил вчера? Я не спала…
-Девушка, вы не туда попали… -пробормотала Женька и отключилась.
«Это ж надо с утра пораньше и еще нетуда!»- возмущенно подумала девушка, откладывая телефон и поворачиваясь на бок. Но не тут-то было, телефон зазвонил опять.
-Да!
-Гришаа…
-Девушка, вы опять не туда по….
-Слушай меня, с…ука, а ну зови этого мудака к телефону! Что за нахер….Уехал из дома, чтобы по бабам шляться в свое удовольствие! Вот скотина! Алкоголик конченный! Зови его к телефону…
-И вам доброго утра! Но тут нет никакого Гриши…Номер набирайте правильно…-и Женька опять отключилась. – Отлично утро начинается, - девушка внимательно посмотрела телефон. Да нет же это её телефон, который достался ей от мамы. Все точно один к одному. Но стоило ей только заглянуть в меню и список вызовов, как в голову стали закрадываться реальные и подтвержденные опасения, что это категорически не её телефон.
-Охренеть…И где же тогда мой телефон? Нет, нет….Этого не может быть…

Практически в это же самое время Григорий Мешков был тоже разбужен новым рингтоном своего «нового» телефона.
-Алло!
-Солнышко, ты что еще спишь? Есть предложение на вечер? Все, как ты любишь!
Гриша даже проснулся от такого нахальства мужского голоса на том конце провода.
-Иди на хер, - проревел он в трубку и отключился.
Телефон перезвонил еще раз. На дисплее высветилось «Мужчина Антон». Гриша сбросил звонок и полез в меню, в поисках объяснений, что творится с его телефоном. А телефончик-то не его оказывается, хотя по внешнему виду и не скажешь. «Мужчина Антон» позвонил еще раз. Гриша взял трубку.
- Что за фигня, Женька? Я понимаю, что разбудил, но…
-Это не Женька, - перебил его Мешков.
Наступила пауза.
-А кто это? И где Женька? – последовал вопрос.
- Кто не важно, а где твоя баба ты должен знать….Тут такое дело…Телефон не мой, понимаешь да…
- Все ясно! Передайте ей, что я не ожидал такого. Пусть идет на хер сама! Между нами все кончено!- и «Мужчина Антон» отключился.
-Мля… «Мужчина Антон»…Какой нахер мужчина…И где мой телефон…
Буквально тут же прибежал Сашка Андреев и принес свой телефон.
-Тут Ира тебе звонит…Ух и злая…Орет про какую-то бабу…Гриш, где ты уже бабу поймал…Ничего не пойму…
-Алло, Ириш….Да не ори ты! …Нет никакой бабы…Походу тут такая неразбериха…Телефон…Не пойму, что с телефоном…Мой…не мой… Да, черт возьми- не ори! – Гриша тоже уже вышел из себя. Жена орала, голова болела от выпитого, телефон был не его, а поезд через пару часов должен был прибыть в следующий город Украины, где у них долен был быть концерт. Поэтому он отключился и почесал щеку.
- Хлопцы, чаю? Кофею? – к ним в купе заглянула проводница с типичной поездной внешностью.
-Чаю сделай, такого крепенького и с лимончиком, - попросил Гриша. – Саш, ну я ничего не понимаю. Телефон вроде мой, а вроде и не мой. Как? Что? Когда?...
Дрын пожал плечами.
-Черт! Ну конечно!- Мешков хлопнул себя по лбу. – Мышонок…Та девица вчера в гримерке…Она искала свой телефон…И я…Теперь все проясняется…
-Ничего, сейчас приедем, поменяешь карту или телефон, а Иришку попустит…
Новоиспеченный телефон запиликал и на дисплее показался неизвестный номер.
-Брать –не брать? Может отключить?
-Смотри сам, но может это хозяйка, тогда лучше взять…А вообще смотри сам…

Гриша все-таки ответил на звонок. Это и правда звонила Женька.
- Здравствуйте! Так получилось, что мой телефон оказался у Вас. Пожалуйста, только не выкидывайте его! Я готова дать за него хорошее вознаграждение…Он очень важен для меня…Где Вы сейчас находитесь? Я подъеду и привезу Вам Ваш…
-Де-вуш-кааа… еду в поезде и подъезжаю ко Львову…
-Черт!....Я приеду во Львов….
-Ха, мы ночью едем дальше… Тут один вариант забыть про телефон и вообще забыть, что он и у тебя и у меня был…
-Нет, он нужен мне…Он дорог мне, как память…
-Память дома хранят, а не таскают по концертам…- и Гриша отключился. Но что-то его затронуло в голосе девушки. Но нет, сказал он себе, что сентиментальная фигня. И вышел покурить…

Женька была в отчаянии – как пояснить человеку на том конце провода, что этот телефон память о матери. Вот она им и пользуется, как памятью. Там были еще записи мамы, кое-какие песни, которые она туда вносила, информация, ну и Женькины номера и видео тоже там были. И она расплакалась. Хотя что тут плакать – это просто было эмоциональное перенапряжение за последние 1,5 года, именно столько прошло с того момента, когда умерла её мама. Женьке было 30 лет, и жила она с отцом в огромном двух этажном доме. Отец был медиком и дочь пошла по его стопам. Кроме этого она много чем занималась, начиная от театрального искусства, что было более незначительным увлечение, заканчивая фаершоу, что было довольно значимой деятельностью после основной работы. Её семья был отец, а личная жизнь периодически была, но ничего серьезного. Никто не мог выдержать её характера – и это и было основной причиной расставаний – не сошлись характерами. А после смерти матери она вообще не хотела серьезности в отношениях. Так что можно сказать она была предоставлена самой себе, но в то же время держала себя строго и в определенном стиле.
После разговора с Гришей, как она поняла по тому, как называли вчера его в гримерке, и как назвала его абонент «Жена Иришка» сегодня, девушка расплакалась и была готова разбить этот его чертов телефон. Но вместо этого он положила его на кровать, а сама устроила на полу, облокотившись спиной на неё. Слезы текли и перешли в рыдания.
Телефон опять зазвонил – на этот раз это был неизвестный номер. Она автоматически взяла трубку.
-Это Гриша…Эй, ты что там ревешь, мышонок?...Ну все…Прекращай давай…Я щас трубку брошу…Что за болото там?...
-Я уже не реву…Что Вы хотели?
-Ну это…Я как бы…Тут…Такая ситуация…У нас тур на 1,5 недели расписан, понимаешь да?...
-Да, Вы мне скажите куда подъехать, я приеду…Какой следующий город…
-Не мельтиши, мышонок…Тур закончится, я сам привезу тебе телефон….
Женька не поверила своим ушам.
-Вы серьезно?- переспросила она всхлипывая. – И зачем оно Вам надо?
-Зачем зачем? Хочется мне так, понимаешь да? Так что все…Бывай…Ах да! Тут тебя «Мужчина Антон» бросил - и Гриша отключился.
Женька растеряно смотрела на его телефон и не верила в то, что сейчас произошло. С чего бы вдруг незнакомому человеку так поступать. Григорий, Гриша…Интересно, кто это? Неужели…Нееет, вокалист «Коды» вряд ли бы это был он…Скорее всего кто-то или из музыкантов или техников…А мысли побежали дальше и нарисовали довольно романтическую картинку…Вот, дура, поругала она себя. Только что ревела, а тут уже фантазирует…А Антон, а что Антон? Опять его глупая ревность сделала свое дело.
Неделя должна была пролететь быстро. И Женька была почему-то уверена, что её таинственный Гриша еще позвонит ей. И она оказалась правой. Он звонил ей, звонил каждый день и не по одному разу.
-Привет, это я!
-Привет! Вы что-то хотели? Может телефон продиктовать жены или кого-то из родных?
-Нет, я хочу поговорить с тобой…
-Со мной?
-Ну да, мышонок..
-А о чем?
-Да ну тебя…
И он бросал трубку.
Потом перезванивал. И они говорили, говорили, говорили….До, после концертов, саунд-чеков, просто ночью, рано утром… Порой разговор длился долго, а порой заканчивался в доли секунды. Постепенно она стала называть его на ты.

-Прювэт, мышонок! И чего это ты не спишь? – звонил он ей в 3 ночи, в жутко пьяном состоянии.
-Имей совесть, нажрался и звонишь…
-Не злись, мышонок…Мне так плохо…
И они говорили, говорили…

Иногда он звонил и не мог связать и пары слов…Но она почему-то понимала его и так.

Однажды он позвонил и спросил:
-Тебе многие звонят, но ни разу не позвонила мама…
-Она умерла 1,5 года назад…
-Ты хранишь номер телефона мертвого человека в телефоне…
Она положила трубку…

-Прости, я не должен был…Мышонок…Поговори со мной…
-Я не хочу говорить на эту тему…
-Это телефон твоей матери?
-Да…
-Я обязательно тебе его верну…Еще немножко осталось…
Оставалось еще 7 дней…

- Лови фото – это наша дружная компания…
ММС с огромной толпой «Кода» и персонал приходила практически мгновенно. Женька рассматривала фотки и пыталась угадать, кто из них Гриша. Она уже давно откинула мысль о том, что он может быть вокалистом. А из инета стало ясно, что Гриш среди остальных людей там достаточно. Поэтому она просто наслаждалась его голосом и их общением.

-Эй, привет! Ты чего не звонил?
-Мышоо-ноок, - протянул он. – Ждаал, когда тыы буудеешь звонить…
-Ах ты ж, гад, - она прекрасно поняла откуда появилась такая речь. Тут уж был не алкоголь…
-Мне надо было…понимаешь да? Я плохо сплю и опять снится Родд……
-Да иди ты!- и она бросила трубку.
Она понимала, что человек, подсевший на что-то «крутое» остается подсевшим на это на всю жизнь. Как бы он не лечился и не уверял, что с этим покончено. Вот таких типов Женька повидала и продолжала с ними сталкиваться в огромном количестве.

-Прости, прости, прости…Но я с ума сойду…и алкоголь не берет…
-Каждому свое…Это твоя жизнь…Для меня она ничего не значит…
-Мышонок, вот за что мне нравится наше общение – тебе ничего от меняя не нужно…

Было еще много разговоров ни о чем и о многом. И, несмотря на это 1,5 недели длились долго. Но вот настал и тот день, когда они должны были встретиться. Они договорились, где и во сколько встретятся и обменяются телефонами.

В назначенный день и чуть раньше назначенного времени Женька первая пришла в бар и уселась за барную стойку. Одета она была неприметно джинсы, кеды, футболка и джинсовая курточка. С Гришей они договорились встретиться в 19-00 в этом баре за столиком в углу. Столик был пока пуст, но девушка, честно говоря, не собиралась туда идти. Она подговорила свою подруженцию Люську - симпатичную блондиночку, чтобы та пришла и поменяла телефон. Почему она так поступила –пояснить она пока не могла. Скорее всего, ответ на этот вопрос был бы таким – пусть сказка останется сказкой. Поэтому она заказала себе бокал пива и заняла удобную позицию для наблюдения.
В баре было пока пустовато, и народ заглядывал единичными парами и занимал места в за столиками. Должны были выступать молодые рок-группы и сейчас они донастраивали инструменты, но, несмотря на это вход был свободным.
Женька сидела спиной к барной стойке, отпивая периодически из бокала и посматривая то на музыкантов, то на все еще пустующий столик неподалеку от их импровизированной сцены. Часы на руке показывали минут 15 до назначенной встречи, практически рядом с ней образовался еще один посетитель у барной стойки. Боковым зрением девушка заметила высокую фигуру посетителя, но не придала этому значения. Здесь она была не для знакомств. Незнакомец тоже заказал пива и сел практически также, как и она.
Наконец, за назначенным столиков появился молодой человек – маленький, щупленький, в очочках, с длинными засаленными волосиками, но зато в косухе и кожаных штанах. Женька подавилась пивом, и брызги от него полетели в разные стороны. Она закашлялась и отвернулась к барной стойке. Бармен заботливо поставил перед ней салфетки, а незнакомец рядом похлопал её по спине.
-Я тоже заценил – красавчик!- сказал он.
-Да уж, - выдавила из себя девушка, продолжая кашлять.
Незнакомец вернулся на свое место. И да, это был Гриша Мешков. И да он не узнал Женьку, так как тоже ждал её появления за столиком. И да она не обратила на него внимания, все её мысли были тоже за столиком.
-Жек, водички дать? – заботливо спросил бармен. Они были знакомы.
-Ой, нет, лучше пива…-она наконец-то откашлялась.
-И мне,- поддержал её незнакомец.
Девушка повернулась к нему, чтобы рассмотреть его, но тут нарисовалась Люська, которая окинув взглядом незнакомца, потом Женьку, направилась к столику с «дрыщом». Надо сказать, что на его фоне подруга девушки выглядела не просто шикарно, а как мисс Мира. Короткое платьице, распущенные волосы, шлейф парфюмов, аппетитные округлые формы. Женьке стало стыдно за свой поступок – так подставить подругу, которая её выручила. Она же ей расписывала совсем другую картину – по крайней мере, тогда в гримерке тот темный силуэт, таинственный Григорий ей показался высоким мужчиной, но не худым уж точно, и не в очках. Эх, Женька, опять нафантазировала.
А вот парочке за столиком оказалось очень даже хорошо – у них завязалась довольно оживленная беседа, и молодой «дрыщ» даже сходил к барной стойке за пивом для них. Женька искоса его рассматривала, пока тот ожидал заказ.
-Повезло тебе, парень, со спутницей, - вставил свои 5 копеек бармен.
-Шикарная! Больше нет слов!
Женька еще кое-какое время понаблюдала за ними и потом отвернулась к барной стойке и закурила. И внешне был не он, и голос не похож…Хотя, что можно было понять по одной фразе. Больше она переживала, что подставила подруженцию, хотя и в этом она теперь сомневалась, судя по их активному общению.
Тем временем парочка за столиком расправилась с пивом и решила покинуть столь шумное заведение – как раз начинали свое выступление группы. Люська скрылась в туалете – припудрить носик, а «дрыщ» тем временем подошел к незнакомцу за барной стойкой. Но Женька этого не видела, так как была поглощена своими мыслями о происходящем. И ей всегда говорили, что ей не хватает внимательности к окружающим.
-Ну как? Хотя, что спрашиваю – сам вижу, все норм, - констатировал незнакомец.
-Огонь-девка, не пойму чего ты сам не захотел. Кстати, держи телефончик, - и «дрыщ» отдал ему его телефон, который он получил от девушки.
-Спасиб, тезка, - и Гриша протянул ему деньги.
-Обижаешь, - отказался «дрыщ».
-Укатаешь девушку, оно ведь важно первое впечатление.
-Гриша, вот если бы я тебя не знал, то возможно и взял бы, а так - иди ты….
Они обнялись. И «дрыщ» вышел на улицу, ожидать свою спутницу там.
Мешков сел назад за барную стойку – хотя он мог уже идти, но что-то заставила его остаться. Возможно, это было простое любопытство - хотелось еще раз взглянуть на блондиночку, у которой был его телефон все это время. И вскоре ему представилась такая возможность.
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Norna
сообщение 13.10.2015, 18:50
Сообщение #2



Легенда
*********

Вставить ник
Цитата
Группа: Матерые волки
Сообщений: 2828
Регистрация: 4.4.2010
Из: Воскресенск
Пользователь №: 10305




Грамотей Форума-2011 Душа форума-2012



не бред. нормальная романтическая проза. Продолжение набирать-охота узнать развязку.
Из замечаний:середина водянисто и много букффф -динамичность начало и конец,а середину пропустить тянет , некоторые обороты царапают неуклюжестью вроде " фигура властно прижала её "- и фигуры вообще многовато в тексте.
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Кот дИвуар
сообщение 15.10.2015, 20:42
Сообщение #3



Призрак
*

Вставить ник
Цитата
Группа: Герои
Сообщений: 9
Регистрация: 3.12.2008
Пользователь №: 5326








Продолжение...

Люся вышла из туалета, оглядевшись и удостоверившись, что её нового спутника нигде поблизости не было, подошла к Женьке.
-Привет, девочка моя! – она чмокнула подругу в щеку.
-Люсенька, прости дорогая…-начала было Женька, но подруга её перебила.
- О чем ты? Все супер! Паренек оказался довольно интересным человеком, а внешность, сама знаешь, штука очень обманчивая…
Дальше Женька слушала, едва ли не открыв рот.
-Он мне столько интересностей рассказал, а еще, скажу по секрету….-подруга чуть понизила голос: - Мы сейчас едем к нему…Он обещал мне показать свои татуировки…Все я побежала, а то он меня уже ждет на улице…- и подружка направилась к выходу.
Женька замычала ей в след о своем телефоне, но Люська сама о нем вспомнила и вернулась к ней. Положив телефон на стойку рядом с оторопевшей девушкой, она стремительно направилась к выходу. Теперь уже точно открыв рот, Женька смотрела ей в след. И за этим всем наблюдал и слышал Григорий, который сидел теперь буквально через 2 стула от девушки. Но она продолжала его не видеть.
-Ах ты, мышонок…- пробормотал он, и его глаза заблестели. Он стал наблюдать за ней. Симпатичная девчоночка, длинные темные волосы, приятные черты лица, и фигурка вроде бы ничего. И не малолетка, ура!
Женька повернулась опять за стойку, отхлебнула пиво и закурила. Нет, она определенно ничего не понимала в людях. Люська всегда требовательная к внешности и материальному состоянию спутника, теперь открылась девушке с новой стороны. А может это любовь! Женька усмехнулась, а потом не сдержалась и расхохоталась.
- Что уже смешного произошло? – поинтересовался бармен.
- Вот уж любопытный! Пива мне еще! – воскликнула девушка. Что уж тут раздумывать, когда уже все произошло. Телефон теперь у неё, а значит это все уже в прошлом. И можно расслабиться на все 100%.
Гриша внимательно следил за ней и даже пересел поближе и так же, как и она, заказал себе еще бокал пива. Наконец, Женька отошла от своих мыслей и почувствовала на себе взгляд сидящего рядом незнакомца, который теперь уже открыто её разглядывал.
Она повернулась к нему. Он как раз пил пиво, медленно и не спеша, делая такие же медленные и большие глотки, и не глядя на девушку. Он знал, что она обратила на него внимание и теперь рассматривает его. Ну ну! Пусть смотрит.
Незнакомец! Ах, какой незнакомец! Ух, какой незнакомец! Жека пожурила себя, что не заметила его раньше. Настоящий мужчина – о таких, наверное, только в сказках пишут. Лет под 40, волосы с сединой зачесанные назад, и чуть взерошенные, аккуратная бородка-эспаньолка. Фигура, как фигура, не худой уж точно. И должно быть высокий…Упс! В голове мелькнула догадка. А он, почти допив бокал, маякнул бармену:
-А ну-ка повтори еще такой же…
И этот голос. Нет, не может быть…А незнакомец подвинулся к девушке еще на стул и теперь сидел совсем рядом с ней. Женька с еще большим интересом рассматривала его лицо – ну вот перед ней вокалист «Коды» Григорий Мешков.
Их глаза встретились, и она теперь точно поняла, что этот он, тот самый силуэт, темная фигура, которая спасла её. Она отвела глаза на свой телефон и тут же заметила его руку с таким же телефоном на барной стойке. Ей стало стыдно, и она закрыла лицо руками.
- Ну, вот ты и попалась, мышонок, - услышала она его голос возле своего уха. Она убрала руки. Его лицо было совершенно рядом с её лицом.
-Де-жа-вю… -хмыкнула она…
Завязался разговор под пиво и сигареты. Оказалось им есть о чем поговорить, несмотря на уже выговоренные часы по телефону…

На следующее утро Гриша проснулся в чужом доме, в чужой комнате, в чужой постели. Один. Воспоминания были кусочками, и голова раскалывалась. Он был раздет до трусов и заботливо накрыт одеялом. Кровать была двухместная, и на второй половине явно были следы пребывания еще одного человека – смятая подушка и простынь. Он сел в кровати и огляделся – комната была девчачья – хотя её можно было даже назвать нейтральной. Обычная стильная обстановка, которую немного портила насыпь на письменном столе из кевларовых шнуров, цепей и прочей дребедени, которую он особо не разглядывал.
Посетив туалет, он умыл лицо холодной водой, прогоняя остатки сна и похмелья.
-Ну что, попался мышонку, граф, - сказал он себе, рассматривая свое лицо в зеркало. «Граф» - ведь так его вчера обозвала Женька на его называния себя «мышонком».
Натянув джинсы и футболку, которые были брошены на стул у кровати видимо вчера вечером, когда…Но вот он раздевался или его раздевали…Черт! Иришка меня прибьет! В очередной раз! Или нет? Блин, что за мысли…Надо спуститься вниз и найти эту мышу, которая меня сюда затащила.
И после этих размышлений, он вышел их комнаты. Дом оказался двухэтажным, но небольшим. Наверху находились спальни, как он понял, и округлая лестница вела вниз, где уже был зал, кухня, столовая и прихожая. Гришка шлепал босыми ногами по каменной лестнице, на ходу вспоминая, что оставил свои ботинки наверху. Но идти за ними не хотелось. Ощущения были домашние, как будто он здесь уже был. Чем-то напоминало все это его загородный дом.
На первом этаже было пустынно, а входная дверь чуть приоткрыта. Словно кто-то оставил, чтобы он вышел на улицу. Гриша распахнул дверь и столкнулся с пожилой женщиной.
-Простите…
-И Вы меня, - в ответ сказала она. – Евгения в саду, а завтрак будет через час. Вот здесь обувь и одежда для улицы – она показала ему на шкаф и удалилась в сторону кухни, как он понял.
Очуметь! Кухарка, а еще где-то тетушка-уборщица, садовник и водитель должны быть. Прямо сериал какой-то. Одежду он не стал надевать, но шлепанцы накинул, и вышел во двор.
Было весеннее и теплое (на столько, насколько был способен конец апреля) утро. Солнце ярко слепило. Зеленые деревья. Травка. Хороший просторный двор с беседкой и деревянной качелей-скамейкой. А посреди двора и всей этой весенней зеленой обстановки он увидел того самого мышонка, с которой вчера хорошо провел вечер. Она его не видела, а была увлечена своим утренним занятием. Одета она была в капроновые телесные колготки, черные шортики и черную майку, на ногах кроссовки. Волосы были заколоты в пучок-хвост, а в ушах были наушники. Она ничего и никого не слышала. На пальцах – кожаные петли, которые переходили в мелкие цепочки, на концах которых были кевларовые плетенные шары – пои – Гриша видел такое и знал что и как. Он уже не помнил кто, но кто-то из его друзей занимался подобным. И, кажется, это называлось что-то типа – фаершоу. Ну, как-то так.
А девушка его не видела и продолжала тренироваться. Ей предстояло выступление через несколько дней в Крыму, поэтому подготовка должна была быть на уровне. Гриша засмотрелся на неё – как же все-таки грациозно она двигалась. Он постепенно шаг за шагом подходил к ней ближе, сам того не замечая. Её тренировка была довольно динамичной – переходы, повороты и постоянные причудливые фигуры. Словно она исполняла какой-то танец. На самом деле это было так, просто музыка была только в её наушниках.
Он любовался ею, её телом. Тут уж против природы не попрешь – ему нравились женщины. И он подошел слишком близко. Женька развернулась, выполняя элемент, и столкнулась с ним. Он бы очень больно получил пойками в нос, если бы она ранее не отрабатывала такие моменты с навязчивыми зрителями, которые норовили периодически лезть под пои. Сделав все мыслемое и немыслемое, она получила сама своими же пойками – в нос и по голове. Гриша поморщился – он мог только представить, как это больно. Девушка опустилась на колени от боли и зажала лицо руками. Далее последовала ненормативная лексика, которой позавидовал бы сам Мешков.
-Мышонок, прости меня…Я не знал, что так… - Гриша опустился к ней на землю. – Что мне сделать? Врача вызвать?
-К черту врача! Как же больно….- и дальше опять много слов. – Там в беседке на столике бутылка воды ледяная – тащи…- она убрала руки от лица – нос был разбит до крови, а из глаз непроизвольно текли слезы. –Нет, я лучше туда пойду, - простонала она, увидев свои руки.
Гриша помог ей подняться и довел её до беседки. Там стояли 2 стула, столик с водой и стаканами, лежали полотенца и в углу стоял деревянный шезлонг. Мешков уложил девушку на лежак и притащил воду и полотенца со стола. Девушка уже немного успокоилась и позволила ему приложить холодную бутылку в полотенце к переносице, а другим полотенцем вытирать ей лицо. Гриша при всей своей громоздкости и неуклюжести довольно нежно это делал.
Эмоции утихли, и осталась тупая ноющая боль. Девушка пощупала нос.
-Все нормально – как картошка не стал, - пошутил он и все продолжал стирать кровь. После лица он опустился ниже на шею, а его взгляд машинально скользнул на её грудь – благо вырез на майке это позволял. Он даже как-то губу подзакусил от увиденного, но тут же поднял взгляд на девушку – заметила или нет. А она как раз смотрела на него с хитринкой. Мешков почувствовал себя нашкодившим школьником, которого поймали за подглядыванием в женскую раздевалку. Но если они вчера спали вместе, то чего уж стесняться…Хотя спали ли?
- Мы вчера слишком много выпили, поэтому я предложила поехать ко мне, - начала девушка, видя его некоторое замешательство. – И больше ничего, но мне пришлось остаться с тобой, потому что ты орал во сне о каком-то Родде…
- Не о каком-то, а о великом парикмахере из Англии…- Гриша вошел в образ этого самого парикмахера, и его пальцы коснулись шеи девушки.
Но Женька резко села и оказалась лицом к лицу с ним. Их губы почти касались. И эффект неожиданности сработал. Гришу попустило. Он даже стушевался. Девушка знала прекрасно, чем мучается Мешков. И это только была одна ночь, за которую он в бреду выболтал все, что его терзало в последнее время. И в ответ ей было, что ему предложить. Но сначала…
-Идем, мне надо привести себя в порядок и будем завтракать, - она высвободилась от него и встала. – Я покажу тебе, что тут и как, а ты, если захочешь, побудешь у меня в гостях…- она протянула ему руку.
Он поднялся, но от предложенной руки отказался. Они вернулись в дом. Девушка предложила ему свою комнату с ванной и туалетом – рассказала, где и что лежит.
-Еда всегда есть на кухне в холодильнике…
-Ты живешь сама?- поинтересовался он.
-Нет, с отцом, но его нет сейчас в городе – он в отпуске и уехал в Грузию. Я тоже отпускую, поэтому делаю, что хочу эти дни…
-Здорово!! – усмехнулся он. –Где будешь жить ты, если я в твоей комнате?
-В соседней, места тут полно…
-А если я буду опять ночью орать?
-Посижу с тобой,- она улыбнулась и шмыгнула носом.- Ладно, я пошла, если что увидимся за завтраком.
-Эй, мышонок, сколько тебе лет?- вдруг спросил он.
-Не бойся, несовершеннолетнюю не соблазняешь, - отмахнулась она, идя к двери.
-А я и не боюсь,- парировал он.
Она остановилась у самой двери своей новой комнаты и повернулась к нему:
-30 мне.
-Хорошо сохранилась!
-Гад, - она швырнула в него грязным полотенцем, но попала только в дверь, за которой он успел скрыться.
Забрав полотенце, она оставила Мешкова одного. Как раз ему позвонили, и он, плюхнувшись на кровать на спину, ответил на звонок. Первый звонок был от Андреева.
-Гриша, ты где? Как? Все нормально?
-Да, Саш…Все хорошо…У меня тут кое-какое дело образовалось…Сколько у меня есть свободного времени?
-Ты издеваешься? Его не существует в нашем графике… Ира рвет и мечет…Мне уже раз 20 позвонила, сказала, что не может до тебя дозвониться…Ты чего трубку не брал…
-Просто телефон оставил внизу…Саш…Мне очень надо выкроить время…
-Ты режешь меня без ножа…
-Мне бы отпуск…
-Гриша, ты ничего не употреблял…Того, чего не стоит употреблять…Ирка убьет, если узнает, что…
-Саша, считай, что я в отпуске…Мне надо 3-4 недели…Чтобы восстановиться…На июнь куча спектаклей, я сойду с ума…
-А на конец мая куча концертов, на которые билеты уже распроданы…4 недели никак…
-3 недели…
-2,5 недели и это все…
-Заметано…
-Черт, Гриша, о чем мы говорим….Делай, как будет лучше для тебя…Я опять думаю только о себе….Немного все перенесем и все у нас получится!- Андреев почувствовал себя безумно виноватым перед другом. Мешкову и правда надо было бы в отпуск со сменой обстановки и декораций. Спектакли изматывали еще больше, чем концерты. И порой Гриша просто становился безумным на грани нервного срыва. Ира, конечно, старалась, как могла, но их совместный с Григорием ребенок тоже требовал определенного внимания. И он это понимал прекрасно, и старался держать себя в руках. Спектакли шли в основном в Москве, поэтому там он был фактически предоставлен самому себе. Он старался часто приезжать домой, но это не всегда получалось. Старался бежать в студию и часами заниматься музыкой, чтобы не думать ни о чем. Но и это не всегда получалось и не всегда помогало. Поэтому вредные привычки стали возвращаться и потихоньку брать верх. Например, после спектакля ему просто жизненно необходимо было залпом выпить стакан водки, чтобы унять нервный образ Родда у себя внутри. Иногда в ход шла «тяжелая артиллерия».
-Хорошо, Саш…Потом созвонимся…
Только он успел отключиться, как телефон опять зазвонил.
- Привет!
-Привет!
-Ты где? Почему все вернулись в Питер, а ты где-то остался?
-Я в Украине, у меня тут есть кое-какие незаконченные дела.
-Ты у этой девки?
-Ира, не начинай!
-Ладно тебе на меня наплевать, но подумай о ребенке…
-Вот я и думаю…Мне надо побыть здесь…
-Гришенька, возвращайся сегодня же, пожалуйста…Я запишу тебя в самую лучшую клинику…
-Нет, я уже все решил…Прости…Я вернусь через 3-4 недели…
-Иди ты к черту, Мешков…Можешь вообще не возвращаться, понял? Я тебя не жду, алкоголик ты конченный….
-Ира, не говори того, о чем потом будешь жалеть…Я вернусь к тебе, к ребенку, домой….Мне надо это время…
-Я уже сказала свое слово…- и Ира отключила телефон.
-И я тебя люблю…-пробормотал он.
Как же ему было паскудно на душе. Подобные ссоры были нередкостью в их семье, особенно в последний год. И если раньше, они решали все проблемы вместе – ехали, ложились в клинику вдвоем, то после рождения ребенка ему приходилось это чаще делать самому. Гриша понимал, что Ира не может надолго оставлять ребенка, но в то же время сам, как ребенок, эгоистично требовал к себе внимания. Было бы проще ему вернуться и сделать все, как предлагала жена. Но он сам видел, что эффект от всех её и его действий был минимальный. А тут ему предлагают настоящий отпуск. И он почему-то подумал, что должен согласиться и остаться, чтобы посмотреть, к чему это все приведет. К тому же он может в любой момент уехать…Но еще одним маленьким пунктиком его желания остаться тут было то, что встреча с Женькой напомнила ему начало их отношений с Ирой. Ему было тут уютно, как дома. И легко общаться…
Он еще повалялся в своих раздумьях на кровати. Кроме душевного паскудства отозвалось и тело. Озноб и ломота неприятно сковали все мышцы. Он знал, что хочет организм, и это что-то было у него в рюкзаке. Да, да, вот тут на полу в рюкзаке этого добра было прилично. В последний раз он «пользовался» им дней 5 назад. Зато спал спокойно, и нервничал меньше. И этот чертов парикмахер в голове не так доставал его.
Григорий собрался с силами и пошел в душ. Горячая вода немного помогла, но ненадолго. Стоило ему только выйти из душа, как мысли «потекли» в сторону рюкзака. Он поборолся с собой некоторое время, но потом сдался. Вытряхнув все из рюкзака, он наконец-то нашел то, что искал. Не утруждая себя складыванием вещей, он взял еще только бандаж для руки, бритвы и скрылся в туалетной комнате, плотно прикрыв дверь…

Женька посмотрела еще раз на часы на руке. Прошло больше часа, как они расстались с Мешковым, а он так и не спустился вниз. Ну, мало ли, может человек лег отдохнуть, убеждала она себя. Но в голову крались коварные мысли. Не выдержав сомнений ( она знала одно правило – людям с пагубными привычками доверять нельзя), девушка поднялась на второй этаж.
-Гриша, - позвала она и постучалась в комнату. Никто не ответил, тогда она приоткрыла дверь. – Гриша, с тобой все в порядке? – беглый взгляд на кровать и увиденная картина сказали о многом.
-Со мной все хорошо… - отозвался он из ванной комнаты.
Жека рванула туда и практически вынесла плечом дверь, которая как раз оказалась незакрытой.
-Ах, ты ж гад! – воскликнула она, когда увидела, что Мешков стоит голый со шприцом и целится себе в вену. Повязка на руке была со спектакля, и там как раз была липучка-окошко в районе локтевой вены. –Ах, ты скотина! – девушка подскочила к нему и, выдрав шприц из рук, швырнула его в рукомойник.
Григорий, на секунду опешив от такого её поведения, схватил Женьку в охапку и крепко прижал к стене. В нем проснулся Родд.
-Что, мышонок, жить надоело? – поинтересовался он зловеще, прижимая её к стене все сильнее и сильнее. Он достал одну из бритв из банданы на руке и сделал многозначительный жест: - Одно движение и…
Но Жека сразу просекла, что бритва затупленная театральная, поэтому достойно дала отпор образу парикмахера. Хотя её бы не остановила и обычная. Она резко вывернулась, и через мгновение уже Гриша был прижатым к стенке. Правда, ей пришлось навалиться на него всем телом, чтобы удержать в нужном положении:
-Мышонком меня называет Григорий Мешков, а не то чмо, которое творит сейчас такое. Поэтому у тебя есть два варианта – либо кайфуй и проваливай на все четыре стороны, либо давай вместе поможем тебе…
Надо сказать, Гриша был в определенном шоке. Она отпустила его, и он медленно сполз по стенке. Женька едва не кинулась его поднимать – Мешков голышом с повязкой на руке и всклокоченными мокрыми волосами выглядел жалко.
-Выберешь второй вариант – неси все свое добро вниз в беседку, - сказала она напоследок и, хлопнув дверью, вышла.
Гриша медленно встал и подошел к умывальнику, где валялся его шприц с заветной жидкостью. Так было заманчиво его содержимое. Но, увидев свое отражение в зеркале, он ужаснулся – это было действительно жалко. Это был не он, а какое непонятное существо. И он не хотел оставаться этим существом. Гриша медленно опустошил шприц в раковину, сгреб все свои пакетики и вышел в комнату…

Жека сидела в беседке уже около 30 минут и курила, попивая кофе. Она обдумывала все произошедшее. Сказка про мышонка закончилась, начались реальные будни. Но отношение к Мешкову у неё было ровное – да, он ей нравился, так как обладал определенным внутренним обаянием, и внешне был довольно симпатичным мужчиной, но и презрительного отношения к нему не было за его пагубные привычки. Она от души хотела помочь ему, по крайней мере, попробовать помочь ему. А определенный опыт у неё в этом был.
И он пришел к ней. Уже одетый, немного виноватый со своим рюкзаком. Для содержимого рюкзака она приготовила небольшую железную бочку с бумагой и углями.
- Мышонок, мне очень нужна твоя помощь, - пробормотал он, пряча глаза.
Женька молча подошла к нему и забрала из его рук рюкзак. После этого она просто вытрусила его содержимое в бочку – добра там было достаточно, заодно и выяснила, что именно имело место употребляться. Пошарив по всем карманам рюкзака, она кинула его на стул и решительно шагнула к Грише. Он, наблюдавший исподлобья за ней, немного отступил от неё.
-Не боись – не обижу, - хмыкнула она.
Дальнейшие её действия привели его в бешенство – она стала его обыскивать.
-Что ты творишь? – проревел он, когда она скользнула руками под его футболку. Но она, молча, продолжила свое дело – ох сколько раз такое было – ей приносили все свое добро, а скотчем клеили заначку прямо к телу под одеждой, и в трусы прятали и находили еще много разных мест.
Гриша оттолкнул её от себя и стал раздеваться, швыряя в девушку своей одеждой. Первой полетела футболка, затем джинсы, карманы которых девушка тоже обшарила досконально. Он остался в одних трусах и тапках на босу ногу.
- Под трусы заглянешь? – ехидно спросил он.
-Под трусами я уже все видела, - в тон ответила она ему.
-Неужели…
-Уже ли…- она решительно шагнула к нему и пробежалась руками по трусам.
-Охренеть! – несмотря на все возмущения, он стоял смирно, уперев руки в бока и с высоты своего роста наблюдал за ней. – Понравилось? – поинтересовался он, когда она отстала от него со своим обыском.
- Очень! Ты идеальный мужчина! Такой, как я обожаю, - сказала она, глядя ему в глаза. Мешков стушевался. – Мне нужны данные про вот это, - она коснулась пальцем небольшого неровного шрама на его животе чуть ниже пупка и справа. – Фото будет достаточно…Можно ммской прислать.
-Я попрошу жену…И? – он ждал пояснений. Ну не может вот так просто симпатичная девушка быть такой продвинутой в плане обращения с зависимыми людьми.
- Одевайся, - она кинула ему его одежду. – Завтракать будешь?
Он отрицательно мотнул головой. Она закурила и забросила ногу на ногу, умостившись удобно на стуле.
-Я врач-нарколог в местной клинике. В принципе все методы лечения тебе известны, что тут пояснять…Бывают моменты, когда я занимаюсь индивидуальной реабилитацией по индивидуальной программе….Конечно, я могу расписать все сказочно, что это дает 100 процентный результат и человек оказывается здоровым на всю жизнь. На самом деле тут все зависит от самого человека и от окружающих его людей.
-Группа анонимных наркоманов?
-Нет...
-Мне интересно, что можешь предложить мне ты, мышонок?
-Свой отпуск…Это 3,5 недели…
-И если…
-Не пойдет или не понравится, то можно уехать в любой момент.
-Идет, - он поежился. Немного стрессорная ситуация отвлекла его от накатывающей волны ломки, а теперь все снова возвращалось. – Делай, как надо, мышонок, я на все согласен.
-Какая прелесть – теперь ты полностью в моей власти, граф, - злобно хихикая, Женька набросила ему на плечи плед. – И главное, не смей мне врать, я же все равно узнаю правду.
Потом она подожгла содержимое бочки.
-А теперь ложись, мне нужна твоя кровь.
Он послушно все выполнил. Женька вымыла руки с мылом под уличным краном. Гриша с интересом наблюдал за ней. После этого она раз десять обработала руки спиртом, приготовила на специальном стерильном подносе шприцы, перчатки и пробирки, потом еще раз столько же обработала руки. Надела перчатки, обработала ему оба локтевых сгиба. А его руки были чистыми – следов уколов не было, что говорил о том, что либо он употреблял очень редко, либо у него было другое место. В его случае, скорее всего, был первый вариант.
- Я каждый год делаю «подшивку». Их делают чаще, но мне на год почти хватает.
-Последняя? – игла уверенно вошла под кожу и попала куда надо. Девушка ослабила жгут. Шприц медленно заполнялся темно-алым содержимым.
-Летом прошлого года…
Женька сменила шприцы – ей надо было много крови.
-Я выдрал её через 3 месяца… - вдруг сказал он. Судя по тому, что девушка не удивилась, она об этом знала. Это он отметил про себя. – Продержался до февраля. А казалось, что с этим покончено навсегда. Ну и пью безбожно порой….всегда…ну вобщем постоянно…
-Я не психолог – мне не надо делать никакие признания, - она закончила свои манипуляции и перелила кровь из шприцов пробирки. – Сейчас едем в клинику, отдаем кровь в лабораторию, кое-какие обследования и тогда «подошьем» тебя. И все в ритме танго, пока совсем не накатило. А потом назад сюда, – сообщила она ему план действий.
Он согласился – выбора пока другого не было. Он доверял сейчас ей, как никому другому….

Все про все заняло около 5-6 часов. Мешков стойко держался, кутаясь в плед и вытирая пот со лба. УЗИ всего, чего можно было, КТ, МРТ, ожидание анализов, результаты, «подшивка»(которую кстати делала сама Женька – а хирургический костюм ей определенно шел). Он почти ничего не ел – аппетита не было, и его не заставляли. Давали только много воды. Персонал был ровным – никаких эмоций, только выполнение поставленных задач.
Когда они ехали домой на такси (впрочем, как и в клинику), девушка отметила про себя, что держался он терпеливо и молодцом. Ни разу не пожаловался, а ведь самочувствие было самое паскудное.
-Ну что, я буду жить? – пробормотал он, когда они вернулись в дом и поднимались по лестнице в комнату, предоставленную ему.
-Будешь, долго и счастливо! – заверила она. В её голосе слышалась уверенность, которая придала ему немного сил.
-Мне нужно в туалет, мышонок, - он, пошатываясь, направился в сторону нужной ему двери.
Вернулся он в еще более плачевном состоянии – в туалете его еще и вывернуло буквально на изнанку. Местная анестезия на пузе отошла, и место «подшивки» противно тупо «нудело».
Женька соорудила ему капельницу, чтобы снять интоксикацию и тошноту. Гриша не возражал, вернее сил не было возражать. Он свернулся клубком на столько, насколько ему позволяла его комплекция. Девушка накрыла его одеялом и принесла тазик на случай, если его опять будет тошнить. Он поймал её за руку, прося таким образом, чтобы она не уходила никуда. Она присела на край кровати рядом с ним.
Её присутствие успокаивало его. Мешков заснул.
Женька сидела рядом с ним и смотрела на него. Черты лица стали более спокойными, дыхание равномерное. Такая милая умиротворенность! В голове у неё побежали свои мысли. Зачем ей это надо было? И вообще неправильно она все делала – лучше бы было побыть с ним в клинике и отправить к себе домой, а она тут занялась самодеятельностью. Может быть, этим самым разрушая его жизнь. А может быть помогая ему…Но зачем? Ну, во-первых, она была виновата перед ним – по её вине они поменялись телефонами, во-вторых, он её спас когда-то, и она хотела помочь ему в ответ, в третьих…он просто ей понравился. Женька легко разбиралась в людях, и просто так всех подряд в дом не приводила. В Грише она обнаружила много того, чего не было в окружающих, и чего так не хватало…Ох, и доиграешься ты, мышонок…доиграешься до….
Домыслить не получилось. Мешков заворочался, застонал, и девушка, быстро сообразив, фиксировала его на боку и подставила тазик…

К трем часам ночи страсти немного улеглись. Мешкова перестало трусить и рвать. Кроме этого веселья, Женька опять выслушивала его разговоры во сне – самой большой его проблемой был этот парикмахер, застрявший в нем. Теперь более отчетливо вырисовалась её цель и противник. И она уже в принципе знала, что надо делать в этом плане.
Капельница закончилась, и Женька забинтовала Грише на локте катетер. Теперь он во сне его не выдернет. Прибрав немного весь мусор, она позволила себе тоже немного поспать, устроившись рядом с Мешковым на другую половину кровати. Удостоверившись, что он ровно дышит и крепко спит, девушка закрыла глаза и моментально провалилась в чуткий сон. Любой шорох моментально будил её, поэтому она не боялась, что что-то пропустит…
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Кот дИвуар
сообщение 20.10.2015, 21:34
Сообщение #4



Призрак
*

Вставить ник
Цитата
Группа: Герои
Сообщений: 9
Регистрация: 3.12.2008
Пользователь №: 5326








Гриша повернулся на бок. Ему снился дом и семья. Он обнимал жену во сне. Его рука скользнула по её животу выше к груди…
-Иришка моя…, - пробормотал он и проснулся. Увы, он был не дома, и обнимал не жену, а спящую рядом Женьку. Он аккуратно убрал руку с её груди и вздохнул с облегчением – девушка не проснулась. Гриша лег на спину и подложил одну руку под голову. Часы на столике показывали около 6ти утра. Чувствовал себя он неплохо – ничего не ломило, нигде не тянуло, не трясло. Даже живот не болел. Было ощущение легкости. О вчерашнем состоянии разве что напоминала бинтовая повязка на локте. Но он прекрасно знал, что состояние обманчиво – и сегодня будет продолжение.
У девушки зажужжал телефон на тумбочке с её стороны. Она спросонья нащупала его и ответила на звонок. Она лежала на боку спиной к Мешкову.
-Да…- её голос звучал приглушенно.- Чего ты хочешь, Антон?...По-моему все решено…Не надо нигде стоять и ожидать, я же не поезд, чтобы меня ожидать….Все, я сплю…- и она положила трубку и тут же повернулась к Грише.
Он закрыл глаза, сделав вид, что спит. Девушка вздохнула и легла на спину. Можно было еще поваляться часок перед тренировкой. Она потрогала свой нос – немного отек, но в целом почти не болел. Её телефон зажужжал опять. Взглянув на дисплей, она замерла от неожиданности. Там была надпись «Баба Антон» - это было авторство Мешкова. Жека беззвучно рассмеялась и сбросила вызов. Но Антон решил проявить настойчивость и набирал её без остановки. На пятом вызове девушка уже решила встать и выйти, но Мешков выхватил у неё телефон. Она даже вздрогнула от неожиданности. Кашлянув, он ответил на звонок.
-Ты что совсем охренел? Жить надоело?...Плохо доходит, что она не хочет с тобой говорить?...Так я сейчас спущусь и доходчиво объясню тебе, с..ка, что к чему…Понял да?...-он замолчал на несколько секунд, потом посмотрел на дисплей. – Фу ты, трубку положил…А я даже мысль не закончил…Ну прямо как…- он замолчал и посмотрел на девушку.
-Это его нормальное состояние, - она отмахнулась, забрала телефон и повернулась на бок лицом к Грише. Звонков больше не было. – Ты как? Утро доброе?
-Доброе, - он улыбнулся и тоже повернулся к ней на бок. – Мне даже снился сон.
-Я в курсе – ты болтаешь во сне. Я уже знакома с Роддом…
-Нет, мне снился дом, семья…
-А вот это хорошее начало, значит, идешь на поправку.
Он улыбнулся. Она внимательно посмотрела на него. Растрепанные волосы, проступившая щетина, мягкие глаза и эта улыбка…Да, он выглядел уставшим, но все равно милым.
-Как твой нос?
-Ничего так – ему не привыкать. Главное, чтобы фингалов не было, - она улыбнулась.
Он тоже.
-Мне пора на тренировку, побудешь сам?
Он едва заметно кивнул и моргнул утвердительно глазами.
-Я вернусь и помогу с туалетом и душем…
-Что я совсем так безнадежен…
-Все может быть…
-Вот только не надо мне мамочкой становиться, - он поморщился и снова лег на спину, подложив руку под голову.
Она только махнула рукой и вышла из комнаты.
Самочувствие было очень обманчивым. Мешков зигзагами добрался до туалета – была дикая слабость и головокружение. Бросало то в жар, то в холод. Опять появилась противная тошнота, спазмами схватившая желудок. До кровати он добрался практически ползком. Половина стакана воды, выпитая практически залпом, привели к тому, что его стошнило. Благо дежурный тазик был рядом. Гриша лег на живот и постарался не двигаться. И у него получилось даже немного задремать.
Женька вернулась через 2 часа тренировки. Мешков спал.
-Черт, не надо было тебя оставлять, - пробормотала она, заметив содержимое тазика.
Она быстро и тихо навела порядок, затем приняла душ, переоделась и села за свой стол за ноутбук. Гриша все еще спал. Женька включила музыку через наушники и тихонько занялась своими делами. Надев специальные перчатки, она занялась изготовлением фитилей для своих поев. Музыку она слушала тоже не просто так. Это была одна и та же песня «Коды», под которую она строила один из номеров своего выступления. Это был «Театральный демон» из альбома 2010 года. Жека просто «заболела» этой песней и решила однозначно использовать её.
Мешков проспал практически до полудня. Девушка все это время сидела в комнате за своей работой, практически никуда не выходя.
-Мышонок, ты здесь, - улыбнулся он, чуть приподнимая голову и глядя на неё. Она тут же бросила свое занятие и подошла к нему.
-Как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась она, садясь рядом с ним на кровать.
Он перевернулся на спину и подложил одну руку под голову:
-Вот когда лежу и не двигаюсь, то очень хорошо.
-Что ж это тоже достижение, - она потрогала его лоб. Потом её рука скользнула по его шее, на грудь – футболка была мокрая. – Не болит? – она положила аккуратно ладонь на область «подшивки».
Он скорчил неопределенную гримасу.
-Это хорошо, - она убрала руку. – Есть хочешь?
-Нет…- он немного замялся. – Мне бы…в туалет…
-Помочь?
-Не вздумай…Что я совсем немощный? – он распсиховался и сам встал и опять зигзагами побрел в сторону туалета. Но, оперевшись на косяк двери из последних сил, он сдался: - Мышонок, фигово мне совсем. Хрен с тобой…Помогай…
Она подставила ему свое плечо и довела до унитаза. Тут произошла небольшая заминка, пока они определились, что и как. В итоге Женька стояла позади него и обнимала это шатающее тело, уткнувшись лицом в его спину, потому что сидеть на унитазе он категорически отказывался даже в таком состоянии.
-Теперь давай в душ, - скомандовала она. – Только руку не мочить с катетером.
-Смерти моей хочешь? Я, конечно же, подозревал, но чтобы так откровенно, - он попытался пошутить.
Женька помогла снять ему мокрую футболку. Джинсы он снимал сам, присев на край ванной. Она пока включила воду.
-Давай…ммм…я дальше сам…
-Ты что стесняешься? – подколола она его.
-Кто? Я? Да смотри, пожалуйста. Мышонок, мне для тебя ничего не жалко, - он встал, повернулся к девушке спиной. И еще через несколько секунд его трусы лежали на полу.
Он залез в ванную без её помощи и встал все также к ней спиной, уперевшись руками в стену. Женька переключила воду на душ, чуть подняв последний под рост Гриши. Приятно горячая вода окатила его с ног до головы.
-Хорошо, - промычал он.
-А то, - хмыкнула она.
Она помогла ему намылиться и помыть голову.
-Никогда не думал, что горячий душ может придать столько сил, - сказал он, поворачиваясь к ней боком, лицом к потоку воды. –Черт…Мышонок, прекрати на меня глазеть…- он посмотрел на неё исподлобья наискосок.
-Ха ха! Ты себе льстишь, - она спокойно отошла буквально на полметра снять полотенце с вешалки.
Он выключил вода и взял протянутое полотенце. Обернув его вокруг бедер, он также самостоятельно вылез из ванной и пошел в комнату за Женькой.
Он присел на стул, а она быстро поменяла постель и дала чистую одежду – шорты-бриджи, носки, трусы и футболку.
-Надеюсь, это не Антона, - прокомментировал он.
Она хмыкнула.
-Ложитесь, граф, -скомандовала она, когда Гриша оделся. – Будем Ваши раны осматривать.
Он послушно лег. Она обработала место «подшивки» - там все было без проблем – с завтрашнего дня можно будет не закрывать. Потом, осмотрев катетер на руке, она взглянула на часы.
- Капельницу будем ставить ближе к 5 – как раз надо будет. Ты есть хочешь? Хочешь, пойдем, пройдемся во дворе – погода обалденная.
- Есть не хочу, а вот на улицу можно, - согласился он.
Несмотря на всю бодрость после душа, Мешков еще чувствовал огромную слабость. Поэтому ему пришлось облокачиваться, вернее даже обнимать Женьку, пока они спускались вниз. На его плечи был наброшен плед – погода была почти летняя, но он сам ощущал какие-то перепады – то жары, то озноб.
Разговаривая, они обошли практически весь двор, потом посидели в беседке некоторое время. Гриша расположился на лежаке, свернувшись в пледе калачиком. Женька сидела в кресле, забросив ногу на ногу, и курила. Глядя на неё, он вдруг понял, что тоже бы не против покурить. А до этого ему как-то и в голову это не приходило.
-Дай закурить, - попросил он.
Она с готовностью протянула пачку и зажигалку:
-Может тошнить…
-Переживу, - он усмехнулся и закурил. От его сигарет его может быть и тошнило бы, но у девушки они были вдвое облегченными.
Некоторое время они молчали.
- Как ты смотришь на то, чтобы съездить к морю? – вдруг спросила она.
- А у меня есть выбор? – спросил он.
-Нет.
-Тогда почему спрашиваешь?
-Хорошо, сформулирую по-другому. Завтра или послезавтра мы едем в Крым. Это не обсуждается. Это часть реабилитационной программы.
-Что там делать надо будет? – поинтересовался он. Все эти кружки анонимных употребителей он не приветствовал.
-Тебе должно понравиться. Это будет активный отдых.
-С блэк-джеком, шлюхами и вином…
-Самым что ни на есть образом…
-Ты меня заинтриговала…
-Интриги вызывают у меня бурный аппетит…Предлагаю перекусить…
-Нет, я пока пас…Иди ешь, а я тут полежу еще немного…
-Хорошо, я тогда вернусь минут через 20. Много не кури, будет нехорошо…
Он посмотрел на неё так, что она поняла, что сморозила глупость. Хуже, чем было и еще предстояло, быть не могло. Тем более от парочки облегченных сигарет.
Девушка ушла. Гриша, проводив её взглядом, закурил еще одну сигарету. На свежем воздухе было лучше, чем в комнате. Интересно, что за активный отдых ожидает его. Сейчас на данный момент он представить ничего не мог, потому что еще предстояло пережить дня два-три прежде, чем его окончательно попустит от всего. Но, тем не менее, он чувствовал себя здесь уютно – как дома! Он вздохнул. А дома его ждала семья. Там тоже был уют и покой. Но…В таком состоянии, как он был сейчас, ему совершенно не хотелось перед ними появляться. Иначе не будет никакой реабилитации, а он просто снова сорвется…Поэтому надо немного подождать, потерпеть и в очередной раз начать новую жизнь…
Когда Женька вернулась в беседку, Мешков дремал на лежаке, окуклившись в пледе.
Девушка улыбнулась, глядя на него. Каким все-таки милым выглядит этот человек, когда спит. Она принесла ноутбук из дома и села за стол в беседке. Поглядывая периодически за Гришей, она занялась своими делами…
Спал он беспокойно. Что-то бормотал периодически. Женька оставила ноут и села рядом с Гришей. Он открыл глаза и дотронулся до своего мокрого лба.
-Опять накатывает… - пробормотал он, вытирая лоб.
-Бывает…- она пожала плечами и усмехнулась.
-Что бывает? Что бывает?- начал возмущаться он, но по его глазам девушка поняла, что он шутит. – Лечи, давай меня, а то сидишь в компе играешься…
-Что значит, играюсь? – теперь она возмущалась. – Лечение идет. Что разве не чувствуешь?
- Ах, идет, а где мое лекарство? Где мои таблетки? А? Ах нету, - он загреб её в охапку и уложил рядом с собой, кутая в плед. – Вот ты и будешь моим лекарством…
Они некоторое время в шутку боролись, хохоча. Ему удалось её полностью зажать в своих объятиях.
-Ура! Все я победил!
Она и правда не могла пошевелиться.
-Жесть, я тебя боюсь, - пробормотала она.
-Ой, чего-то опять не так… - только успел он сказать и, отпустив девушку, отвернулся на другой бок. Его стошнило. – Прости...Прости…- он, тяжело дыша, лег на спину, закрывая ладонью лицо.
-Знаешь, я, конечно, подозревала, что я мерзкий и противный человек, но чтобы от меня тошнило…- она говорила это, сидя на лежаке спиной к нему.
-Вот зараза…- он захохотал.- Что ты делаешь со мной, - он, шутя, толкнул её в спину.
-Это все сигареты…
-Да да да…
-Я подозревала, что они просроченные…
-Так ты меня хотела отравить…
-Ха ха ха…- злобно захихикала она, поворачиваясь к нему и строя злобную гримасу. – У меня особый яд…Ты потеряешь разум свой и будешь полностью принадлежать мне…-она соединила кончики своих пальцев и забарабанила ими друг о друга.
-Да ты что! И зачем же я тебе такой нужен…
-Ну, как зачем…ммм…Дрова рубить…Воду носить….ммм…
-Ах, ты ж…нет, чтобы сказать мне приятное – для ласки и любви…- он скорчил обиженную рожицу.- Я же все-таки болею…
-Для чего? Ты и ласка, и любовь? Это невозможно…
- Ну, раз невозможно, значит, никогда и не узнаешь, - он показал ей язык и отвернулся картинно на другой бок. – А, между прочим, женщины сходят по мне с ума…
-Да? – удивленно протянула она, глядя на него. – А я не женщина…
-Как это? – он удивленно повернулся к ней. Но потом, что-то представив, поморщился: - Бр-р-р…Мужчина?! Надеюсь, мы не того…ну…
Женька больше не в силах была выдерживать всю серьезность и нести такую ахинею. Она расхохоталась до слез. Гриша тоже рассмеялся.
-Все я выиграл, - констатировал он. – Теперь ты обязана исполнить мое желание…
-С чего это вдруг? – немного удивилась Женька. – Условий никаких не было.
-Я просто забыл сказать…Но так положено…Проиграл – исполняешь желание…
-Вот еще!
-А что, слабо?
Она фыркнула.
-Слабо, - протянул он, посмеиваясь.
-Ничего не слабо, просто сейчас загадаешь какую-нибудь гадость…Давай лучше вернемся в дом. А то уже становится прохладно и пора капельницу ставить…
Он послушно встал, закутавшись в плед. Его хорошо качнуло, и закружилась голова. Женька заметила это и поддержала его. Они спокойным шагом двинулись в сторону дома.
-Понимаешь, мышонок, я вот и не знаю, что загадать, - продолжил он свои разглагольствования. – Пообниматься – так мы с тобой итак это делаем постоянно. Душ принимаем вместе, спим вместе, голым ты меня видела…-его глаза хитро заблестели.
Она угадала ход его мыслей и уже хотела возмутиться.
-Видеть тебя голой конечно заманчиво, но мне пока не хочется…
-Чего это? – удивленно и неожиданно для себя вырвалось у неё. – Черт! – поругала она себя.
Он рассмеялся от удовольствия – она опять попалась. И она поняла, что попалась.
-Вот гад, - она легонько ткнула его в бок. Они уже зашли в дом и поднимались по лестнице.
-Тихонечко, меня еще штормит, мышонок,- он крепко ухватился за перила и на секунду остановился. – Сейчас чуток постоим…- он глубоко вздохнул, пытаясь прогнать приступ дурноты. Но это не помогло, тогда Гриша резко рванул вперед в свою комнату, сбросив по дороге с себя плед. Девушка последовала за ним.
Он еле успел добежать до унитаза. Спазмы накатывали волна за волной, вытряхивая из его желудка все, что там было. А там было пусто. Это было, как замкнутый круг, казалось, что никогда не закончится.
Наконец, он обессилено замер над унитазом, тяжело дыша. Женька аккуратно облокотила его на себя спиной.
-Держись, мой хороший…Сейчас я тебе помогу….
-Две минуты давай посидим здесь, хорошо да…- пробормотал он, не открывая глаз.
Он немного отдышался и пришел в себя. Сил практически не было, не только, чтобы дойти до кровати, но и чтобы просто встать. Женька с трудом, но-таки дотащила его до кровати.
-Прости меня, мышонок, я тебе столько хлопот доставил, - пробормотал он, укладываясь на бок и вытягивая руку для капельницы.
-Я не ищу легких путей, - выдохнула она, открыв и осмотрев катетер. Каким-то чудом они своими телодвижениями не вытащили его.
Несколько минут и по венам Гриши плавно растеклось лекарство, вгоняя его в полудрему. Еще пару раз его тошнило, но уже не так жутко, как после уличной прогулки. Спал он уже не так крепко и открывал глаза на любые движения девушки.
-Выспался за день, не могу уснуть…- пробормотал он, когда она шепотом спросила, почему он не спит. Ему стало немного лучше физически, но накатила какая-то внутренняя тревога, беспокойство.
Капельница закончилась, и Женька забинтовала катетер. Было около двух ночи. Она оставила катетер на завтра, вернее уже на сегодня. Еще предстояла еще одна капельница, и потом она от него отстанет с лекарствами. Дальше чисто физическая реабилитация. Если все идет правильно, то ему должно было стать значительно лучше.
-Мышонок, не уходи только, ладно – попросил он, когда она собралась вынести пустые флаконы и мелкий мусор.
-Я сейчас вернусь.
Он кивнул. Через пару минут она вернулась и прилегла рядом с ним. Он взял её за руку и закрыл глаза. Женька действовала на него успокаивающе, и он уже буквально через несколько минут спал. А она следом за ним.
Ночь прошла спокойно. Гриша проснулся первым. Он все также держал Женьку за руку, а она положила свою свободную руку ему на грудь. На объятия это точно не было похоже.
Чувствовал он себя в принципе не плохо, и впервые за эти дни ему захотелось есть. Он смотрел на девушку, разглядывая её успокоенные сном черты. Но стоило только её будильнику зазвонить, как Мешков закрыл глаза и притворился спящим.
Женька поймала рукой свой мобильный рядом с подушкой и нажала кнопку, отключая сигнал. На дисплее значилось время, когда ей пора было на тренировку. Она осторожно высвободила свою руку из его руки и потянулась. Укрыв Гришу одеялом и потрогав его лоб, она ушла на тренировку…
Сразу после тренировки она заглянула в спальню. Мешков сидел на кровати, оперевшись двумя руками.
-Утро доброе? – спросила она.
Он повернулся к ней и с готовностью улыбнулся – ему, правда, было легче, чем вчера.
-Ммм…доброе…а ты где так вымокла?
Она в ответ показала ему пои.
- Тогда предлагаю составить мне в душе компанию,- он подмигнул.
-О, тебе захотелось увидеть меня голой? – припомнила она ему вчерашний разговор.
-Ну….чуть-чуть уже стало интересно, - он показал пальцами на сколько чуть-чуть.
-Вот зараза! – она скорчила гримасу и ушла к себе в комнату.
Он поковылял потихоньку следом.
Когда он зашел в теперь ставшую её комнату, то она уже была в душе. Её тренировочная одежда лежала кучкой на полу, а сама девушка была за шторкой в ванной. Он кашлянул.
Она удивленно выглянула из-за шторки. Занавеска прилипла к мокрому телу, и Мешков стыдливо отвернулся.
-Можно я посижу тут – не хочу оставаться один, - сказал он.
-Можно…
Он вышел из ванной, не закрывая двери и сел на кровать, которая была даже не расправлена. Рядом стояла дорожная сумка наполовину заполненная, а на прикроватной тумбочке лежали списки. Он пробежался по ним глазами – в основном перечень вещей – видимо наброски того, что стоило взять в дорогу. А в остальном была совершенно обычная обстановка спальни.
Девушка вышла к нему минут через 10 уже одетая в чистую домашнюю одежду – штаны, футболку и носки. Мокрые волосы были собраны в пучок, а нос блестел, смазанный прозрачным гелем.
-А я смотрю, ты сегодня совсем бодрячком, - она улыбнулась.
-Это ты на меня так положительно влияешь, мышонок, - ответил он, вставая.
Он шел сам, а она следом за ним. Да слабость у него была, как никак не есть 2 дня, но голова не кружилась, и не тошнило.
-Забыла одежду, сейчас догоню, - она быстро вернулась к себе и через несколько секунд уже несла чистую одежду ему.
Он как раз снимал футболку, стоя возле ванной. Она поняла, что помощь ему уже не так требуется.
-Я подожду в комнате, если что свисти, - и она вышла, оставив ему одежду.
Вернувшись в комнату она услышала свой жужжащий телефон. Какой-то незнакомый номер уж очень хотел с ней пообщаться.
-Женечка, солнышко…Это я…
-Боже ж ты мой…по-моему мы уже все решили…Хватит мне звонить…
-Я простил тебя…Подумаешь, раз в жизни у всех бывает затмение…
-Жека, помоги мне помыть эту чертову спину….Что-то у меня руки совсем не из того места сегодня…- раздалось громкое и экспрессивное обращение Мешкова.
-Женечка, как же…Ты и правда с ним….Ах ты ж с..ка…А я тебя любил…- и Антон отключился.
-Прости, не получается у меня помыться без твоей помощи пока. Катетер…
-Да я все понимаю… - она улыбнулась и принялась ему помогать. Если бы ты знал, как вовремя ты позвал меня на помощь. – Сегодня будет последняя капельница, и я его уберу…
После душа она обработала место «подшивки» и оставила его открытым, хорошо смазав йодом. Шов заживал на отлично. Потом они вышли на улицу в беседку. На завтрак был куриный бульон с отварным куриным мясом, сухарики и чай с лимоном. Учитывая голодовку в течении 2х дней ему точно не стоило есть ничего более тяжелого, а она просто его поддержала.
- Только не торопись, хорошо – предупредила она. Он кивнул и принялся за еду. Горячий бульон приятно обжигал все внутри, а Гриша старался не торопиться, растягивая удовольствие от каждого глотка.
Женька сидела напротив, курила и за ним наблюдала. Мешков шел на поправку – глаза светились. Даже хорошо проступившая щетина ему очень шла.
-Если бы ты знала, как мне хорошо… - простонал он, поглаживая живот. – Это, пожалуй, можно сравнить разве что с сексом…- он встал и потянулся.
Она только с улыбкой смотрела на него.
-А завтра будет еще лучше, - она отпила глоток горячего бульона. – Завтра будем выезжать, я думаю часов в 6-7 утра.
-У меня вещей с собой раз-два и обчелся, так что я готов.
-Я уже почти собрала все…Главное не забыть керосин, а то огненного шоу не получится, - она засмеялась. Она еще хотела что-то добавить, но её отвлек телефонный звонок.
-Да…Все в силе…Да, по местам как обычно…Все до встречи…
-А как обычно? – поинтересовался Гриша.
-Тебе понравится, - подмигнула она.
-Ох, смотри мне, мышонок, - он подошел к ней сзади и угрожающе коснулся пальцами её шеи.
-Я уверена, понравится, - она посмотрела на него снизу вверх. – Ладно, я временно тебя покину – есть одно дело. Давай минут через 30-40 поставим капельницу, - сказала она, глянув на часы на руке.
Он кивнул:
- Я пока тут поваляюсь, - и он занял место на лежаке. После еды его немного разморило.
Она ушла в дом, а он укутался в плед и закрыл глаза…

Через час Мешков лежал в чистой кровати под капельницей. Чувствовал он себя превосходно, и опять хотелось есть. Женька, словно угадав его мысли, притащила тарелку с пюре и тушеным мясом. Проверив капельницу, она вышла.
Еда хорошо пошла. Приятное тепло снова разливалось по телу. Он доел и снова улегся, подложив свободную руку под голову. В это время ему позвонила жена.
-Привет!
-Привет!
Она успокоилась и позвонила первой. Гриша практически всегда ждал, когда она сама первая позвонит, если они вдруг ссорились. Так она остывала от накала страстей и успокаивалась.
-Ты где?
-Вот лежу под капельницей…
-Под чем?
-Лечусь я, Ириш…- и он довольно улыбнулся, представив её удивленное лицо.
-Ты в клинике?
-Ну не совсем, но смысл тот же…Позавчера «подшился»…Кстати, ты можешь переслать мне фото «моих документов» - обследования и информацию о последней «подшивке»…
-Зачем?
-Врачу надо…
Ирина была немного в шоке. По голосу Гриша был довольно бодр, трезв и вроде бы не под каким-либо «допингом».
-Ау? Ты чем там занята? Как там Соня?
-С ней все в порядке..Мы ничем…Гуляем, играем, к родителям ездили…Гриша, с тобой точно все в порядке?
-Ну а что со мной должно быть не так…
-Прост как-то странно…Ты и вдруг лечишься….
-Да что ж такое – лечусь плохо, не лечусь – тоже плохо…Определись, наконец, что хорошо, а что плохо… - он немного раздражился.
-Это хорошо, но, получается, есть от чего лечиться? Да? Я правильно понимаю, ты опять начал…
И тут опять понеслось. Слово за слово они опять начинали ссориться.
-Ириша, я не понимаю, что происходит…Что с тобой….
Заглянула Женька, проверить капельницу. Девушка не сразу заметила, что он говорит по телефону. Он все также лежал, подложив руку под голову, и придерживал ею телефон у уха так, что его не было видно.
-Ну что тут…Отлично…сейчас еще пару флакончиков, и я от тебя отстану...Нормально чувствуешь себя? Не мерзнешь? – спросила она, меняя флаконы. И тут заметила, что он говорит по телефону. – Прости, я чуть попозже зайду…
Ирина прекрасно все слышала, но, тем не менее, Мешков отхватил за Женьку по полной программе.
-Послушай, в чем проблемы? У меня складывается впечатление, что ты только и ищешь повод для ссоры…
-Я не ищу…Я просто устала от этого постоянного повторения невменяемых состояний и пропаданий черт знаешь где…В конце концов у нас растет дочь, и она это все видит и понимает…Начинает понимать…Я не хочу, чтобы она видела тебя таким…таким…
-Невменяемым…- подсказал он. То, что она говорила больно ранило, но она, увы, была права. И Мешков сам это понимал.
-И потом эта баба…
-Между нами ничего нет…Она врач…Ира, не городи глупости и не накручивай себя….Ты же знаешь, что мне никто не нужен, кроме тебя и Сони…
-Тогда бросай все и возвращайся…
-Ты же знаешь, что мне надо окончить курс реабилитации…
-Какой к черту курс, Гриша…Что там за шарашкина контора…
И опять пошло-поехало. В итоге Ира наговорила опять того, чего не стоило говорить. Мешков орал в ответ:
-Да знаю я, что я наркоман и алкоголик конченный…Хватит мне это повторять постоянно…Я уже выучил это…- и он, сам того не ожидая, повторил слова Сашки Андреева. – Ты знала, какой я с самого начала…И никто не обещал, что будет легко…Поэтому какие претензии ко мне?
И так далее в таком же духе. Итогом стало то, что Ирина сделала то, чего с Мешковым категорически делать было нельзя. Она поставила ему условия «или или» и бросила трубку. Он попытался дозвониться до неё, но она не отвечала. Тогда он злобно швырнул телефон о кровать. Тот подпрыгнул и упал на пол возле приоткрытой двери комнаты. Затем опять лег и закрыл глаза рукой.
Женька тихонько вошла в комнату. Не слышать его криков было невозможно. Она подняла телефон и положила его на тумбочку со стороны Гриши. Он вздрогнул от её присутствия и злобно сверкнул глазами:
-Чего тебе? Хватит туда сюда ходить…Капается оно все, капается…
-Я думаю, что тебе завтра лучше вернуться домой, - сказала она спокойно, направляясь к выходу из комнаты.
-Ах, ты ж…Она думает! – он запустил в неё подушкой. – Я сам знаю, что мне лучше…Я пройду твою греб…ную реабилитацию..Я сам решаю, что для меня лучше…Поняла да? – он так эмоционально размахивал руками, что капельница отсоединилась, и из катетера потекла кровь.
Женька с подушкой рванула к нему и буквально за секунду исправила положение. Пока она, молча, вытирала кровь с его руки, он продолжал бухтеть, но уже не так эмоционально, но смысл сохранялся.
-Все бл…ть умные, а Гриша лох…Все знают, что лучше, а я не знаю…Ты кто? Ты вообще кто такая, мышонок? А? Врач? Так бл..ть лечи меня, врач…Поняла да?
Женька слушала его в полуха – она чувствовала, что не доведет её до добра эта затея с реабилитацией. Но Мешков был настроен решительно, а раз так бросать все на полпути нельзя было. Дома будет все, как обычно, он все забросит и вернется в исходную точку. И потом опять начинать все по новой.
-Поняла, - сказала она и попыталась что-то добавить, но Гриша остановил ей, указав на дверь.
Она кивнула и вышла. Пусть будет так.

Как же ему было плохо! Нет, не физически. Капельница заканчивалась, а Гриша лежал, свернувшись в калач, и смотрел в одну точку. В голове роились мысли о многом – о жене, о семье, о дочери, вообще о своей жизни. Он не жалел ни о чем – ни о том, что было, ни о том, через что прошел, а уж тем более не о том, что будет. А на будущее планы у него были королевские, а для их реализации нужно желание жить дальше. И он хотел жить дальше.
Женька отключила капельницу, убрала катетер и временно забинтовала руку.
-Я пойду, пройдусь, - сказал он, накидывая поверх одежды свою куртку.
-Ключи на столике в зале, там на них есть бирка с адресом, - сказала она, садясь на кровать и сматывая использованную капельницу.
-Хорошо, - и больше не говоря ни слова, он ушел.
Закончив свое убирания, девушка заметила на полу его ботинки. Как снял их Гриша в первый день, так они и стояли в этой комнате в одном и том же положении. Надо сказать, он совершенно не парился ни по поводу одежды, ни по поводу обуви – если бы Женька не давала ему другую одежду, он бы и ходил в одном и том же. А вместо ботинок он облюбовал домашние шлепанцы. Но она не собиралась менять его привычек – любое вмешательство приводит к дискомфорту и конфликтам. Этот закон действовал в жизни, и она его уважала. Она собрала весь мусор и вышла из комнаты…

Он вернулся ближе к полуночи. Женька, которая уже спала в своей комнате, была разбужена арией из Родда, которую эмоционально исполнял изрядно выпивший Мешков. Вернее это даже арией назвать нельзя было – просто набор предложений нараспев, не только своим голосом, но еще и несколькими писклявыми.
-Новая эпоха век машин…Он достиг невиданных вершин….Технииический прогресс…
Ну-ка…ну-ка…Что это за штукаааа… - дальше послышался глухой удар. Судя по всему, Гриша споткнулся и упал. Далее последовала ненормативная лексика. А затем звук открываемой двери в соседнюю комнату, какое-то бубонение и звук включаемой воды в ванной.
Девушка встала и, накинув халат, пошла в комнату к Мешкову. Она знала, где его искать. Он сидел под стеночкой у унитаза.
- А-а-а-, мышоночек, - он попытался встать, но у него не получилось. – Ууух, какая ты сердитая… ну давай…начиная уже ругать меня….
Она внимательно его оглядела – одежда была та же и курточка его, только вот на ногах были новые кеды. Больше всего её интересовали его глаза – зрачки, цвет. Тут тоже все было нормально.
-Вот, купил себе обувь…А ботинки я-то забыл…ООО, - он поднял палец вверх. –Забытые ботинки…Уставшим путником войду в твою я спальню…-он продолжал сидеть возле унитаза, только теперь еще начал петь покачивая в такт рукой, как бы дережируя. Не дотянув до припева, он использовал унитаз практически по назначению – его стошнило. Потом еще раз, и еще…
-Все…Хватит претворяться живым…Когда все вокруг…Умерли давно… - пробормотал он, переводя дыхание.
Женька вышла.
-Да…Иди…Проваливай…Я пропащий человек… - громко провожал он её.
Но она вернулась с бутылкой воды, ложкой и пластиковой банкой.
-Пей! - скомандовала она.
-А я уже выпил…И еще выпью… - заявил он. Но тут же пожалел об этом. Она насильно заставила его пить воду. И он пил, и его опять рвало. И так продолжалось, пока бутылка не опустела, а в его желудке не оказалась чистая вода.
-Отвали от меня, мышь….Дурно мне….
-А сейчас будет еще дурнее, - угрожающе сообщила она, и запихала его не сопротивляющееся тело в ванную. Прохладный душ немного привел его в чувство.
-С алкоголем ты поторопился…-прокомментировала она, когда увидела «лучик света» в его глазах.
-Можно подумать, потом можно будет пить, - огрызнулся он, начиная дрожать от холода.
-Конечно можно, - заверила она. Он удивленно посмотрел на неё. – Чай с лимоном. Раздевайся!
-Бить будешь? – он скорчил гримасу.
-Обязательно…
Он разделся полностью, вытерся предложенным полотенцем и спрятался под одеялом в кровати. Его продолжало трясти. Женька заставила его съесть 2 столовые ложки гелеподобной пасты и запить несколькими глотками воды. Это был сорбент на подобии активированного угля. Он все послушно выполнил и опять зарылся в одеяло. Дрожь постепенно ушла, и он заснул.
Женька включила ночник и погасила верхний свет. На часах было около 3х ночи. Отлично, а завтра рано выезжать. Вот зараза! Ну, я тебе еще покажу! Поугрожала она уснувшему Мешкову, но увидев его спящую мордочку, она сменила гнев на милость.
Спать ей пришлось снова с ним, а будильник она отключила, решив, что как проснется, так они и поедут…

Гриша проснулся, но девушки уже не было рядом. Он поднял голову, оглядываясь, и тут же дикая боль пронзила её.
-Мммм, - застонал он и закрыл глаза. – Что ж за фигня этакая…- пробормотал он. А еще хотелось дико пить. Он полежал немного с закрытыми глазами, приводя внутреннее состояние в равновесие.
Он протянул руку и взял с тумбочки свой телефон. Там же он заметил стакан с водой и шипучие таблетки от головной боли. В телефоне было так же, как и вчера – ни одно пропущенного звонка. Он набрал номер жены, но она не взяла трубку. Гриша бросил телефон на кровать и резко сел. Боль накатилась тяжелой волной так, что он даже зажмурился и схватился руками за голову. Внутри росло раздражение. Он растворил две шипучки в воде, залпом выпил и опять лег на кровать, свернувшись калачом. Сил на одевание не было, поэтому он натянул на себя простынь. Но подремать ему не удалось. В коридоре раздавались громкие, уж очень громкие голоса.
-Евгения Дмириевна, вы завтракать будите?
Дверь была приоткрыта, что значительно усилило слышимость.
-Буду, Екатерина Семеновна…Вы, пожалуйста, в беседке накройте…на двоих…
-Хорошо!
-А теперь слушай меня внимательно – иди на хер с моей жизни!
Гриша даже подскочил от неожиданности. Он думал, что это уже ему адресуется, но девушка видимо говорила по телефону.
- Хватит вести себя, как баба…К чему эти все прощалки…Мы же не дети…На хер, так на хер…Не твое собачье дело, кто, где и с кем, а тем более, если это касается конкретно меня…Разговор окончен…И еще раз позвонишь мне с другого номера, и я услышу твой голос, ты очень сильно об этом пожалеешь…- её голос звучал громко, четко и без истерик, и вполне угрожающе.
-Что опять Антоша достает? – поинтересовался Мешков, который вышел, замотавшись в простынь, и, облокотившись на косяк двери, стоял и наблюдал за девушкой.
-Не твое дело, - огрызнулась она, взглянув на него. Она явно была не в духе. Она секунду оценивающе на него смотрела, а потом скомандовала: - Давай шов обработаем.
Он пожал плечами и пошел назад в комнату. Пока она мыла руки в ванной, он натянул свои чистые джинсы и лег на кровать. Голова пульсировала по нарастающей, и даже стало немного подташнивать.
-Что чувствуешь легкость и бодрость во всех частях тела? – ехидно спросила она. – Зелененько выглядишь, граф!
-Да понял я уже, - огрызнулся он.
Она фыркнула и дальше, молча, пощупала место вокруг швов.
-Больно?
-Только голове, - пробормотал он.
-Скоро попустит, - пообещала она, заметив, что он воспользовался шипучками. – Ну, а тут проблем нет, - подытожила она, обработав швы и похлопав его по животу. – Ладно, я вниз. Завтрак в беседке…
-Ты сердишься на меня? – вдруг спросил он, поймав её за руку.
-Вот еще! У меня голова болит и есть много других поводов для раздражений, - она не вырывала руку, а подождала, пока он сам её отпустит.
-Мы едем сегодня? – поинтересовался он.
-Да, как соберемся, так и поедем! – она сказала это, не оборачиваясь и выходя из комнаты.
Его раздражила эта её холодность. Ну, злишься, почему нельзя так и сказать. Да, ты козел, надрался вчера, как свинья! Но она молчала. В тот момент Мешков даже и предположить не мог, что ей и, правда, было все равно, что он вчера напился. Это Антон сделал её утро «прекрасным». Разбудил чуть свет, достал своими звонками и нытьем. И если бы он попался ей сейчас под горячую руку, то она ему вмазала бы хорошенько. А еще у неё разболелась голова…

Мешков спустился вниз минут через 30. Он был в своих джинсах, футболке и своих новых кедах. Женька полусидела на шезлонге, курила и грелась на солнышке, закрыв глаза. Гриша чувствовал себя лучше - боль притупилась, и хотелось есть. Он, молча, сел и принялся за еду. Девушка тоже молчала и даже не открыла глаза, хотя и знала, что он пришел. Её головная боль утихала потихоньку, она уже позавтракала, так что доброта так и разливалась по её телу.
Гриша поел и присел на край её шезлонга. Женька открыла глаза и посмотрела на него. Он закурил свои сигареты – их он тоже вчера прикупил.
-Новая эпоха – век машин! Он достиг невиданных вершин!...Технический прогрессссс! Блин, мне эти строчки всю ночь снились!
-Да понял я уже все и осознал…в очередной раз….Прости, - он загримасничал и исподлобья посмотрел на неё.
-Ну-ка..Ну-ка…Что это за штука…. – продолжила она писклявым голосом и, обняв его несильно за шею, притянула к себе, рассмеявшись.
Они устроились вдвоем на шезлонге, полусвисая с него. Она тоже закурила.
-В принципе у меня все готово – полчаса и мы можем ехать, - сообщила она ему. Женька лежала головой на груди Гриши. – Ах да, надеюсь, ты не боишься женщин за рулем, потому что машину поведу я.
-У меня есть некоторый опыт езды с женщинами…Я не притязательный пассажир…Честно говоря, я не вожу машину…Бывает иногда мотоцикл, но очень очень редко…
-Чего?- спросила она, хотя знала ответ.
- Это опасно для окружающих и для меня, конечно же…Сама понимаешь – мои состояния….ммм…как бы…а вроде….
-Я поняла…
Они помолчали некоторое время. Она слышала его сердце – ровный стук..Тук-тук…Тук-тук…
-Ты вчера что-то кроме вина употреблял? – спросила она.
-Нет, только его родимое…Правда количество было…мягко сказать огромное…Веришь?
-Время покажет – если что-то было, то проявится сегодня….
-Нечему пока проявляться, - фыркнул он.
-Я просто предупреждаю – дорога не близкая, часов 6-7 займет, - она попыталась встать, но Гриша крепко обнимал её одной рукой.
-Не торопись, мышонок…- его ладонь скользнула по её груди. Вторая рука коснулась лба, а затем спряталась в её волосы.
Женька оторопела от такого нахальства, но Гриша прижимал её к себе все сильнее и сильнее.
-Вот, с…ка! Укусила все-таки! – вдруг воскликнул он, отпуская девушку. Она села, а Мешков разжал кулак той руки, которая гладила её по голове. Там была раздавленная оса. Место укуса было чуть покрасневшим и отекало на глазах. Женька, молча, сбегала за кусочком лука и пинцетом.
Удалив жало, она намазала его ладонь луком. Гриша морщился и матерился в полголоса.
- Спасибо, я ужасно боюсь ос, - сказала Женька.
-Не за что, - он усмехнулся. Его глаза озорно засверкали.
-И больше ничего не говори, - девушка погрозила ему кулаком.
Он кивнул и закрыл себе рот рукой, но его глаза…Они говорили больше чем, если бы он произнес это сам. Женька немного засмущалась и сбежала от него в дом, сославшись на важные дела. Гриша разлегся на лежаке и смотрел ей в след с загадочной улыбкой…
Пришло время выезжать.
-Граф, собирайтесь на выход, - крикнула она, вытаскивая из своей комнаты 2 сумки.
-Иду, - отозвался он, выходя из своей комнаты.
Они, оценивающе, посмотрели друг на друга. Она была во всем светлом – джинсовые бриджи, футболка, вязанный кардиган и кеды. Он был в темном, в той же одежде, накинув сверху куртку. Волосы были зачесаны назад. Но щетины уже не было – он был выбрит, а его бородка приведена в порядок. На плече висел рюкзак – там была сменная одежда, которую он выложил, когда девушка потребовала выдать ей все его добро, а потом ему было просто не до неё.
-Ну как, красавец-мужчина? – поинтересовался он.
Она промычала что-то неопределенное и направилась к лестнице. Гриша догнал её и взял сумки. Она даже посопротивлялась для приличия:
-Я могу и сама…
-А я могу и помочь, - и улыбнулся так, что она тут же сдалась. Она спускалась за ним по лестнице, а в голове крутились недобрые мысли. Мешков будет выздоравливать и их отношения могут измениться, вот в какую сторону – будет зависеть от них. Вот это будет самое сложное – сохранить шутливо-игривую линию в поведении, несмотря ни на что. Как ни странно, но Гриша тоже думал об этом. Ведь его никто не силовал ехать. Он мог в любой момент сесть на свой поезд и вернуться домой, но он не хотел.
Они вышли во двор и там их ожидал сюрприз. Ворота были открыты, и там маячила фигура Антона с букетом цветов и шампанским.
-Блин…- разочаровано пробормотала Женька. Встреча с ним – это был залог плохого настроения на ближайшие часы. А так не хотелось начинать дорогу так.
-Мое ж ты солнышко, - прокомментировал Гриша. – А он настойчивый!
Машина Женьки, фиолетовый Ниссан микра, уже стоял возле двора. Она его еще утром выгнала на улицу из гаража. Они направились к воротам.
-Екатерина Семеновна, я вернусь недели через 3, может больше…Отец все знает. Он приезжает через 4 дня…В принципе Вы все знаете, если понадоблюсь, знаете, куда звонить…
-Да, Евгения Дмитриевна.
Кухарка провожала их до ворот. Она была привычна к специфической жизни и работе девушки. Её поездки в любое время года были обычными и не вызывали удивления. Единственное, что она знала, что домой приводились люди очень редко. А если и приводились, то это означало, что они имеют определенную ценность для хозяев дома. Но она не лезла никуда – все, что от неё требовалось – выполнять свою основную работу, за которую хорошо платили.
Антон начал свой монолог, как только они приблизились на столько, что могли его слышать.
-Жень, ну прости дурака! Я, правда, сразу подумал, что ты с ним переспала и спишь, но потом я понял…Это просто твой очередной клиент…Ты же знаешь, как я тебя люблю….Мне никто не нужен, кроме тебя….
И еще много слов в таком же духе. Женька молчала, делая вид, что его не замечает. А Мешкова аж передергивало от обилия глупостей и сладостей лившихся в сторону девушки.
Она пикнула сигнализацией и открыла багажник. Гриша, как раз прикуривший, поставил туда сумки. Его высокая фигура ярко контрастировала с низким и коренастым Антоном. И вообще на фоне Мешкова тот выглядел подростком-школьником.
- В машине можно курить, - сказала она, захлопывая багажник.
Антон продолжал свое выступление. Сладости сменились какими-то детскими полуугрозами с множеством «если». Что-то типа, если ты мне не ответишь взаимностью, то я с тобой дружить не буду. Женька молчала, а Мешкова это уже начинало бесить. Он сел на переднее сиденье машины и осмотрелся – ничего примечательного, обычная машинка. Что-то среднее между женским и мужским вариантом. Хотя к машинам он относился ровно – не стремился их оценивать – главное, что едет и везет тебя, куда надо.
Девушка еще задержалась буквально на минутку, разговаривая о чем-то с Екатериной Семеновной. И потом присоединилась к Мешкову, сев за руль.
-Ну как тебе мой малыш? – спросила она его.
-Какой из них – этот или тот? – он покосился в сторону Антона.
Она скорчила гримасу.
-Этот мне нравится – уютный.
Антон же перешел на новый этап. Теперь он вовсю оскорблял.
-Да что ты в нем нашла? Он же наркоман конченый…Двух слов связать не может…Да у него же не стоит уже в этом возрасте, и мозг герычем пропитан…Не вылечишь ты его…И не выдержишь с ним долго….
И так далее…Досталось и самой Женьке. Она тут стала и халявой, и продажной. И вообще сменила место работы на объездную. И тут Мешков не выдержал. Он отбросил сигарету и решительно вылез из машины.
-Гриша, не надо! – Женька выскочила вслед за ним.
-Сиди в машине, женщина! – злобно крикнул он, стукнув рукой по крыше машины.
Женька послушно села на место, но ей реально стало страшно, что он сейчас прибьет горе-жениха.
Антон тоже струханул и оглянулся в поисках подмоги, но рядом никого не было. Гриша решительно шагнул к нему и «боднул» его так, что тот рухнул на землю. Мешков постоял несколько секунд, потирая лоб, потом присел к нему и, взяв за грудки, тряхнул хорошенько:
-Слушай меня, с..ка! Это моя женщина! Моя! И если я тебя увижу рядом с ней, то так пере…бу, что забудешь, как тебя зовут. И поверь, мне за это ничего не будет! Усвоил? – он тряхнул его еще раз. – Усвоил?
Антон закивал. Гриша отпустил его, встал, смачно плюнул ему под ноги и вернулся в машину.
- Вот теперь поехали, - скомандовал он, закуривая…

-Останови машину, - вдруг сказал он.
Женька послушно съехала на обочину. Гриша едва успел открыть дверь машины, как его стошнило. Они проехали почти половину дороги без приключений. Болтали на разные темы, слушали «Коду», Океан Ельзи, арии из Родда.
-Я предупреждала…- она протянула ему бутылку с водой.
-Было только вино…
Она посмотрела на него внимательно, потом вышла из машины и подошла к двери с его стороны. Гриша сидел, откинувшись на спинку сиденья и пил воду. Девушка, молча, забрала его рюкзак и открыла заднюю дверцу машины. Мешков понял, что она собирается делать.
Через минуту она выложила на капот машины где-то с десяток «косяков».
-Выходи! – скомандовала она. Далее следовал обыск, без раздевания конечно, но довольно тщательный.
Гриша разнервничался и его опять вывернуло.
-Печеньком отравился, бл…ть, - бросила она и села за руль.
Он сел на свое место.
- Я вчера только один раз затянулся… - пробормотал он.
-Нельзя, никак нельзя…Ни раз, ни полраза, ни нюхать, а думать тем более…Это новый вид импланта. Он действует на несколько видов рецепторов к различным наркотическим веществам…Вот такая реакция будет на употребление любого из них…- она врала и не краснела. Такого импланта просто не существовало. Они все были стандартные, и выбор в пользу какого-либо делался на основании того, что употреблял человек. – При чем каждый раз оно самостоятельно не пройдет…Вот теперь придется снова все начинать по новой…
Мешков вздохнул – вот вляпался. Его еще несколько раз рвало, пока Женька не сжалилась и не сделала ему укол от тошноты и рвоты, который был внутримышечный и такой болючий, что Гриша завыл. Инъекция, конечно, была чистой фикцией, как и его рвота. Все было на уровне внушения. Она ему внушила, что ему будет плохо от любого применения ненужных веществ, а он внушился. Она же «сняла» тошноту и рвоту, подколов банальный физраствор внутримышечно – безопасно, больно и сразу видно, что лекарство.
Мешкову стало легче в течении минут 15, что также подтверждало психогенный характер его состояния. Он задремал…

Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Кот дИвуар
сообщение 7.11.2015, 0:52
Сообщение #5



Призрак
*

Вставить ник
Цитата
Группа: Герои
Сообщений: 9
Регистрация: 3.12.2008
Пользователь №: 5326








В середине пути, в Джанкое, она остановила машину на стоянке. Гриша как раз проснулся.
-Я в магазин – тебе купить чего-нибудь? – спросила она, выходя из машины.
-Водички холодной.
Она вернулась с едой для себя и водой для него. Перекус, перекур и снова в дорогу…
К концу дороги они опять разговорились – ему полегчало. Пункт назначения находился в районе Симеиза. Поселок или городишко – каждый называл это место по-своему. Но природа была потрясающе живописной. Деревья, воздух, горный массив (такой далекий и такой близкий) и воздух были невероятными. Гриша с удовольствием рассматривал все вокруг.
Машинка скользила среди людей по узким улочкам куда-то вперед в известном только Женьке направлении. Наконец, они подъехали к огражденной сказочным забором (такой можно было видеть вокруг замков в сказках)территории. Охранник приветливо улыбнулся, узнав девушку, и даже не проверил их документов. Они проехали дальше. Множество деревьев, современные много- и одноэтажные постройки, море, горы, площадки, дорожки. Это все напоминало территорию какого-то гостиничного комплекса или пансионата, но атмосфера была несколько иная. Какая, Гриша уточнить пока не решался. Но ему здесь уже нравилось.
Девушка ехала по дороге вперед по направлению к морю. Уже вечерело, и солнце направлялось на закат. Она остановила машину в метрах 30-40 от кромки воды, выскочила наружу и рванула к морю. Пляж был огромным, песочным и пустынным. Где-то в дали был небольшой горный массив, где виднелись мелкие фигурки людей, тренирующихся со снаряжением. По внутреннему краю пляжа (со стороны территории) были деревья, среди которых располагались одноэтажные постройки. В них горел свет, и были видны группки людей. По пляжу ходили кто по одиночке, кто парами, а кто большим количеством.
Гриша стоял и с улыбкой наблюдал за Женькой, которая уже почти пробежала половину пляжа по направлению к воде.
-Это оно – это счастье! – заорала она на всю громкость, на какую была способна. Мешков рванул за ней. Пока он догнал её, девушка уже оказалась на руках у молодого человека. Они оба орали и радовались встрече.
-А мы идем от спелеологов, налазались до умопомрачения, - молодой человек увлеченно рассказывал ей о проведенном дне. Его спутник тоже что-то добавлял.
-А мы только приехали. Кстати, знакомьтесь, это мой друг - Женька кивнула в сторону подошедшего Мешкова.
Они пожали друг другу руки, знакомясь. Формальности были окончены.
-Ты работать или отдыхать?- спросил Андрей, который несколько минут назад держал Женьку на руках.
-И приятное, и полезное, - неопределенно ответила девушка. – У меня отпуск и я выступаю тут через три дня. А вы?
-Ой, у нас концерт завтра в Ялте, но мы временно сбежали сюда….В этом году тут столько нового пооткрывали и внесли. Мы уже второй день без отдыха пытаемся везде побывать. Кстати, будет желание, приезжайте завтра на концерт – контрамарки обещаю, - и Андрей вопросительно посмотрел он.
-Ну…- Гриша попытался представить, хочет ли он пойти на концерт или нет.
-Андрюха, ты же знаешь, что в отпуске я предпочитаю только песни под гитару на берегу моря у костра, - вмешалась девушка.
-Ну да, ну да!
Мешков закивал утвердительно, соглашаясь с ней.
-Ладно, вы только приехали, а я уже к вам пристал с расспросами, - Андрей пожал плечами. – Я просто тебя сто лет не видел, моя дорогая.
-Еще увидимся – мы здесь надолго, - пообещала ему девушка.
Мужская половина пожала друг другу руки. Андрей чмокнул Женьку в щеку, и они разошлись.
-Завидую Андрею, - сказал ей Гриша, когда остался с девушкой вдвоем.
Она вопросительно посмотрела на него.
-Ну, он с тобой целуется…- он говорил это немного обижено.
- Это все из-за роста. Если бы ты не был таким высоким, это бы не было так проблематично, - ответ был дан в том же духе.
Мешков улыбнулся и решительно направился к морю…
Солнце было на пути к горизонту – еще пару часов и должно было скрыться за водной гладью. А на море был классический штиль, совсем как летом. Ветерок был легким и едва ощутимым. Гриша присел на корточки и коснулся воды – она была еще весенней и прохладной, но само осознание, что ты на море давало детское ощущение счастья. Женька последовала его примеру и тоже окунула руки в воду…
Потом они вернулись к открытой машине и поехали к месту поселения. Для этого им пришлось чуть вернуться по дороге назад.
Женька завернула на просторную стоянку сбоку от многоэтажного здания и остановила машину на свободном месте. Гриша вышел, закурил и, задрав голову вверх, попытался сосчитать количество этажей – их было не менее 15 точно. В лучах заката здание казалось полностью зеркально-стеклянным за счет огромных оконных и балконных проемов…
Девушка, тем временем, выгрузила все их вещи и начала накрывать машину чехлом. Мешков помог ей в этом, потом они взяли вещи, и пошли в сторону входа.
Регистратор выдал им ключи, а вот от провожатых девушка отказалась. Она знала, куда и как идти. Они поднялись по лестнице на второй этаж, хотя лифт тоже был.
-Можно на лифте, тогда получится через центральный вход. Можно по лестнице – народ тут практически не ходит. Лень матушка одолевает. А еще есть выход прямо из самого номера по лестнице через балкон. Множество вариантов, как избежать встречи с нежелательными тебе людьми.
Их комнаты были практически в пару метрах от лестницы. Как и все остальные они были стандартные по всему отелю – без люксовских и виповских наворотов. Небольшая прихожая с встроенным шкафом для верхней одежды, затем просторная спальня обязательно с двухспальной кроватью, тумбочки, письменный стол и стенка, которая включала в себя шифоньер для одежды, в нем же одеяла и постельное белье, и конечно встроенный плоский телевизор. На столе был ноутбук. Туалет с ванной скрывались за дверью. Ну и, конечно же, стеклянный балкон. Его можно было назвать еще одной комнатой, из которой открывался прекрасный вид на окружающий пейзаж. На балкончике стояло два кресла с подставками для ног и столик. И вот с этого балкончика была лестница, которая начиналась в полу по типу люка. Они не сообщалась с балконом первого этажа и сразу вела на улице. Как уже было сказано, балкон был полностью стеклянным, но, если присмотреться – становились заметны стальные перепонки оконного механизма. Поэтому повернув определенные ручки, можно было нарушить эту стеклянную целостность.
Первая комната была Женькина. Они зашли, и Гриша на несколько секунд замер, обратив внимание сразу на кровать, но потом деловито прошелся по номеру. Ну, конечно, сейчас видать сезон начался – номера забиты. Он заглянул на балкон:
-Да тут жить можно! – вот балкон впечатлил его больше всего. Он уселся в кресло, закурил и стал покачиваться.
Девушка отключила индикатор дыма и приоткрыла балконное окно. Сев во второе кресло, она тоже подкурила, поглядывая за Гришей. Он немного мельтишил – видимо мысли о том, что они будут жить в одной комнате, немного его смутили. По мимике было видно, что шел жутко напряженный мыслительный процесс, взвешивающий все за и против. Женьку этот факт очень забавил, но она молчала, пока не докурила.
-Что расселся? Идем! – скомандовала она. И готова была поклясться на 100 процентов, что его мысль была – что уже?
Она зашла в комнату и сняла с себя кардиган, бросив его на кровать. Гриша смущенно зашел следом, не отрывая от неё взгляда. Женька потянулась, давая ему посмотреть на себя, а потом стремительно вышла из комнаты в коридор. Он растеряно остался стоять на месте.
-Эй, граф, ты идешь или тебе понравилась эта комната? – она заглянула, озорно блестя глазами.
-А я…тут…Иду,- чуть замешкав, отозвался он. Он даже в лице поменялся от облегчения. Это стоило того, чтобы увидеть. Дважды его просить не пришлось, он подхватил свой рюкзак и вышел следом за ней.
Его комната была тут же рядом. Точно такая же обстановка и наполненность, за исключением того, что половина шкафа была наполнена разнообразной одеждой разных размеров.
-Тут много разной одежды. Она абсолютно новая с бирками и всеми прочими атрибутами,- сказала Женька, открывая шкаф в основной комнате. – В основном это классика…
-Думаю, мне это не понадобиться, - ему не очень понравилась эта идея.
-Это не означает, что тебе необходимо её носить. Просто тут бывают актерские мастер-классы и еще разные мероприятия, можно попробовать поискать тут что-нибудь подходящее под роль, сюжет или задание. Да, тут еще обувь…По ходу поймешь, что к чему….Все остальное, как у меня – туалет, ванна, балкончик – она заглянула на балкон, потом вернулась к письменному столу, на котором стоял ноутбук. – Комп рабочий, есть интернет, в столе есть диски с играми – ну это на случай желания поиграть.
-Красота!- воскликнул он, следуя за девушкой по комнате.
Она присела на кровать и взяла лежащую тут брошюру, похожую на альбом:
-Вот здесь перечень всех мероприятий на каждый день. Все расписано почасово. Все удобно в виде «сетки». Читаешь, выбираешь и участвуешь…Или не участвуешь…
Он сел рядом и пролистал брошюру. Кроме этого там было указано еще время завтрака, обеда и ужина, а также указано, что необходимо соблюдать определенный дресс-код на все трапезы – никаких пляжных нарядов, белый верх, черный низ, галстуки и прочие консервативные мелочи. Он фыркнул, но ничего не сказал.
-И еще одно, - Женька встала и подошла в еще одной закрытой двери. – Я пока еще не могу отказать себя в удовольствии не оставлять тебя одного надолго, - она толкнула дверь вперед. Та оказалась незапертой и входом в комнату девушки. – Так что, если что я за дверью,- она посмотрела на него внимательно.
-Будем дружить домами, - он развел руки. Его реакция была вполне добродушной. В принципе он подозревал, что будет находиться под её наблюдением. А уж она-то умела наблюдать.
- Ладно, я пошла, переоденусь,- она посмотрела на часы на руке. – Как ты на счет ужина?
-Поел бы чего-нибудь… Минут через 30-40…
Она кивнула и ушла к себе через смежную дверь, плотно прикрыв её за собой.
Гриша плюхнулся на кровать и достал из кармана телефон. Ира не брала трубку. И он решил, что больше ей звонить не будет. Через несколько минут ему позвонил Сашка Андреев, удостовериться, что с другом все в порядке. Они поболтали немного.
-Ладно, Сашка, мне пора идти уже…
-Куда это…
-Ха…Ужинаць, - театрально отчеканил Гриша.
-Ооо, как все запущено. А потом скажи еще, что спать…
-Не исключено,- рассмеялся Мешков. – Хотя может быть и не спать…Все, хватит базарить, а то уже слов не хватает…
-Гриша, запомни, когда нечего сказать, надо целоваться.
-Целую тебя, мой сладкий, - вкадчивым голоском произнес Гриша.
-И я тебя, мой хороший, - в тон ему ответил Саша.
Мешков потянулся на кровати, улыбаясь. Хорошо, когда есть такие друзья, как Андреев. Они уже сто лет вместе, а не надоели друг другу до сих пор…
Гриша умылся, посмотрел на свое отражение с удовольствием и вышел из ванной. Разместив свой рюкзак на свободной полке в шкафу, он достал из него свою белую футболку с длинными рукавами и эмблемами анархии и надел её. Джинсы и кеды уже были на нем, и менять их он не собирался. Выудив из того же шифоньера веселый галстук, он нацепил его поверх футболки. Пригладив волосы руками, и критично оглядев свое отображение в зеркале прихожей, он остался вполне доволен. Закрыв дверь на ключ изнутри, он поспешил в комнату девушки через смежную.
Она как раз подтягивала чулок на ноге, поставив её на край стула, когда Гриша без стука вошел к ней. Гриша, привыкший за эти пару-тройку дней видеть её чаще в джинсах и шортах, застыл немного удивленный. Она выглядела довольно красиво – длинное черное вечернее платье с рукавами три четверти приталенное с глубоким вырезом впереди и полуоткрытой спиной сзади.
Женька плавно убрала ногу со стула, хотя она явно не ожидала его появления в данный момент.
-Я готова, - сказала она, обувая туфли, и взяв маленький клатч в руки.
-Я тоже, - сказал Мешков, ожидая её реакции на его несоответствующий внешний вид.
Женька улыбнулась и сняла с него галстук:
-Вот так ты выглядишь вообще потрясно! Ой, нападут на тебя местные аборигенки.
-Поэтому ни на секунду не оставляй меня одного, а то искушение окажется слишком велико, и я не сдержусь, - он чуть приобнял её.
-Поверь мне, не оставлю,- подмигнула она, игнорируя его руку на своей талии.- Идем же, а то я сейчас на людей начну бросаться от голода, - и она направилась к выходу. Уже закрывая дверь, она вдруг спросила его: - А я так и не спросила за весь вечер – как ты себя чувствуешь?
- Бодр, заинтересован и воздух тут чудесный,- улыбнулся он…
Они спустились по лестнице на первый этаж. Ресторан находился здесь. Дресс-код, конечно же, не был фикцией и действительно существовал, судя по тому, что в зале были все одеты согласно требованиям. Дамы в вечерних платьях различных фасонов и расцветок, мужчины были в костюмах или просто в брюках и рубашках. Но на Мешкова никто не обратил внимание – ни администратор, ни официанты. Их определили за свободный круглый двухместный столик и выдали меню. Пока Женька листала странички с блюдами, Гриша разглядывал помещение. Вполне стандартное, много столиков, приглушенное освещение, была даже небольшая сцена с живыми музыкантами, которые наигрывали джазовые мелодии. Вот это его заинтересовало.
-Закажи и мне что-нибудь,- попросил он девушку. Так не хотелось пока думать ни о чем, даже о том, что есть. Она кивнула и, когда подошел официант, сделала заказ…
-Женечка, душа моя, ты ли это? – седовласый импозантный мужчина лет 50 подошел к их столику. Девушка встала, и Гриша последовал её примеру.
- Эдуард Владленович, рада Вас видеть,- девушка протянула ему руку, которую тот галантно поцеловал.
-Григорий Юрьевич, и Вы тут.
-Вот так встреча,- Гриша пожал протянутую ему руку. Это был руководитель секции актерского мастерства в театре, где шла постановка «Родда». Именно к нему ходили на занятия все артисты этого и прочих мюзиклов и спектаклей.
-А я вот приехал с мастер-классами на разные темы. Начинаю работу с послезавтрашнего дня – так что милости прошу…
-Что же мы стоим?- воскликнула Женька. – Присаживайтесь к нам…
-Я на минуточку и удалюсь,- пообещал руководитель и присел за столик на стул, который услужливо принес официант.
- Это Вам от соседнего столика,- полушепотом сказал официант Женьке, показывая ей бутылку сухого белого вина и указывая в сторону передавших. Девушка, повернувшись, увидела Андрея с двумя участниками его группы, улыбнулась и кивнула. Официант открыл при них бутылку вина и стал разливать его по бокалам, начиная по старшинству. Гриша вопросительно посмотрел на девушку, а она чуть отрицательно качнула головой. Этот не скрылся от пристального внимания Эдуарда Владленовича, но он лишь улыбнулся, но ничего не сказал. Мешков отказался от вина и ему налили в бокал воды.
-За прекрасный отдых! – предложил тост театрал.
Женька с Гришей поддержали его. Мешков отхлебнул воды и с укором посмотрел на девушку. Она в ответ мило улыбнулась.
-Ах, Эдуард Владленович, как я рада Вас встретить тут!- к ним подбежала довольно милая блондиночка с пышным декольте и откровенным вырезом на платье. Театрал встал, приветствуя её. Гриша автоматически подскочил со стула за ним. Официант, словно следивший за ними, поднес еще один стул и поставил его между Женькой и Мешковым.
- Я так жду вашего мастер-класса. Правда ведь первая тематика будет посвящена взаимоотношениям партнеров на сцене. А я вот все в поисках партнера, это же парный мастер-класс…-она искоса глянула на Гришу. Того аж передернуло. И он передвинулся к стулу, который принес официант, поближе к Женьке.
-Ой, Женечка, а я сразу тебя и не заметила, - блондинка заулыбалась, протягивая девушке руку. Женька пожала, её не вставая:
- Ты же знаешь, дорогая, что без меня не обходится ни одно серьезное мероприятие…
-А ты смотрю с новым партнером, впрочем, как обычно…
-Да, это мой хороший друг…ммм…Граф Григорий…- Женька состроила важную гримасу и посмотрела на Гришу. Главное, чтобы он поддержал игру.
-Граф Григорий? – с придыханием переспросила блондиночка и протянула ему руку. – Альбина…Можно просто Альбина…
Мешков едва коснулся её руки губами и предложил ей присесть на свой прежний стул.
-Самый что ни есть настоящий,- подтвердил он.
-Ах, Вы наверное с самого Парижа…С Прованса… У вас такие изысканные манеры, - томно сказала блондиночка.
- Что Вы! Вы мне льстите, но Вы ошиблись. Я из Трансильвании, провинции Румынии…
-Ах да, слышала…
-Ах слышали…Значит, мы с Вами побеседуем об этом, как-нибудь лунной ночью, - Гриша гипнотизировал её взглядом. Он никогда не понимал, чем так покорял его взгляд, но барышни просто готовы были на все. И он еще улыбнулся, и все…Альбина часто задышала, засмущалась и, сославшись на важные дела, покинула их.
Женька едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. Эдуард Владленович не сдержался и похвалил его:
- Вы прекрасный актер!
-Что Вы! Я сегодня Граф Трансильванский, - улыбнулся Гриша.
-Ладно, простите старика, покину Вас! Хорошего Вам вечера!
Они чуть привстали, прощаясь с ним.
-А ты, граф, сегодня в ударе! Послал барышню в нокаут,- усмехнулась Женька.
Им как раз принесли еду.
- Скажу так, грудь у неё, конечно, большая, но твоя мне больше нравится…
-Гад!- возмутилась она.
-Мышонок, это комплимент! Тогда зачем надевать такое платье…Ну с таким вырезом…- его взгляд скользнул по её вырезу.
Она изобразила рукой когтистую лапу и погрозила ею ему:
-Ешь давай…
-Приятного…
-Взаимно…
Они ели, разговаривая о своем, и больше их никто не беспокоил. Альбина, передвигавшаяся от столика к столику, приветствовала знакомых, заводила новые знакомства, периодически поглядывала на Гришу, который уже давно про неё забыл. У неё созрели определенные планы на этого мужчину. И, не важно, кем он был, она хотела его заполучить. Мешков еще не подозревал об этом, и у него вообще в планах не было никаких интимных мероприятий…
Они поели и ушли из ресторана в свой общий номер. Женька переоделась в удобные джинсы и футболку с длинными рукавами и засела у себя на балкончике, куря и рассматривая сетку мероприятий на ближайшие 3 недели. Гриша был у себя, и, скорее всего, тоже этим занимался.
Минут через 30-40 он постучат в дверь и вошел.
-Я на балконе,- отозвалась Женька. – Сок будешь?
-Буду, - он сел на свободное кресло и положил свою сетку мероприятий на столик.
-Только стаканов нет, - она подвинула ему тетрапак с соком.
Он сделал пару глотков из пластикового горлышка упаковки и закурил.
-Я тут немного запутался. Столько информации…
-Я сейчас покажу, что у меня получилось, и ты поймешь… - она тоже закурила и подвинулась к нему ближе. Они сидели, касаясь головами, склонившись над сеткой мероприятий. – Прежде всего, надо просмотреть все на ближайшие 3 недели. Бывают мероприятия, которые не повторяются. Вот, например, она открыла сетку мероприятий, которые должны были быть через 3 дня. – Вот тут мое шоу огненное, а в другие дни на это время – то фильм, то посиделки у костра. А в целом, тут все циклически повторяется. Ты пробуешь все, а потом решишь, что больше нравится…
-В принципе понятно.
-Тогда давай на завтра скооперируемся. Ты ведь помнишь – будем практически все время вместе.
Он кивнул. Она положила обе сетки рядом:
- Тут есть тренажерный зал с инструктором, есть бассейн. Думаю, лучше выбрать бассейн. Например, с 7 до 9 утра. Два часа достаточно?
-Вполне…
-Я просто по времени не сориентируюсь – я в бассейн не ходила никогда.
-А вот я частенько бывал, но потом график сбился, и не стало времени…
-Вот сейчас оно самое то…Только еще воспользуйся пару дней водостойким пластырем, я на столике оставлю,- она указала ему на его живот. Он кивнул. - Дальше смотри – с 9 до 11 – завтрак. А с 11 есть несколько вариантов мероприятий – женский пляжный волейбол, гонки на квадрациклах, прогулка на лошадях, занятие со спелеологами…
-Конечно же, женский волейбол…Тем более, послезавтра его не будет…
- Послезавтра вы будите в футбол играть…
-Мы? – он удивленно посмотрел на неё.
-Ага, завтра женская половина играет, а мужская в качестве болельщиков…
-И ты будешь играть…
-А что я не подхожу под параметры игрока? – она прищурилась.
-А я вот завтра посмотрю…-он хитро загримасничал.
-Ха! Смотри себе, смотреть никто не запрещает…
-Ах, ты ж…мышонок…- он шутливо поймал её за шею и прижал к себе.
-А что я? Я тоже люблю смотреть, как мужики в трусах за мячиком бегают, - отшутилась она.
-Надену самые красивые трусы, - подмигнул он. – Хорошо, - он отпустил её и опять заглянул в сетку. - Потом обед с 13-00 до 15-00…Дневной сон? А сон после обеда будет?
- Можно и сон…Это тоже по желанию…
- Дальше – вокал, танцы, театр…
-Начинают работать студии – можно позаниматься вокалом, театральные мастер-классы, танцевальная секция, а еще те же гонки, спелео и лошади…
-Блин, голова кругом, как все успеть…
- С утром определились, поэтому после обеда можно по ходу сориентироваться, - она устало потерла виски.
- Тогда так и сделаем…Что ты, мышонок, устала? – спросил он, заметив её жест.
-Немного…Но вот от прогулки по пляжу я не откажусь – нужен свежий воздух перед сном, - она встала и потянулась.
-Читаешь мои мысли,- он тоже с готовностью встал.
Женька взяла свою кофту, а Гриша – куртку, и они вышли на прогулку…
Вернулись они ближе к полуночи, уставшие и чуть подзамерзшие от прохладного и свежего морского воздуха. Взяв в баре отеля чай с лимоном, они поднялись к себе. Гриша расположился на своей кровати с чаем, а Женька на своей. Дверь между их комнатами была открыта, и они переговаривались.
-А ты в бассейн пойдешь? – вдруг спросил он.
-Неа, у меня по плану тренировка…
-Каждый день? – его голос звучал сонно. Он допил чай и теперь лежал на спине, подложив руки под голову. Свет в его комнате был выключен.
-Каждый день, с 6 до 8, изо дня в день, из недели в неделю, из года в год…- она зевнула.
- Вот это сила воли….Меня бы не хват…ило..- последние слова он промурчал как-то неразборчиво.
Женька допила чай и, поставив чашку на тумбочку, тихонько встала и заглянула к Грише в комнату. Он спал. Она усмехнулась и вернулась к себе. Выключив верхний свет, она оставила гореть ночник, переоделась и легла спать…

1 Мешков проснулся минут за 15 до её будильника. Он уже и забыл, когда так хорошо и спокойно спал. Чувствовал себя бодрым и отдохнувшим. Взглянув на телефон и убедившись, что никто не звонил, он отложил его назад на тумбочку.
Когда зазвонил будильник Женьки, Гриша закрыл глаза, сделав вид, что спит. Он знал, что девушка зайдет к нему, проверить все ли в порядке. Так и произошло. Она зашла тихонько к нему, потрогала его лоб, пощупала пульс на руке. Он едва удержался, чтобы не напугать её. Потом она ушла.
Он слышал, как покопошившись тихонько, она вышла из своей комнаты. Он подождал пару минут и вышел следом за ней…
Она шла далеко впереди по пляжу, практически у самой кромки воды, с ковриком и мешком с реквизитом для тренировок. А Гриша шел по дорожке за первым рядом деревьев. Женька дошла до самого отдаленного места на пляже – тут в это время никого не было, впрочем, как и в другое время, тут редко, кто бывал. Зачем он следовал за ней? – Просто делать было нечего – до его запланированного вчера плавания оставалось около часа.
Девушка ничего не замечала вокруг. Она была в наушниках, и музыка в них полностью отделяла её от всего окружающего. Да и знала она, что никого не встретит тут в это время, поэтому была абсолютно расслаблена. Гриша устроился на нижней ветке дерева, скрытый его стволом. Он в принципе знал, что она будет делать, так как видел уже кусочек её тренировок. Но она начала с растяжки. Медленные движения похожие на танцевальный па и фигуры из йоги на фоне шума морского прибоя выглядели довольно сексуально. Мешков с удовольствием наблюдал за ней, выглядывая из своего укрытия. Он и представить себе не мог, что она настолько нежная и пластичная.
Женька закончила разминку, расположившись на коврике, на спине, сложив ноги бабочкой и вытянув руки вверх. Гришу уже подрывало подойти к ней, но то, что он увидел дальше, его остановило. Она расплакалась. Причем не просто потекли слезы, а по-настоящему разревелась. Он в замешательстве спрятался за своим укрытием.
Женька успокоилась, вытерла слезы и занялась основной тренировкой. А Мешков тихонько поспешил уйти. Вся эта ситуация привела его в некоторое замешательство, как впрочем и вообще приводили женские слезы…

Альбина томно разлеглась в одном из шезлонгов, расположенных по краям бассейна. На ней был красивый и довольно откровенный раздельный купальник, подчеркивающий все её достоинства. Она глаз не отрывала от плавающего туда-сюда по длинной водной дорожке Мешкова. А он, казалось, совершенно её не замечал и наслаждался ощущением водной невесомости. Бассейн пришелся ему по душе. Здесь было большое светлое помещение с идеальной чистотой. Большие стеклянные окна, шезлонги, пару вышек для прыжков и 10 дорожек для плавания, отграниченных друг от друга пенопластовыми линиями буйков. Вода была прозрачная и с подогревом. Сервис тут тоже был на высоте – на входе в раздевалке можно было получить все, начиная от плавок, заканчивая тапочками. Мечта! Кроме него было еще три таких же плавца, но они были на дальних дорожках. Поэтому ни с кем не надо было разговаривать, чего совершенно не хотелось порой по утрам.
Сколько он уже кругов намотал туда-сюда, он не считал. Его мысли возвращались к Женьке, вернее к тому, как она плакала сегодня на берегу. Почему? Может что-то случилось? Но ведь она выглядит вполне веселой…
Альбина, решившая действовать, вышла на край бассейна и походкой от бедра направилась к бару. Мешков как раз завис в воде, облокотившись о край бассейна на локти и приглаживая волосы. Цокот каблучков отвлек его от мыслей и заставил повернуться в сторону идущей девушки. Альбина доцокала до бара, взяла два ярких коктейля и стала возвращаться назад. Гриша нахально рассматривал её с ног до головы. Девушка присела на корточки и поставила перед ним коктейль. Он нахмурился.
- Утро доброе? – поинтересовалась, появившаяся, словно из ниоткуда, Женька. По сравнению с Альбиной она была очень одета(бриджи, футболка и кофта), но выглядела более привлекательно, как отметил про себя Мешков.
-Доброе, - он улыбнулся.
-А что это вы тут с утра пьете? – поинтересовалась девушка и, взяв коктейль, предназначенный для Гриши, отпила большой глоток. Алкоголь разлился теплом по голодному организму буквально за секунды.
- Женский алкоголизм считается тяжелым заболеванием, - отчеканил Гриша, глядя на неё с усмешкой.
- Употребление женщиной рома до 16-00 делает её пираткой, - показала ему язык Женька и выпила залпом остатки коктейля. Альбина, почувствовав себя лишней в этом дуете, фыркнула и ушла, чуть толкнув девушку плечом.
-Что ты делаешь, тебе же еще играть сегодня,- пробурчал он, имея в виду соревнования по женскому волейболу.
-Ой, ой, ой…- она присела к нему поближе. – И с каких это пор мы стали такие заботливые?- поинтересовалась она, чувствуя, как от алкоголя у неё в голове появилось легкое кружение.
-Больно уж надо…Я бы не пил…
-Плыви, граф, на берег…Есть хочу, умираю…-она села на шезлонг, пытаясь унять алкоголь в крови. «Что-то слабенькая я стала, хотя если учесть, что ничего не ела с утра, то состояние вполне объяснимое».
Гриша послушно поплыл к ступенькам…
После завтрака ей стало немного лучше.
-Еще полчасика и буду, как огурчик, - сообщила она ему.
-Зеленой и в пупырышках? – мрачно уточнил он, мешая сахар в чае.
-А что такое? Что мы такие мрачные? – у неё еще немного была развязной речь. Ром в коктейле и, правда, был крепок для употребления натощак. – Я же сказала, все будет нормально…
Они допили чай и вернулись в номер. У Женьки начала побаливать голова – в её случае признак того, что алкоголь начинал выходить. Она порылась в сумочке и нашла таблетки от головной боли.
- Помоги мне обработать шовчик, - Гриша зашел к ней в комнату.
-Садись на балконе,- она выпила таблетку и, вымыв руки, принесла на балкон йод для обработки шва.
Сняв пластырь, она пощупала область подшивки. Имплант ощущался едва различимым бугорком. Ниточки на шве не контурировались, а значит, потихоньку рассасывались.
-Ну, что? Жить буду? – поинтересовался он.
-Да, долго и счастливо,- пообещала она, обрабатывая участок кожи йодом.
-Никогда больше так не делай,- вдруг сказал он.
Она немного удивленно посмотрела на него.
-Не пей за меня… - он говорил серьезно. – Пока мы здесь я не буду пить, пока ты сама не скажешь, что можно. Поэтому не надо таких подвигов.
Она пожала плечами, не зная, что и сказать. Вообще все было задумано, как шутка, а получилось не совсем смешно. Они закурили, и некоторое время сидели молча. Потом Женька надела свои кеды, и они пошли к месту проведения соревнований по волейболу…

Команда Женьки выигрывала. Футболки всего женского состава обоих команд были мокрыми и от интенсивной игры, и от хорошо пригревающего солнца. Мужская половина, громко поддерживая игравших, любовалась красивыми женскими телами. Финальный свисток поставил окончательный счет в игре. Гриша, держа в одной руке кофту Женьки, подскочил к ней, поймал в свои объятия и принялся кружить. Девушка тоже вся была в эйфории от игры и победы. Она крепко в него вцепилась и визжала от восторга. К ним присоединились остальные участницы-победители и болельщики, и практически мгновенно образовалась куча-мала.
Гриша с Женькой выбрались из толпы и побежали по пляжу. Потом бег перешел с шаг. Мешков обнял её и чмокнул в щеку:
-Ты классно играла! Такие точные подачи! Я давненько так не болел ни за кого от души…
-У нас просто команда хорошая подобралась – понимали друг друга с полуслова. Фууух…Я с ног валюсь! Мне срочно нужен горячий душ…
-Так что мы стоим, бегом в номер,- скомандовал он…
Душ, потом обед, небольшой отдых за сигаретами, соком и разговорами ни о чем. Потом они пошли посмотреть на вечерние мероприятия, еще не определившись, куда пойти. Для каждой секции (танцы, музыка, театральные мастер-классы) были выделены отдельные одноэтажные постройки недалеко от пляжа, с огромными окнами, зеркалами, где надо, и хорошим освещением. В музыкальной секции находилось огромное количество разнообразных инструментов, были инструктора-учителя, и сам зал был разделен на небольшие комнатушки, с отличной звукоизоляцией, где можно было уединиться и поиграть на любом инструменте, не мешая никому. В танцевальной секции был огромный хорошо освещенный зал, идеальный танцевальный паркет, зеркала и инструктора, дающие мастер-классы по различным танцевальным направлениям. Театралы занимались на двух площадках – одна в виде сцены прямо на самом пляже, а вторая в подобной, как и у прочих секций, постройке. Но их работа начиналась завтра, поэтому их территория была пуста.
Гриша загорелся сразу заглянуть в музыкальную секцию, но, увидев там Альбину, он почему-то передумал, и они с Женькой отправились гонять на квадрациклах…
Потом они вернулись в номер, переодеться к ужину. Настроение у обоих было отличное. После ужина они засели у Женьки на балконе, строя планы на завтра. Мешков все еще был переполненный эмоциями после гонок, его все тянуло дальше куда-то пойти гулять. Но у девушки были немного другие планы на него на сегодня. Она понимала, что при довольно неплохом физическом состоянии такая сегодняшняя нагрузка завтра даст ужасную крепатуру, поэтому нужен был хороший расслабляющий массаж.
- Как ты на счет массажа? – спросила она, когда они уже решили все планы на следующий день.
-Хорошо смотрю, - он с готовностью тут же снял с себя свою футболку. – У меня тут так тянет,- он повернулся к ней спиной и потрогал свои плечи.
Она погладила его по спине и улыбнулась:
-Заманчивое, конечно, предложение, но я знаю место, где это сделают лучше, чем я…
-Да, а я уже подумал…- он почесал затылок.
-Там у тебя в ванной есть халат, переодевайся и пойдем вместе…
-Что еще за хрень? - он вставил яркое словцо. - Носить белые халаты…
-Да причем тут это…Просто удобно…Прибью! – она погрозила ему кулаком. – Быстро пошел переодеваться, иначе заломаю и одену так, как мне надо.
-Ишь ты, какая она злая…Как надо… - и бурча, Гриша отправился к себе.
И надо сказать, он не пожалел, что надел халат. Они еле дошли до своих кроватей от массажистов и тут же завалились спать…

2 Следующее утро началось практически также. Гриша проснулся раньше, притворился спящим, когда Женька заглядывала к нему, а потом последовал за ней до места тренировки. И она опять плакала, его не замечая…Мешков так же, как и в прошлый раз, бесшумно и незамеченный удалился…
Гриша подплыл к краю бассейна и, оперевшись на локти, пригладил волосы. Недалеко от него на шезлонге полулежала девушка и наблюдала за ним внимательно. Он давно знал, что за ним наблюдают, но старался не замечать и не обращать внимания, думая, что это опять Альбина продолжает свои попытки завязать знакомство. Но это была Женька.
-Эй, граф! Плаваешь тут и совсем меня не замечаешь! – она, шутя, запустила в него его же полотенцем.
Он поймал полотенце и даже обрадовался, что это была она. Мешков легко подтянулся на руках и вылез из бассейна.
-Ничего себе!- воскликнула Женька, глядя на него.
-Ха!- он, вытираясь полотенцем, подошел к ней. Она внимательно рассматривала его. Мешков, поймав этот взгляд, даже начал позировать ей, чтобы было лучше видно. Сначала он расставил руки в стороны, потом опустил их. Повернулся одним боком, затем другим, показывая татуировки. Повернулся спиной, не спуская глаз с девушки.
-Ну как? – поинтересовался он, глядя на неё через плечо.
-Отлично, - она улыбнулась. – Утро доброе?
-Доброе, - улыбнулся он и сел рядом с ней на свободный лежак, промокая волосы полотенцем. – Чувствую себя отлично. Кстати, хотел сказать, что с массажем ты угадала. Сегодня практически ничего не ломит…
Она внимательно смотрела ему в глаза. Он чуть наклонился к ней и тоже внимательно посмотрел ей в глаза. И тут до него дошло, почему она его так пристально изучало.
-Ну, что? Довольна? – ехидно поинтересовался он.
-Очень, - спокойно ответила она и облокотилась спиной на шезлонге.
Больше всего его раздражало, что он попадается на её эти взгляды.
-Я пойду, переоденусь, - он бросил ей мокрое полотенце и направился в раздевалку. Но на полпути передумав, вернулся, подхватил девушку на плечо и потащил с собой. – А ты пойдешь со мной! Тебе же надо не оставлять меня ни на минуту, - прокомментировал он свои действия. Женька посопротивлялась немного, но эффекта не было никакого. Поэтому она терпеливо смирилась с ситуацией.
Альбина, которая только вошла, конечно же, увидела их и злобно сжала кулаки. Черт! Эта Женя опять успела раньше неё. Фыркнув им в след, она, громко цокая каблуками, вышла из помещения.
Гриша переоделся в присутствии Женьки, которая отвернулась для приличия, и они пошли на завтрак, не говоря друг другу ни слова. Еда сделала Мешкова немного добрее, а чай с лимоном, который они взяли себе в номер, и выкуренные сигареты на балконе у девушки, окончательно примирили его с Женькой.
-Ну, вот и все, теперь можно не пользоваться пластырем,- сказала она, обработав шов йодом. Он сидел, облокотившись на спинку, в кресле перед ней в одних джинсах.
-Прости меня за…-он замялся, не зная, как назвать свое поведение правильно. Ведь он прекрасно понимал, что за ним надо следить, по крайне мере пока.
-Да, я все понимаю, - она протянула ему руку. – Мир?
-Мир, - он с готовностью пожал руку.
Женька взглянула на часы на руке:
-Так, а чего это ты еще не одет! Ты играть будешь или нет?
-Все, уже бегу…
Мешков быстро сменил джинсы на шорты, надел светлую футболку, в которой был, носки, кеды. Солнышко припекало по-летнему днем, поэтому в куртке не было смысла. Глянув на телефон, он уже более спокойно отреагировал на пустой дисплей – ни пропущенных, ни смс. Вздохнув, он положил телефон на тумбочку.
-Я готов, - сообщил он ей, возвращаясь в её комнату…
Футбол на пляже был не менее динамичным, чем женские соревнования в предыдущий день. Правда, желающих оказалось не так много, но на две команды насобиралось даже с небольшим запасом. Команда, в которой играл Мешков проигрывала на пару голов.
-Б…ть, членистоногие, - ругнулся он, плюхнувшись на лавку на ряд ниже, чем сидела Женька. Им дали минут 20 на отдых между таймами. Потом они должны будут поменяться воротами. Она протянула ему бутылочку воды. Он отпил немного, потом полил себе на лицо, как делал во время концертов. –Вратарь у них красавчик! Столько мячей отбить, - он плюнул и опять полил себе на лицо. – А у нас никакой командной игры. Кто в лес, кто по дрова…Что они в футбол не гоняли никогда…-продолжал сокрушать он, сопровождая все ярким народным фольклором, обливая себя водой и плюясь. Потом он стянул с себя футболку, вытер лицо и закурил. Женька села позади него, притянув его немного к себе. Её руки пробежались по его плечам, разминая мыщцы. Он замычал, давая понять, что она угадала.
-Вот сейчас отдохнете, соберетесь, - Женька продолжала разминать ему плечи, чувствуя, как он успокаивается…
И его команда проиграла. Мешков лютовал.
- 3:0…Б…ять…3:0…- с футболкой, повязанной на голове, и свирепым выражением лица он выглядел настоящим пиратом. Мешков обливался водой, плевался и ругался так, что его, наверное, слышали за километры от площадки. Женька с каменным спокойствием и интересом наблюдала за ним, сидя на лавке. Причем он это все высказывал девушке так, как будто она могла на это повлиять. Она смотрела, слушала и представляла, во что это дальше может вылиться. Скорее всего, он немного успокоится, но останется плохое настроение, которое приведет к тому, что появится желание валяться на кровати и, возможно, пить что-нибудь алкогольное. А это Женьку не очень устраивало.
Поэтому она для начала дала ему высказаться вволю – не перебивая, а, молча, слушая все его излияния. Наконец, он успокоился, и устало плюхнулся на скамейку.
-Идем,- скомандовала девушка, вставая.
-Куда?- буркнул он.
-Пройдемся,- она пожала плечами.
-Я устал, хочу поваляться до обеда, - он отмахнулся.
-Ну, уж нет,- она схватила его за руку и потянула за собой.
-Да не хочу я никуда, - он вырвал у неё свою руку и закурил.
Женька не настаивала. По горячим следам навязать свое не получилось, значит, переходим к другому варианту.
-Тогда я пошла,- и она зашагала от него.
-Ты куда?
-Туда, куда ты не захотел, - она помахала ему рукой, не оборачиваясь. – Встретимся за обедом…
Мешков буквально несколько секунд сидел, глядя ей в след, а потом рванул следом.
-А куда это туда? – поинтересовался он, догнав её.
Она хитро посмотрела на него и побежала вперед.
-Черт! Ну, так нечестно, мышонок, - по её взгляду он понял, что попался на уловку. – Вот щас я тебя поймаю, и хвост твой мышиный накручу! – и он побежал следом за ней…
Она прибежала первой к музыкальной секции и плюхнулась на ступеньки, тяжело дыша. Мешков присоединился к ней буквально через несколько секунд.
-Ну, ты спринтер… - и он чуть было не добавил еще к этому фольклорное выражение, но вовремя остановился.
Женька погрозила ему кулаком и хмыкнула, потом встала и пошла вверх по ступенькам. Мешков почесал затылок и пошел следом.
-Таакс…- протянула она, рассматривая гитары. Для неё они все были красивыми, но какая из них хорошая она не могла сказать. – Какая тебе нравится? – поинтересовалась она у Гриши. Он посмотрел, попробовал каждую и выбрал.
-Отлично. Теперь идем сюда, - он повела его к свободной стеклянной комнате. – Располагайся и играй…
-А что играть?- поинтересовался он, не совсем понимая, что от него хотят. Он здесь был в первый раз.
-Что захочешь, что придет в голову, - она пожала плечами.
-А ты?
-А я буду на улице – с инструментами я не дружу,- усмехнулась она.
-Хоть что-то ты не умеешь…
Женька ушла, прикрыв дверь. Мешков оказался в каком-то вакууме по ощущениям. Он оглянулся. Через стенку от него тоже сидел мужчина за клавишами и, надев наушники, что-то музицировал, не обращая ни на кого внимания.
-Что ж..попробуем… - Гриша догадался, что и куда надо было подключить…
1,5 часа с гитарой сделали из него другого человека. Он вышел спокойным и с хорошим настроением. Футболка с его головы заняла свое обычное место. Женька сидела на ступеньках, закинув ногу на ногу, слушала музыку и наблюдала за проходящими мимо людьми. Она его не видела и не слышала. Он сел позади неё на ступеньки. Девушка резко повернулась, посмотреть, кто это был, снимая наушники. Увидев его, она расслаблено облокотилась на него.
Мешков нежно взял её за шею. Она немного удивленно посмотрела на него снизу вверх, запрокинув голову. Гриша чмокнул её в лоб:
-Спасибо…Меня попустило…
-Ха…Обращайтесь, граф,- она протянула руку и пригладила его взъерошенные волосы. Его взгляд скользнул к её губам, и Женька его заметила. Нет, нет, нет. Нельзя- она одернула себя мысленно. –Идем обедать?- она встала. – Еще заскочим переодеться.
Он кивнул, внимательно глядя на неё…
- Приду домой, закрою дверь, оставлю обувь у дверей, залезу в ванну, кран открою и просто смою этот день, - начал свое занятие Эдуард Владленович. – Эту простую истину надо запомнить на всю жизнь – дом – это не храм перевоплощения. Дом – это то место, где вы можете быть самим собой и где не надо играть какую-либо роль. Поэтому «смывайте» все плохое, приходя домой….
Желающих попробовать себя в театральном мастер-классе по теме «Он и она» оказалось не так много. Гриша был среди них. Он, конечно же, был уверен, что Женька будет с ним, но она предпочла танцевальную секцию, поэтому «вручив» его Эдуарду Владленовичу, она смылась на свое занятие с Андреем. Мешкова немного раздражил этот факт. Но взвесив все факты, он не смог себя представить в роли танцора, поэтому успокоился.
В партнеры ему досталась Альбина, несмотря на его откровенные протесты. Но Владлен Эдуардович знал волшебные слова для каждого, и это касалось не только Гриши:
- У нас же здесь все ненастоящее! Все вокруг иллюзия, игра, фон, который вы создаете сами. И кто в дальнейшем решится выходить на сцену должен помнить, что партнерами вашими будут разнообразные люди! И, поверьте мне, дай бог, чтобы между вами было хотя бы банальное взаимопонимание того, что вы делаете общее дело. Я даже не говорю о дружбе или любви. Вы должны уметь переломить себя на сцене и сыграть так любовь, чтобы все вокруг поверили…Итак, приступим…
Первое занятие длилось около 2х часов. Их учили, как стоять, как обнять, как смотреть и многому прочему, что дополняло и создавало иллюзию идеальной пары на сцене. Мешкову понравилось все, и он решил пройти этот курс до конца. По окончанию мастер-класса через 2 дня каждая пара должна будет показать два коротеньких номера. Один из них был плодом фантазии партнерши, а второй – партнера. Эти номера должны соответствовать тематике занятий «Он и она». Глядя на Альбину, у Гриши уже созрел коварный план постановки, но он не торопился открывать его. Поэтому предоставил девушке первой высказаться. Идея была банальной – сделать номер под песню «Коды» Девушка и граф.
-А потом ты…- Альбина ему рассказывала что-то, но он полуслушал её. Они как раз проходили мимо танцевальной студии, и ему стало интересно посмотреть, как там занимается Женька. Если их 2 часа занятия уже прошло, то у неё - только один час. До ужина было еще много времени, проводить их с Альбиной ему было неинтересно. И как раз по странному стечению обстоятельств, его спутница встретила своих подружек, и, после знакомства их с Мешковым, она стала хвалиться, что они в паре участвуют в мастер-классе. Гриша воспользовался этой ей занятостью и, покинул их женское общество, решительно направившись в сторону входа в танцевальную секцию.
Альбина, увлекшаяся рассказами про будущую постановку, заметила его исчезновение, когда он уже входил в двери. Быстро распрощавшись с подружками, она буквально побежала за ним…
-Отлично! – ведущий мастер-класс по танцам довольно посмотрел на вошедшего Мешкова. – Разувайтесь, и вот ваше место рядом с вашей партнершей, - он указал на свободное место в полукруге сидящих на полу участников. Гриша даже не видел, кто ему достался в партнерши. Ему достаточно было мельком посмотреть на спешащую в класс Альбину, чтобы мгновенно принять решение по поводу своего участия в том, в чем он был абсолютным медведем. Он разулся рядом с дверью, добавив свою обувь к общей куче, и пошлепал босыми ногами к своему месту.
-Что ты тут делаешь? – прошептала ему Женька. Теперь они были в паре.
-Ты против? – улыбнулся он.
Она пожала плечами. Но надо сказать, Гриша даже немного обрадовался – находиться с Женькой практически всегда вместе он привык, поэтому побыть на одном занятии с ней не составит ему труда.
Альбина зашла в зал, когда он уже сидел на полу. Ведущий тоже ей предложил участвовать, но предупредил, что она временно останется без партнера. На это блондиночка фыркнула и ушла. Мешков облегченно вздохнул.
- Между партнерами должен быть тесный контакт и определенная связь. Вы должны не просто обнимать друг друга. Вы должны чувствовать каждое движение партнера или партнерши. Ммм…С чем бы это сравнить…Скажем, вы гигантский спрут, который обнимает щупальцами свою жертву…Чем жертва больше сопротивляется, тем более жестко сжимаются щупальца…Я имею в виду не то, что надо душить друг друга, а то, насколько необходимо быть чувствительным…
Гриша поднял руку. Женька удивленно на него посмотрела.
-Да? – спросил ведущий мастер-класса.
-Возник вопрос. Я, допустим, придушить-то чуток могу, - он, шутя, прижал к себе сидящую рядом Женьку. – Но что мне делать с моими щупальцами? Они у меня привыкли быть в растопырку. Как же мне ими не махать во все сторону?
-Хороший вопрос….Поэтому в танце, как в принципе и в жизни, важно, чтобы ваша парнерша вам нравилась на столько, чтобы вам хотелось собрать свои щупальца вокруг неё…Но только в хорошем смысле…Никаких удушений, даже нежных и даже в порыве страсти…Вот, например, вам нравится ваша партнерша?
-Ну…как бы это сказать…- Гриша не ожидал подобного прямого вопроса в лоб. –Мне в целом женщины нравятся…-нашелся он. Сам того не замечая он продолжал одной рукой обнимать Женьку, еще и немного нервничая и прижимая её к себе все крепче и крепче.
-Я вам больше скажу…Она вам нравится…Вы ведь пришли сюда минуту назад, а ваши щупальца уже обвились вокруг неё…
Вокруг раздались смешки.
-Черт! – Гриша почесал затылок и отпустил Женьку.
-Отставим разговоры и начнем. Сейчас мы вам покажем то, чему бы мы хотели вас научить…- ведущий мастер-мастер класса, протягивая руку своей партнерше…
И они показали. Это был настоящий рок-н-ролл. Буги-вуги. Мешкову подобное пришлось естественно по душе, начиная от движений, заканчивая музыкой. И, если он заранее думал, что больше сюда не вернется на занятия, то после показательного просмотра он немного изменил свои планы…
Через три часа (вместо запланированных еще двух) всех отпустили, назначив на следующий день очередное занятие. Настроение было рок-н-ролльное.
-Почему ты мне не сказала, что это будут такие танцы? – немного возмущенно поинтересовался он, когда они возвращались после занятия в номер.
-Я не успела. Ты услышал слово «танцы» и сбежал от меня к Альбине, - она показала ему язык.
-А вот за это, - он обнял властно её за плечи. – Тебе придется терпеть меня и мои шупальца, - и он зловеще захихикал.
-Ой ой ой! Испугал! У тебя, между прочим, неплохо получается. И мне очень нравится с тобой танцевать, - она обняла его за талию.
-Вот черт! – он отпустил её, теперь оказавшись в объятиях Женьки. Это был не его сценарий.
-Это я тебя теперь не отпущу из моих щупалец, - голос девушки теперь звучал круче, чем его в такие моменты.
Гриша изобразил ужас и рванул от неё вперед. Женька побежала следом.
-Товарищ Бендер! Товарищ Бендер! – ей пришла в голову эта сцена из фильма «12 стульев». Не в силах выдерживать серьезности самой ситуации она расхохоталась, свалившись на колени…
Мешков сидел и ждал её под дверью их номера. Она пришла минут через пять после него.
-Ты знаешь, я думал, что сегодняшний день полный абзац, - он поймал её за руку, все также сидя на полу и глядя на неё снизу вверх. – Но оказалось, что не все так потеряно…
Она хмыкнула и подмигнула ему:
-Это еще не все на сегодня…-Женька открыла дверь и потянула его за руку внутрь.
-Дааа? – протянул он заинтересовано.
-После ужина сходим на прогулку за территорию…
После ужина Женька переоделась в джинсы, футболку и кофту, обула кеды. Мешков сменил шорты на джинсы и накинул поверх футболки куртку. Дресс-код он категорически не соблюдал, впрочем, девушка его не насиловала в этом. Более того, даже ничего ему не говорила по этому поводу.
Они прошли территорию до того самого сказочного забора. Вернее прокрались, стараясь избегать охранников. Это было забавно и похоже на шпионскую игру. Потом они перелезли через забор и еще минут 20 шли по дороге.
В итоге они пришли в небольшой лесок, где была огромная поляна – стоянка байкеров. Мешков был в восторге. Он встретил тут нескольких друзей и почти все знали, кто он. Как настоящие рыцари дорог они были практически все со своими спутницами. Женька держалась немного в стороне, хотя к ней относились все довольно приветливо. Единственным, с кем она общалась, был лидер движения или Главный Архангел. Пока Гриша общался с байкерами на их излюбленные темы – женщины, тусовки и мотоциклы (кстати, с наглядной демонстрацией последних), девушка о чем-то долго и серьезно разговаривала Главным.
Потом все устроились у костра, Мешкову вручили гитару. Женька сидела напротив с Архангелом. Теперь они уже шутили и улыбались. Серьезности были позади. По кругу ходили пиво, водка, сок и сигареты. Гриша пил сок и пел песни «Коды» - получился такой себе маленький акустический концертик…
Ближе к часу ночи сам Архангел отвез их на своем трехместном байке до самого входа в отель. Охранник пропустил их через ворота без проблем. Можно было бы сидеть еще дольше, но хозяева потихоньку стали расходиться спать – им завтра предстоял переезд к месту их ежегодного слета.
-Меня беспокоит один вопрос,- Мешков внимательно посмотрел на неё, когда они поднимались по лестнице.
Девушка неопределенно покачала головой:
-Бывает….
-Что бывает? Ты мне вот скажи, какого лешего мы лезли через забор, если можно было спокойно выйти через ворота, как белые люди?
-Ну…так ведь было интереснее…-она пожала плечами.
-Да ты…-он силился подобрать слово. – Ты просто ненормальная!
Она возмущенно захлопала глазами, а потом рассмеялась:
-Да, я такая…
-Ты что пила? – он принюхался.
Она отмахнулась от него.
-Также, как и ты пила…Тут просто другое – природа, костер, гитара и байкеры, байкеры, байкеры… - она вздохнула мечтательно.
Он улыбнулся. Женька открыла дверь и, бросив ключ на стол, сразу пошла на балкон. Гриша последовал за ней. Они закурили, развалившись в креслах и вытянув ноги.
-Жаль, что уже поздно, и массажисты все спят, - зевнув, сказал он.
-Могу побыть вместо массажиста, - сказала она, тоже зевнув в ответ.
-Да?
-Сегодня я все, что хочешь, могу…помассажировать,- добавила она, увидев его хитрый взгляд.
-Я пошел раздеваться, - он поспешил к себе в комнату.
Женька вымыла руки в умывальнике в ванной, взяла масло и зашла к нему. Мешков уже лежал в трусах на кровати, закинув ногу на ногу, и подложив руки под голову. Девушка скользнула взглядом по его татуировкам на груди, потом поймала себя на мысли, что разглядывает его и чуть мотнула головой. Стоп, стоп, стоп – остановила она себя.
-Эй, кровать это не место для массажа…Давай на пол…-она сложила покрывало с кровати на пол, и Гриша улегся на него на живот, вытянув руки вдоль туловища.
-Ты где это так научилась? – поинтересовался он. Женька довольно профессионально разминала его тело.
-За массажистом вчера подглядывала…
Он засмеялся.
-А если честно? – опять спросил он.
Она помолчала немного, продолжая массажировать.
-Было время, когда я закончила курсы массажа…Когда же это было…Курсе на четвертом что ли…Или чуть раньше…Потом даже подрабатывала около трех лет на массажах…Массажировала разных теток и дядек…-она фыркнула, вспомнив это. А потом ей куратор на интернатуре поставил условие, что либо массаж, либо она серьезно уходит в наркологию. Его не совсем устраивало, что некоторые особо «воспитанные» пациенты обсуждают её, как массажиста. Ему нужна была «железная леди» в своем коллективе. И она выбрала свою основную профессию, оставив массажные дела.
-Да, граф, пока ты еще окончательно не заснул, предупреждаю - я проверю твою одежду, - сообщила она ему. Но ему было так хорошо, что он только промычал что-то нечленораздельное с утвердительной интонацией. Ему сейчас на данный момент было все равно, что она там хотела сделать с его одеждой или с ним самим. Постепенно на него накатывала дремота.
- Я бы тебя взял к себе массажисткой…- пробормотал Мешков, сонным голосом. – Хочешь, я тебе тоже потом массаж сделаю…
Женька только усмехнулась. Минут через 30 Гриша уже крепко спал на полу. Девушка его не будила, а только подложила под голову подушку и накрыла одеялом. Потом она тщательно проверила все карманы в его курточке и джинсах. Надо сказать, что Главный Архангел крепко держал своих архаровцев на счет употребления всяких «вкусняшек», но всякое бывало в его разномастном коллективе. Мешкова там знали, и знали его привычки, поэтому могли не со зла, да и угостить чем-нибудь. Ей этого не надо было сейчас. А ему тем более.
Она ничего не нашла и вздохнула с облегчением. Положив одежду на стул, она ушла к себе, погасив свет…

3 Очередной день начался, как обычно. Девушка, заглянув на спящего на полу Мешкова, смылась на свою тренировку. Он подождал и потом пошел за ней. Там все было одно и то же, поэтому понаблюдав за неё, он отправился в бассейн…
Женька шла вдоль бассейна, параллельно с плывущим по дорожке Гришей. Сегодня она была раздета до шортиков, футболки и шлепанцев, благо погода позволяла. День обещал быть жарким. Мешков заметил её и подплыл к краю бассейна, облокотился на локти и пригладил волосы. Настроение у него было прекрасное, судя по широченной улыбке.
-Утро доброе?- традиционно поинтересовалась девушка, присаживаясь на корточки рядом с ним.
-Добрейшее,- отозвался он. Он рад был её видеть. – Как тренировка прошла? – поинтересовался он.
-Хорошо, - она была немного удивлена его вопросом. Она внимательно посмотрела ему в глаза и на какое-то мгновение попала под его гипнотический взгляд.
-Эй, мышонок, - он брызнул в неё водой. – Чем это ты там занималась, что такая мечтательная вернулась? – он подмигнул ей.
Она отмахнулась.
-Что водичка тепленькая? – поинтересовалась она, протягивая руку к воде.
Гриша тут же схватил её за запястье.
-Нет,- она попыталась высвободить руку.
-Да…- шутливо настаивал он.
-Нет, нет, я не уме….- договорить она не смогла. Мешков стянул её в бассейн.
Женька судорожно вынырнула в районе буйков.
-Дурак! Я же плавать не умею! – она крепко за них держалась и барахталась, отплевываясь от воды. Бассейн был различной глубины. Чем ближе были ступеньки на выход, тем мельче там было. Женька прикинула до них расстояние – она была где-то на не менее чем двух метровой глубине. – Ну, ты гад, Мешков!- воскликнула она, плеснув на него водой. Она впервые его назвала за все это время по фамилии- видимо действительно было страшно. А Гриша хохотал от души, держась за край бассейна. Женька-то не знала, что здесь ему глубина была по подбородок. Хотя если учесть его рост, то ей было с головой. Но глубина не критичная. А еще она была действительно похожа на мышонка, только теперь мокрого.
-Тут сильно глубоко? – поинтересовалась она, когда он успокоился немного. – Да прекрати ты ржать! – она плеснула в него опять воды.
Вместо ответа Гриша подплыл к ней и, сделав вид, что пытается стать на дно, вертикально ушел под воду, вытянув руки вверх. Над поверхностью остались только его ладони. На самом деле он просто присел, но у Женьки от страха нарисовалась совершенно другая картина глубины.
-Я отсюда выберусь и придушу тебя, - она злобно погрозила ему кулаком, когда он вынырнул и тоже взялся за ленту с буйкам, приглаживая волосы назад. Он опять захохотал. Женька даже не пыталась проверить настолько ли глубоко дно. Она судорожно цеплялась за буйки. –Брысь с дороги!- фыркнула она на него, чтобы он пропустил её. Он, все еще смеясь, убрал руку. Женька медленно, но уверено продвигалась в сторону ступенек из бассейна. Но это продлилось буквально несколько секунд – линия буйков оборвалась с края мелкой глубины и казалась бесполезной. Девушка вместо того, чтобы попробовать самой побарахтаться хоть как-то в нужную сторону, в панике рванула в сторону глубины к Мешкову и вцепилась в него, обняв за шею руками и ногами за туловище и зажмурившись.
Теперь Грише стало совсем не смешно. Ему пришлось очень постараться, чтобы не нырнуть вместе с девушкой под воду и сохранить хоть какое-то равновесие. Он обнял её, и, сделав пару шагов в сторону, вцепился в край бассейна. Все это сопровождалось яркой ненормативной лексикой, обращенная частично к девушке и частично ко всему прочему.
Женька продолжала за него держаться и не открывала глаз.
-Я, правда, не умею плавать, - пробормотала она ему на ухо. Мешков замолк.
Теперь он крепко стоял на ногах, обнимая Женьку за пояс. Он убрал свободную руку с края бассейна и осторожно погладил её по мокрой голове.
-Уже все хорошо, - прошептал он.
Она открыла глаза и посмотрела на него. Он невольно улыбнулся – настоящий мокрый мышонок. Мешков поправил ей прядь волос, прилипшую к щеке. Их взгляды одновременно опустились друг другу на губы.
-Григорий, ну долго ты еще будешь сидеть в воде? – раздался голос Альбины. Она стояла у входа в бассейн.
Женька с Гришей повернулись в её сторону. Блондиночка фыркнула на них:
-После завтрака, я жду тебя на секции,- многозначительно пообещала она и вышла.
Мешков скорчил ей вдогонку гримасу:
-Вот же ж зараза…Вечно появляется не вовремя, - пробурчал он.
Женька все еще держалась за него, но мысленно она сказала Альбине спасибо за её появление – надо быть осмотрительней и следить за своим поведением. Она собралась слезть с него, но Гриша крепко держал её:
- Не копошись, мышонок! Еще не хватало, чтобы ты тут утонула, - он обнял её под водой двумя руками и потихоньку понес в сторону ступенек. Женька со всем согласилась. Впрочем, выбор у неё был, самой по краю бассейна выбраться, но она решила подождать более безопасной глубины.
Гриша шел очень медленно, поглядывая ей в глаза. Глубина, как показалось Женьке, все не уменьшалась.
-Ну, что там, сильно глубоко? – поинтересовалась она.
-Очень, - покачал он головой, прижимая её к себе покрепче.
И тут до неё дошло. Он-то шел по дну, а не плыл.
-Я тебя убью, - сообщила она ему. – Прямо сейчас, - она попробовала достать до дна, но Гриша её не отпускал так, что даже с опущенными ногами она не касалась дна.
-Еще глубоко, - сообщил он ей, хотя хитрый взгляд говорил о другом.
-Граф…-начала она, но слова закончились. Она почувствовала под водой ту часть его тела, которую ну совершенно не должна была чувствовать и вообще думать о ней. Но мысли побежали вперед здравого смысла. Доигралась, красавица.
Мешков понял, что его «спалили», но больше всего забавно было видеть ярко розовеющие щеки Женьки от смущения. Он рассмеялся, поставил её на дно и выпрямился. Вода уже не закрывала ему плеч, открыв татуировки на груди.
-Гад! – девушка шутливо толкнула его в лоб. Он также в шутку «упал» на спину под воду.
Когда он вынырнул, она уже торопливо шла к ступенькам, подгребая себе руками.
-Куда же ты, мышонок, - крикнул он ей вдогонку. – А ну, стоять! – и расхохотался, глядя, как она начинает пытаться идти еще быстрее.
Футболка на ней была простая белая. Ставшая теперь мокрой, она прилипла к телу. И когда девушка уже выбиралась из воды, то сквозь неё четко отпечаталась татуировка на пояснице. Причем довольно приличных размеров.
Женька, оказавшись на «суше», отжала на себе немного одежду и зашлепала босыми ногами к выходу. Где-то в середине пути Мешков поставил перед ней её шлепанцы. Он все еще был в воде и держался за край бассейна.
-Еще один вопрос, - он, глядя на неё лукаво, схватил её за щиколотку.
Женька злобно сверкнула на него глазами.
-А что там у тебя на спине?
-Не твое дело, - она топнула свободной ногой, намекая, что вторую ногу нужно отпустить. Он убрал руку:
-И все-таки…
Она, молча, направилась к выходу.
-Куда ты? Не стоит оставлять меня одного надолго, - сообщил он ей, плывя в след.
-А вот это уже другой вопрос, - отмахнулась она и ушла.
Гриша усмехнулся и поплыл в сторону ступенек…
Женька вернулась в номер и быстренько привела себя в порядок, пока не вернулся Мешков. Потом засела на балконе и закурила, попивая сок. Она была зла на себя – за все – за свое поведение, за то, что затащила Гришу на эту реабилитацию, за то, что позволяет ситуации выйти из-под своего контроля. Раньше такого не было. Даже при таком близком проживании, она всегда строго держала границы между пациентом и собой. А тут…Самое жесткое во всей этой ситуации было то, что необходимо было довести начатое дело до конца. Ведь, как показывала практика, смена куратора на реабилитации ничего хорошего не сулила.
-Блин, еще немного и стану, как Альбина, - пробормотала она.
-Не станешь, - услышала Женька тихий голос Мешкова. Она посмотрела на балконную дверь, но никого не увидела. Потом все же появилась его виноватая мордочка (по-другому его лицо в тот момент назвать было нельзя).
-Прости меня, мышонок, - виновато сказал он и еще что-то хотел добавить, но девушка приложила палец к губам, призывая его молчать.
Она протянула ему пак с соком. Он взял его и сел на свободное кресло и закурил – на этом разговоры на волнующую их обоих тему были закрыты. Женька вела себя так, словно не было никакого утреннего купания и всех прочих событий. А он и не начинал вспоминать о них. Так каждый остался при своих мыслях.
Потом они спустились на завтрак. Гриша все также носил свои дежурные шорты, футболку и кеды. Женька тоже не особо усердствовала – джинсовые капри, футболка и кеды тоже были её повседневной одеждой. Как в принципе и в ресторане - на них особо внимания не обращали.
После завтрака они разделились. Его увела Альбина на их театральную секцию, а девушка ушла с Андреем по своим делам. Танцевальная секция работала сегодня вечером…
В этот день театралы расположись на сцене на берегу моря – погода в очередной раз была теплой. После основного занятия Эдуард Владленович предложил им несколько игр. Сначала это было показывание загаданного слова, а затем он разделил всех на две команды – мужскую и женскую. Получилось равное количество человек в каждой. Затем он отвернулся спиной и загадывал показать эмоции каждой случайной паре (одному человеку от мужской и женской команды) без слов. Пары образовывались случайно, и всем было весело и интересно.
Как раз во время последней игры, Женька с Андреем заняли места на лавках недалеко от сцены. Они о чем-то болтали, поглядывая на играющих, пока сам процесс, происходящий там, всецело не поглотил их внимание. Действительно было интересно за этим всем наблюдать.
Мешков не сразу заметил Женьку и Андрея. Они помахали ему рукой. Эдуард Владленович предложил им присоединиться, но они отказались и продолжили просто смотреть.
Еще чуть позже прямо на пляж закатил с диким ревом мотоцикл одного из команды Архангела, судя по эмблемам на куртке, у которого они с Женькой били в гостях. Новый шум немного отвлек всех, и они принялись рассматривать, что будет происходить дальше.
Байкер о чем-то коротко и серьезно поговорил с Женькой, и она, сев к нему на мотоцикл, укатила в неизвестном направлении. Перед этим она, правда, что-то сказала Андрею, тот кивнул. Гриша растеряно смотрел ей в след. И? Что дальше? Куда она? Надолго ли? Когда вернется? И вообще, черт побери, что случилось?...
Эдуард Владленович отпустил всех еще через час. Мешков после отъезда Женьки продолжил игру, но как-то без особого энтузиазма. Было такое ощущение, что она не вернется, и от этой мысли ему становилось пока не по себе. Он не ожидал, что она была так для него важна в данный момент. Да, он мог сам ходить на разные секции и находиться без неё, но он знал при этом, что она где-то рядом. А тут…
-Куда она поехала? – спросил он у Андрея, который подошел к нему, когда их отпустили.
-Не знаю, просила передать, что скоро будет,- пожал тот плечами.
Мешков медленно побрел в сторону отеля – пора было обедать. Настроение было никакое. Но определенную запланированную программу на день надо было выполнять, иначе девушка, когда вернется, даст ему хорошенько по шее. А вернется ли? Ему сразу в голову пришли мысли о том, что она уедет, потому что сложилась такая ситуация утром в бассейне. Хотя, с другой стороны, уехала-то она не сама, а с байкером. Скорее всего, по каким-то неотложным делам.
Он немного успокоил себя, потом даже распсиховался по поводу своих унылых мыслей – ну, подумаешь, её нет, что он сам не сможет. А затем последовал их запланированным мероприятиям на день. После обеда он посидел и покурил на её балконе - девушки все еще не было. Потом сходил на танцевальную секцию. Надо сказать без Женька у него почему-то выходило все, скрепя зубами, и его «щупальца» не были такими послушными. Но он назло всему не бросил занятие на половине пути, что было уже немаловажно. А потом он забрался в музыкальную секцию и потерялся там на несколько часов, вернувшись в номер, когда уже стало темнеть.
Девушки все еще не было, и Гриша начал немного нервничать по этому поводу. Он посидел немного на балконе в комнате Женьки, пока все вокруг не погрузилось в темноту ночи. А потом завалился к себе на кровать все также, не включая свет. Внутри начинали шевелиться тревога и беспокойства. Ох, как хорошо он знал эти свои состояния. Они бурлили и нарастали внутри, зарождая глупые мысли и вызывая воспоминания о некоторых приятных ощущениях. И именно они сладко шептали на ухо, что можно один разочек, самый маленький, самый что ни на есть безобидненький, «поймать» то невероятное состояние, чтобы утихомирить поднимающуюся внутри бурю. Мешков с облегчением подумал, что хорошо, что у него с собой ничего нет. Но…Внутренний голос четко ему расписал все возможности добычи необходимого ему вещества.
Гриша вскочил с кровати, выскочил на Женькин балкон и открыл окно, вдыхая свежий уличный воздух. И тут внизу раздался знакомый рокот мотора. Сердце у Мешкова радостно затарабанило в груди – Жека!
И, правда, её привез все тот же байкер. На неё была надета поверх одежды байкерская косуха на пару размеров больше, чем была сама девушка. Махнув рукой на прощание своему спутнику, Женька посмотрела вверх на окна их совместного номера и направилась в сторону входа в отель. Мешков был незамечен в кромешной тьме, но в какой-то момент ему показалось, что она его увидела. Он, не включая свет, поспешил к себе в комнату…
Женька появилась незамедлительно. Она включила свет в своей половине и заглянула втемную комнату к Мешкову. Он почему-то спрятался на полу за своей кроватью, поэтому она подумала, что его нет.
Её телефон зазвонил, и она, включив громкую связь и бросив мобильный на тумбочку, принялась раздеваться. Звонил коллега с клиники, где она работала.
-Что ты там уже добралась до места своей дислокации? – поинтересовался мужской голос из трубки.
-Да, Семеныч, уже на месте…
-Что там произошло? Как ты сама, жива?
-Да, теперь все нормально…Архангеленок начудил чуток…-она вздохнула, продолжая скидывать с себя одежду. – Мы его «подшили» месяца три назад или даже чуть больше…Ты там подними докУменты…Отправила его часов в 8 вечера к тебе…
-Отлично, что мне теперь ночь с ним гуляться? Ты вообще молодчинка!
-Хватит пи…деть вхолостую…Ночью ты с ним ничего не будешь делать, а завтра утром его прокрутят и «подошьют» заново…Твое дело принять и уложить спать… - её голос звучал раздраженно. Семеныч всегда отличался особой ленью, особенно на своих ночных дежурствах. Хотя работа его не любила, и он практически всегда спал, как младенец, не зная забот.
-Ладно, ладно, королева моя…Давай сразу подробности….
-Банально и обыденно…Познакомился с девушкой, которая и угостила его амфетом…Сразу его не взяло, поэтому сколько он сожрал до моего приезда, один черт знает… Отвезли в больничку местную…Там он устроил дебош с рукоприкладством…Тогда его батя ничего лучше выдумать не смог, как меня притащить…
-Он хоть жив после встречи с тобой…
-Жив…Но ммм…немного помят…
-Я так полагаю, что и тебе досталось…
-Так…пару ссадин… - она дотронулась кончиками пальцев до своей припухшей скулы.
-Ох, уж, Евгения Дмитриевна…По жопе тебе надо надавать за твою работу, а твоих упырей неблагодарных поперестрелять…
-Семеныч…-её голос звучал угрожающе.
-Да, помню я…Слушай, ты единственная, кто не называет их ни наркоманами, ни алкоголиками, ни другими словами…А они этого не ценят…Тебе не надоело…
-Тебе делать нечего? Что совсем пусто в отделении?- девушку уже начинал раздражать этот разговор. К тому же она уже разделась до нижнего белья и хотела одного – под горячий душ.
-Еще один вопрос, ладно? – Семеныч все не унимался.
-Валяй, и я отключаюсь…
-Что там твой теперешний упырь? Как идет ваша реабилитация?
-Ты получил нужную информацию по архангеленку? Все понял? Значит, разговор окончен…- и Женька отключилась. –Сам упырь! – пробормотала она и ушла в ванную, прикрыв за собой дверь.
Ополоснувшись под душем, она включила воду на всю, чтобы набрать ванну, кинув в неё пару кубиков для пенки. Тело ломило от усталости и напряжения, а скула неприятно ныла. Пока набиралась вода, девушка подошла к зеркалу и умывальнику – там на полке стояла её волшебная мазь для подобных случаев.
Да, архангеленок задал ей жара сегодня, прежде чем она заломала его вместе с двумя байкерами. Когда она приехала, он находился в невменяемом состоянии, но при этом умудрялся требовать, чтобы её, Женю, доставили к нему, чтобы она его вылечила. Поэтому его отец и послал бойца за ней. И врачам была огромная благодарность за понимание, и предоставленную палату на время, а также разрешение ей управлять частью лечебных процессов.
Его утихомирили, прокапали, а затем отправили в сторону центра, где работала девушка. Теперь все должно было быть хорошо. Отец виновника торжества обещал отзвониться, когда они доберутся до места. Если все пройдет, как запланировала Женька, то его звонка можно было ждать около 3х ночи. Но её особо это не смущало – бывало такое, что курируемые ею пациенты в свои критические ситуации звонили в любое время суток, а она отвечала безоговорочно. Так у неё была построена работа.
Вода набралась до половины, и девушка с удовольствием залезла в неё и удобно устроилась, облокотившись и положив голову на свернутое в тубу полотенце. Оказавшись полностью спрятанной в пене, она закрыла кран. Её мысли плавно перетекли к Мешкову. Она помнила и думала о нем весь день – как он без неё его провел, все ли у него нормально, где он сейчас. Сегодняшняя ситуация была непредвиденная, поэтому оставив его одного, она очень рисковала, что будет сбой, и его потянет на подвиги. Единственным, кого она предупреждала поглядывать за ним, был администратор отеля, но тот не звонил. Значит, можно было предполагать, что Гриша справился. Хотя только предполагать…
Её мысли прервал стук в дверь.
-Да! –она спряталась полностью под водой так, что над поверхностью осталась одна голова.
-Привет! – Гриша заглянул и улыбнулся. Он вошел и сразу повернулся к ней спиной. – Можно я посижу с тобой?
-Можно…
Он подошел к ней спиной и сел под ванну на коврик.
-Как день прошел, граф? Все нормально? – она внимательно его разглядывала, хотя особо кроме его напряженной спины видно ничего не было.
-Все нормально. Был на театральной секции, потом обед, потом даже на танцы ходил, - он усмехнулся и искоса глянул на неё, чуть повернув голову. Его голос звучал бодро, что уже радовало. Он немного расслабился и облокотился спиной на ванну, вытянув и положив руки на согнутые колени. Он был все еще в утренней футболке и шортах. Девушка внимательно его слушала и также внимательно пробежалась глазами по его рукам. Его пальцы были расслаблены.
-А потом провел несколько часов с гитарой – знаешь, пару идей возникло для новых песен,- сообщил он ей довольно, опять взглянув наискосок. – Потом погулял по берегу…Хорошо…- вралось ему плохо, но как-то не особо хотело признаваться, что он протынялся пару часов с дурными мыслями по номеру до её приезда.
Женька достала свою руку из воды, коснулась его плеча чуть выше локтя и потянула к себе. Он немного удивленно повернулся к ней, но послушно отдал ей руку. Она положила её на край ванны и провела пальцами по предплечью до самой кисти. Вся рука и самое главное пальцы были теплыми.
-Не замерз? – поинтересовалась она, пряча свою руку снова под воду.
Он понял, что попался.
-Врать я точно не умею, - усмехнулся он, растирая мокрые следы по своей руке. Он снова облокотился спиной на ванну и отвернулся от неё.
- Знаешь, мне с тобой намного спокойней…Когда я один остаюсь..Лезет всякое в голову…нехорошее…Хрень…
-Это пока…Потом будет проще, ты сможешь с этим справиться…Прости меня, я не должна была тебя бросать…
-Не не не, понимаешь, так надо было, чтобы понять насколько все идет правильно…- он повернулся к ней. – Когда все гладко, ты расслабляешься…А мне этого никак нельзя…Мне надо уметь разбираться с подобными ситуациями, понимаешь да?
-Гриш, еще слишком рано…Еще все впереди…И у тебя все получится…Придет день, когда ты спокойно сможешь оставаться один, не обдумывая, куда пойти, чтобы найти себе приключения…- она внимательно смотрела ему в глаза. Еще при этом умудрилась рассмотреть их состояние.
Он тоже внимательно смотрел на неё. Её припухшая скула так и бросалась в глаза.
-Кто это тебя так? – он хотел коснуться её щеки, но девушка, словно предвкушая, что будет больно, чуть поморщилась и мотнула головой.
-Бандитская пуля, но завтра будет все нормально…
-Ты такая смешная, мышонок, - он опять уселся к ней спиной и улыбнулся. – Ты получаешь по морде, материшься, лечишь свои синяки, но при этом никого никогда не обозвала ни разу ни наркоманом конченным, ни алкоголиком…Железная сила воли….
-Если постоянно так говорить людям, то Вселенная читает мои слова и посылает этим людям соответствующую карму, - монотонным голосом с завываниями сказала она.
Мешков рассмеялся – более бредового пояснения он не слышал.
-А вы, батенька, шпийон, поди, - с характерным акцентом проговорила девушка.
-Хто? Я? Да ни в жизни, - Мешков также шутливо принялся оправдываться.- Но Семеныч твой – упырь!!!
Женька оглянулась в поисках того, чем бы его стукнуть. Во входную дверь громко забарабанили. Судя по всему, в неё хорошенько лупили кулаком. Мешков удивленно посмотрел на неё.
-Ты кого-то ждешь?
Она пожала плечами – интересно, кого это принесло на ночь глядя.
Гриша пошел открывать. Стук повторился. Так барабанили именно в дверь Женькиной половины номера. На пороге стоял огромный молоденький байкер с редкой бородкой в типичной одежде и с нетипичной большой корзиной, прикрытой сверху какой-то ажурной тряпицей.
Судя по удивлению обоих, они оба не ожидали видеть друг друга.
-Мешок? – удивленно воскликнул байкер и почему-то густо покраснел. – А мне нужна Евгения Дмитриевна.
-Да, есть тут такая. Заходи, - Гриша протянул ему руку. Тот пожал её и вошел в номер. – Она немного занята сейчас…- Мешков соображал, можно ли сообщать, что она в ванной. – Что-то передать ей?
-Не, я сам. Архангел сказал лично, иначе…-дальше последовал характерный жест у горла. – Я подожду сколько надо.
-А если ночь придется ждать – она же барышня, кто знает, сколько они проводят времени в ванной…
-Она ванну принимает? Нет, подожду, мне только лично… - байкер попался какой-то застенчивый. Он весь покрылся бело-красными пятнами и начал нервничать.
-Гриш, кто там приходил? – послышался голос девушки из приоткрытой двери.
-Да тут такое дело…- начал Мешков открывая дверь в ванную комнату. Несмотря на свою застенчивость, байкер оказался довольно прытким и, оттеснив его, ввалился со своей корзиной к девушке. Женька разве что рот не открыла от удивления.
-Евгения Дмитриевна, простите за столь позднее вторжение…-начал байкер. Было видно, что он очень волновался, но речь выучил наизусть. – Главный Архангел передает Вам свою благодарность и просит прощения за причиненный дискомфорт…- он поставил на пол корзину. Что там было что-то съестное, уже было понятно по приятному запаху, распространившемуся по ванной комнате. – И просил Вам передать, что я полностью в Вашем распоряжении,- последнее предложение он пробормотал тихо, но довольно разборчиво в наступившей тишине. Пятна на лице гостя стали вишневыми. Мешков стоял в дверях в ауте.
Женька с серьезным лицом, изучающее, смотрела на гостя.
-Идите к кровати…- она сделала паузу, пытаясь сдержать смех, и с каменным лицом продолжала: - Там лежит курточка, отдайте тому, кто мне её отдолжил. И Вас освобождаю от моих распоряжений… - и девушка закинула ногу на ногу.
При виде её голой ножки байкер стал пунцовым и ломанулся исполнять её пожелание, пробормотав что-то типа «спокойной ночи». Мешков едва успел отступить с его дороги, чтобы не быть сбитым этим неуклюжим телом. Хорошо, что девушка положила куртку отдельно от своей одежды, иначе он бы сгреб все, что было на кровати.
Гриша сполз по косяку дверного проема, трясясь от беззвучного смеха. Женьку трясло в ванной по той же причине. А байкер судорожно пытался открыть входную дверь вперед.
-На себя, - простонал Мешков, не в силах сдержать смех.
Когда дверь за гостем захлопнулась, комната буквально взорвалась от их дружного хохота.
-Ты страшная женщина, - проговорил Гриша, продолжая хохотать.
-Вот зараза старая, и тут не удержался, чтобы не постебаться над молодняком, - ответила ему девушка, смеясь и вытирая слезы от смеха. – Еще бы шапочку красную на него надел…
Мешков опять затрясся от смеха…
-Граф, тащи все на балкон. Будем пировать, - скомандовала Женька, когда они немного успокоились.
Он взял корзину и вышел из ванной, плотно прикрыв дверь…
Она присоединилась к нему через минут 10, уже одетая в бриджи и футболку, с зачесанными назад мокрыми волосами. Мешков стоял, курил и кого-то разглядывал в окно балкона. Корзинка так и стояла нетронутая на столике.
-Что там? – поинтересовалась девушка, тоже глянув в окно.
-Этот чудик только уехал…Все мотоцикл завести не мог…Довела ты мальчика, мышонок,- он шутливо толкнул её плечом.
-А что я? Это идея Архангела видать, небось еще старшаки наподсказывали…А что я? Я совершенно ничего…-она ангельски захлопала глазами. – Ужас, теперь страшно заглянуть туда, чего он туда наукладывал…
Она подошла ближе к столику и сняла тряпицу с корзинки. Тут были фрукты, немного овощей, шашлык в пластиковом контейнере, бутылка белого сухого вина, штопор, нож и белый конверт. Этим всем можно было накормить, как минимум человека 4. И несмотря на позднее время, все было кстати, ведь Гриша не ужинал, а Женька не ела ничего с самого завтрака.
Они выложили все на столик. Конверт перекочевал в тумбочку к Женьке – она даже туда не заглянула, зная, что там окажется. Мешков открыл вино, а девушка нарезала овощи и фрукты. Не было ни бокалов, ни тарелок, но это им не помешало получить удовольствие от еды.
-Хорошо, - Женька по-детски облизнула каждый палец.
-Ужас! – воскликнул Мешков, скорчив гримасу.- Что за манеры? Пальцы облизывать…Фе…Никакой культуры! И с кем мне приходится жить…
Девушка вместо ответа взяла бутылку и сделала пару глотков прямо из горлышка. Вино было классное, её любимое сухое белое, как раз под мясо. Только вот они так увлеклись едой, что про него забыли немного. Фруктов было еще много, поэтому можно было его употребить с ними, потому что от мяса и след простыл.
-Ну, конечно…- Мешков обиженно надулся и закурил. Он бы тоже был сейчас не против глотка вина.
Девушка, словно читая его мысли, протянула ему бутылку. Он вопросительно посмотрел на неё.
-Ну, я не совсем правильная бываю в реабилитационном процессе…Мы же не злоупотребляем, а просто употребляем, - подмигнула она, закурив тоже.
Гриша сделал тоже пару глотков. Да, вино было прекрасным завершением такого чудного и позднего ужина. Они потихоньку пили его, молчали, курили, грызли кислый лимон, морщились и поглядывали друг друга. Бывают такие моменты, когда слова лишние и ничего не происходит, но как будто многое говорится…
Вино они осилили наполовину, но больше не хотелось.
-Идем, пройдемся? – предложила Женька. Было около полуночи. Мешков согласился. Они побродили еще по пляжу, обговаривая следующий день. Вернувшись в номер, они уснули почти мгновенно, едва коснувшись головой своих подушек. Архангел не звонил. Он маякнул смской, которую Женька прочитала спросонья и, вздохнув с облегчением, уснула снова…

4 На следующее утро он немного проспал подъем Женька. На берегу на обычном месте её не оказалось, поэтому он медленно побрел обратно. По дороге он встретил работника комплекса, который сдал девушку с потрохами, рассказав, что она в танцевальном классе. Просто он подумал, что Мешков потерял её – ведь они практически все время были вместе…
Гриша бесшумно зашел в танцевальный класс и сел под стенкой у двери прямо на пол. Женька под музыку выделывала танцевальные па с зачехленными веерами. Несмотря на множество зеркал, зал давал неплохую акустику, и девушка умудрялась подпевать тому, что играло в музыкальном центре. Это была колыбельная Анны Пингиной, но он этого не знал. Для него это была просто довольно интересная акапельная песня. Надо сказать, что голос у неё был неидеальный, но она подстраивалась под тональность записи, и эхо создавало неплохой бэк-вокал. По крайней мере, уши не резало.
- Улетел орел домой….Солнце скрыыыылось за горой…Ветер… - она сопровождала свое пение причудливым кручением вееров, в какие-то моменты ускоряясь в такт песни, а в какие-то настолько замедляясь и застывая в определенной позе, что казалось вот вот и упадет.
Мешков с удовольствием наблюдал за ней, пытаясь представить, как это будет выглядеть с огнем. Это должно быть нечто. И уже сегодня вечером на это можно будет посмотреть.
-Черт! Вот корова! – Женька шлепнулась на пол и заметила Гришу. – А ты что здесь делаешь?
-Просто мимо шел…В бассейн…-он улыбнулся.
Женька была серьезной, как никогда.
-Здорово у тебя выходит…- сказал он.
Она пожала плечами.
-Вообще-то тебе не стоит здесь быть, а то вечером совершенно будет неинтересно, - она посмотрела на часы на руках. – К тому же через 15 минут открывается бассейн…
-Че ты злая такая? – вдруг спросил он.
-А я никогда доброй и не была, - злобно захихикала она.
-Злюка!
-Бе-бе-бе,- она показала ему язык.
Он состроил милое лицо:
-Я только немножко посмотрю…
Но она указала ему на дверь.
-Ну ладно, ладно… - он обиженно посмотрел на неё и направился к выходу.
Когда он уже выходил в дверь, она окликнула его:
-Граф, утро доброе?
-Доброе, - буркнул он и вышел.
На ступеньках он столкнулся с Андреем, который торопливо спешил в танцевальный класс. Они пожали друг другу руки.
-Жека там уже?- спросил он Гришу.
-Ага, -кивнул тот.
-Черт, она меня прибьет за опоздание… - и Андрей пошел внутрь.
-Так значит ему можно, а мне никак… - пробурчал Мешков.- Ну, мышонок, я тебе еще покажу…- и он пошел в бассейн.
В бассейне ему не дала покоя Альбина. Он смог поплавать спокойно только час, потом она его вытянула на генеральную репетицию. Мешков считал, что то, что они показывали, было банально, и не требовало особенной подготовки. Но в то же время не отказывался от репетиций – все-таки это предстояло показать зрителям.
Ближе к 10 он категорически отказался все повторять.
-Аля, мы уже 100 раза повторили и твое, и мое…Все…Даже в театре на столько не усердствуют перед показом. Актеры должны отдохнуть перед выступлением, - он старался говорить спокойно, хотя внутри все бурлило. – Я жрать хочу…
-Не жрать, а есть, - поправила она его.
Он вспыхнул, как спичка:
-Это ты есть хочешь, а я жрать, понимаешь да? Все, разговор окончен. Встретимся после завтрака на выступлении…- и он решительно потопал в сторону отеля.
-Подожди, давай поедим вместе, - она пошла следом за ним.
Он ничего не ответил, только пошел еще быстрее…
Женька с Андреем вышли из подвальчика в танцевальной студии как раз в нескольких метрах перед Мешковым и Альбиной. Девушка все еще была в тренировочной одежде, и они шли о чем-то весело переговариваясь. Гриша насупился, наблюдая за ними.
А Женька с Андреем, никого не замечая, дурачились. Вот он, шутя обнял её, и его рука скользнула девушке на попу. Она грозно погрозила ему кулаком, и он, сделав вид, что испугался, отскочил от неё. Она погналась за ним, он убегал, потом схватил её в охапку и закружил…и все в таком духе…Гриша, наблюдая за ними, даже заулыбался, настолько позитивным было то, что происходило.
Потом Женька заметила их с Альбиной и помахала им рукой. Они с Андреем остановились и подождали их. Поздоровавшись, они вчетвером направились в сторону отеля. От Женьки с Андреем разило керосином.
-Надо бы смыть с себя это амбрэ, - Женька понюхала свою футболку, которая безбожно благоухала топливом. - Ты будешь заходить к себе? - поинтересовалась девушка у Мешкова. Он утвердительно кивнул.
-Тогда встретимся за завтраком, - предложила Альбина. – Я займу нам столик.
-Ой, простите, но я пас на счет коллективных завтраков, - отказался Андрей. – Мне очень с вами хорошо, но есть я предпочитаю в одиночестве, дабы никого не раздражать своим чавканьем.
Альбина с надеждой посмотрела на Мешкова.
-А я только с Женькой. Компания портит мне аппетит, а, если не поем, то такой злой… - мило выступил с речью Гриша.
Блондиночка бросила на него такой обиженный взгляд, что, возможно, на его месте другой бы умер бы на месте от угрызения совести. Но это был Гриша Мешков, и ему было по фиг. И Альбина, не получив должного эффекта, рванула вперед. Остальные только переглянулись, но ничего не сказали друг другу…
После завтрака театральная секция собрала своих зрителей на сцене на пляже. Участники прошли двухдневный мастер-класс по теме: «Он и она», и теперь каждая пара показывала два коротеньких номера. Мешков с Альбиной выступали предпоследними.
Женька с Андреем сидели в первом ряду. Гриша поглядывал на них периодически и как-то внутри немного кто-то шкребся по этому поводу. Но он отгонял от себя эти мысли – что за глупости…
Он сделала, как хотела Альбина. Изображал милого и влюбленного графа под песню «Коды», хотя смысл-то был в другом. Но объяснять это ей было бесполезно – она сама все придумала, а ему оставалось только согласиться. Зато его номер девушка, да впрочем и все запомнили надолго. Он тоже выбрал песню «Коды» От женщин кругом голова. Там была и партия связанной и сидящей на кресле Альбины, которая умоляла его отпустить и сулила много чего за это. Но по сценарию Гриша был непреклонен. И после коронных слов куплета и припева, он раскручивал Альбину вокруг своей оси, и она падала за сцену. Падение они репетировали. И во время этих самых репетиций она, окрыленная своей постановкой, особо не вникала в его фантазию, поэтому частично для неё был весь смысл неожиданностью. С падением все было налажено – девушку там ловили. И во время выступления поймали без проблем. Вот только зрители от такого поворота событий (её падения) повскакивали со своих мест и ахнули. Когда же Альбина вернулась на сцену целая и невредимая все встретили её бурными аплодисментами. А у неё было одно желание – влепить Мешкову пощечину. Правда этого не получилось – он смог увернуться и, поклонившись, сбежать со сцены. Вот так он с ней подшутил.
-Ну, как? – поинтересовался он, подходя к Женьке и Андрею.
-Жесть, я бы тебя убила на её месте, - усмехнулась девушка.
-Ты бы вникла в номер до конца и по-другому отнеслась бы тогда, - он скорчил гримасу и закурил.
Андрей наоборот хохотал с этого до слез. И когда Гриша к ним подошел на его вопрос поднял большой палец вверх – типа, классно.
-Вот, смотри, - Мешков кивнул в сторону него.
-Это ваша мужская солидарность, - Женька тоже закурила.
Гриша отмахнулся и сел на свободное место рядом с ней – ему хотелось досмотреть все выступления. Ему показалось, что Женька нервничает или переживает о чем-то, поэтому так резко все критикует. Он обнял её за плечи – ему так захотелось и показалось, что она поймет, что он хочет этим сказать. Она поняла. Кивнув, она похлопала его по руке…
Когда все выступления были окончены, Гриша с Женькой отправились на занятия в танцевальную секцию, а Андрей ушел по своим делам.
-Ты не обращай внимания, что я…так себя веду…- она посмотрела на него. Они шли вдоль кромки воды в сторону нужного им помещения. – Я просто нервничаю перед выступлением. Это, наверное, единственное, что заставляет меня переживать.
-Та ладно, не парься. Я тебя понял, - он приобнял её шутливо. – Скажу по секрету – я сам такой, - на последних словах он перешел на шепот. Она действительно держалась молодцом практически во всех ситуациях. Хладнокровно, четко и расчетливо.
-Тс-с-с,- она приложила палец к своим губам. – Это большой секрет!
-Да, два секрета. Один твой, второй мой, - он остановил девушку и внимательно посмотрел ей в глаза. Она на мгновение провалилась в этот взгляд, и ей стало так тепло и хорошо во всем теле. Женька мотнула головой, отгоняя наваждение.
-Идем скорее, а то опоздаем, - и она зашагала вперед. Мешков улыбнулся и пошел следом - в подобных ситуациях с его чудо-взглядом и улыбкой, Женька, пожалуй, одна из немногих, кто выдерживал их. Если бы он знал, скольких сил ей это стоило…
После танцев и обеда, они с Гришей разделились. Он пошел побродить по берегу, а она умчалась по своим делам. На Мешкова «напал» мыслительный процесс обо всем на свете, поэтому он брел по пляжу, курил и размышлял о последних событиях в его жизни. Давно он не чувствовал себя таким с бодрыми, свежими и трезвыми мыслями в голове. Ему было хорошо. Вся энергия была распределена и вырабатывалась до опустошения, так что мысли про разные глупости даже не приходили в голову, особенно, если Женька была рядом. На секунду он задумался, а что же будет потом? Когда пройдет 2-3 недели, и пора будет ехать домой. Сможет ли он там, дома, точно также держать себя в руках без её контроля? Она говорила, что сможет? Возможно, ответы на эти вопросы были у Женьки, которая втянула его в это все, а он согласился. Поэтому он тут переключился на другое.
Ира не отвечала на звонки, а он уже больше не набирал её. Дома все должно было быть нормально, судя по тому, что Андреев не звонил. Если бы что-то было не так, то Саша бы тот час его набрал. Мысли о дочери приятно грели душу. Мешков, сам того не замечая, шел, улыбаясь. Его глаза вглядывались в морскую гладь и светились. Вот ради кого он согласился на всю эту авантюру. Соня подрастает, и им предстоит еще много интересностей, а для этого надо постараться…
Гриша подходил к отелю, когда увидел Женьку с Андреем, идущих ему на встречу.
-Мы собираемся за винищем, хочешь с нами?- поинтересовалась девушка.
Мешков согласно кивнул.
-Тогда по машинам!- скомандовала она, направляясь в сторону автостоянки, а они последовали за ней…
Женька остановила машину у винного магазина, хозяин которого стоял на пороге и курил, ожидая их. Девушка дала денег и список Андрею, что и где купить в мясном магазине, и тот ушел.
-А нам с тобой сюда, - она кивнула в сторону винного магазинчика, обращаясь к Мешкову.
-А что мне уже нельзя доверить какое-нибудь одиночное поручение, как ему? - пробурчал он.
-Поверь мне, это очень важное поручение, - подмигнула она ему. – Не бурчи, граф. Тебе идет хорошее расположение духа.
Он хмыкнул и вышел из машины. Девушка последовала за ним. Она дошла до дверей магазина и стала, облокотившись спиной, рядом с хозяином.
-Константин, - она чуть приподняла очки от солнца и заговорчески посмотрела на хозяина.
-Евгения,- ответил ей в тон хозяин.
Гриша с интересом наблюдал за их игрой, и ему это даже понравилось. Им не хватало только оружия для полноты ощущений себя на секретном задании.
-Надеюсь, все в силе, - она вернула очки на место и сделала вид, что высматривает «невидимого» противника их встречи.
-Естесно, за кого вы меня принимает,- он усмехнулся. – Заходите же, время-деньги…- и он скрылся за дверью в магазине.
Женька кивнула Мешкову следовать за ней и зашла внутрь…
В магазинчике было уютно. Стилажи были уставлены от пола до потолка – на любой выбор, как по цене, так и по качеству. Уже внутри игры в шпионов закончились, и хозяин обнимал и встряхивал девушку, приветствуя таким образом.
-Хороша чертовка! Был бы я лет на 20 моложе, я бы тебе показал…Ей Богу бы женился…
-Ой, ой, ой! Все обещаешь, я уже стареть начала, а ты все не женишься…- хохотала она в ответ, обнимая его.
Потом Константин поздоровался и познакомился с Гришей.
-Ну что, товарищи, - начал хозяин. Когда все приветствия-формальности были соблюдены. –Все приготовил, как обычно. Глинт получится зачетный.
Девушка протянула ему деньги. Он, не глядя, убрал их в карман. Мешкову понравилось это. Сразу было видно, что человек им доверяет.
-Маловато вас, правда, но ничего, я подмогу, - сказал он, открывая подсобку.
-Ничего, справимся. Сейчас еще товарищ подойдет, - сказал Женька. –Вот тебе ключи, грузите все в багажник, а я пойду еще кое-чего доберу, - сказала она Мешкову и вышла.
-Деловая козюля…Впрочем, как всегда… - прокомментировал хозяин, заходя в подсобку. Там были приготовлены 60 бутылок вина.
-Ого, она, что полрайона споить хочет,- воскликнул Гриша.
-Это еще мелочи, она такой глинт готовит, что еще за добавкой будите приезжать, - хмыкнул хозяин…
Они потихоньку стали переносить вино в багажник машины, аккуратно перекладывая бутылки специальными пенопластовыми тонкими листами. И за работой, как ведется, разговорились о разном. Константин оказался немного болтливым и поведал Грише страшную историю о том, как Женька помогла его сыну справиться с определенными вредными привычками, и о том, что она приезжает вот так за вином пару раз за год, и что вообще она хороший человек, правда бывает порой очень резкой, но это все издержки работы. Мешков слушал, молча.
- Что, старый болтун, опять все тайны выдаешь? – вдруг раздался голос девушка, когда хозяин и Гриша были в подсобке, забирая последние бутылки.
-Вот зараза, чуть не разбил половину добра, - парировал Константин.
Они вышли к машине и уложили последние бутылки. Тут и Андрей вернулся с двумя огромными пакетами, в которых были сардельки, и которые тоже запихали в багажник.
-Остались фрукты. Сходим с тобой? – поинтересовалась девушка у Андрея.
-Можно подумать, что у меня есть выбор, мой генерал, - засмеялся он.
Гришу оставили у машины с ключами. Он закурил, глядя им в след, оставшись один у машины. Хозяин ушел в магазинчик –к нему зашли покупатели.
Докурив, он подошел к ближайшему киоску, купить еще сигарет, которых у него оставалось парочка в пачке.
-Гриша, «Мешок», ты ли это! – раздался возглас, от которого Мешков даже вздрогнул. Он как раз сделал свою покупку и стоял с этим все добром, собираясь вернуться к машине. Это были его симферопольские друзья-поклонники. Они разговорились.
-Каким образом ты тут? Вы выступаете?
-Нет, просто отдых…
-Ааа…Мы тоже вот компанией сбежали от городской суеты…
И дальше в таком же духе…
Когда Мешков увидел возвращающихся назад с пакетами Андрея и Женьку, он попрощался со своими знакомыми и вернулся к машине, распихивая свои покупки по карманам.
-Вот друзей встретит, - отчитался он девушке в ответ на её вопросительный взгляд. – Мы у них тусили, когда в Симферополе выступали…
Она кивнула. Мешков помог им загрузить пакеты на заднее сиденье машины.
-Черт, я сейчас вернусь. – Андрей оставил их, поспешив назад на базар.
Женька закурила и внимательно посмотрела на Мешкова, стоя у водительской двери.
-Итак, друзья…
-Ну да,- он тоже закурил, стоя напротив неё у пассажирской двери.
-Чем угощали друзья? – поинтересовалась она.
-Ничем, я просто купил себе сигарет…- он пожал плечами.
-В прошлый раз ты тоже просто купил себе сигарет, - она перешла на его сторону и забарабанила по капоту машины. – Будьте добры, граф, ваши карманы сюда.
-Чего?
-Дважды повторять не собираюсь…
Он понял, что все споры бесполезны и выгреб все из своих карманов на капот. Тут оказалось немного. Деньги, зажигалка, лента из пяти презервативов, 3 пачки сигарет и маленькая упаковка, состоящая из трех рафаэлок. Для достоверности он вывернул все карманы шортов наизнанку. Женька внимательно все проглядела.
-Что у вас тут происходит? – поинтересовался вернувшийся Андрей.
-Ключи искали, - ответила девушка, возвращаясь к своему водительскому месту.
-Ааа…Бывает…
Гриша, молча, собирал свои вещи, угрюмо поглядывая в сторону девушки.
-Эй, Женюль, погоди…- Константин выскочил из своего магазинчика с бутылкой вина. – Это тебе за здоровье моего Сережки, - он вручил ей бутылку отличного французского вина, что делал каждый раз.- Удачи, товарищи. Будите в моих краях – милости прошу, - и он опять скрылся в своем магазине.
Девушка села в машину и спрятала бутылку в бардачок. Андрей уже сел назад, а Гриша только садился. Они купили все, что надо.
-Что твоя малышка потянет? – поинтересовался Андрей.
-Малыш, - поправила она его.
-Тогда не вопрос... – усмехнулся он.
Гриша щелкнул её по носу упаковкой рафаэлок:
-На, мышонок, ешь и добрей! Это вообще-то для тебя было,- он усмехнулся. Да, ему почему-то захотелось ей сделать что-то приятное, вот он и купил ей конфеток. Большую упаковку он бы не сумел запрятать незаметно, вот и остановился на маленькой. Поэтому так и прятал поспешно все в карманы, чтобы она не заметила и, как говорится, «не обрадовалась бы раньше времени».

Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Кот дИвуар
сообщение 9.12.2015, 19:11
Сообщение #6



Призрак
*

Вставить ник
Цитата
Группа: Герои
Сообщений: 9
Регистрация: 3.12.2008
Пользователь №: 5326








-На, мышонок, ешь и добрей! Это вообще-то для тебя было,- он усмехнулся. Да, ему почему-то захотелось ей сделать что-то приятное, вот он и купил ей конфеток. Большую упаковку он бы не сумел принести незаметно, вот и остановился на маленькой. Поэтому так и прятал поспешно все в карманы, чтобы она не заметила и, как говорится, «не обрадовалась бы раньше времени».
Она спрятала конфеты в карман и посмотрела ему в глаза.
-Спасибо, - она улыбнулась.
Мешков улыбнулся в ответ. У него не было на неё обид. Вернее может где-то внутри его и обижало такое её отношение порой, но он знал, что она права. За ним иногда нужен был глаз да глаз.
-Так, все взяли, значит поехали, - пробормотала девушка, заводя двигатель…

Когда они вернулись, то занялись уже втроем подготовкой к вечерним посиделкам. До ужина они успели соорудить место для костра и обустроить его вокруг бревнами, чтобы все желающие могли поместиться. Подготовили место рядом для приготовления еды. Огородили площадку для огненного шоу. Местные ребята настраивали освещение и звук. И еще много всяких ньюансов – скучать некогда было. Мешкову это немного напомнило предконцертную суету – ведь они практически всегда с Сашкой Андреевым контролировали некоторые вопросы организации.
Потом они втроем поужинали, и Гриша с Женькой вернулись в свой номер. Мешков сидел у неё на балконе, курил и пил сок, а девушка, переодевалась к выступлению. В дверь с её стороны громко постучали, и он пошел открывать, потому что она была еще в ванной комнате. Это был Андрей. Он был одет в кожаные штаны и жилетку.
-О, привет еще раз, - тот был немного удивлен, увидев Гришу. – А Жека?
Мешков кивнул вглубь номера и, чуть отошел, пропуская его внутрь. Андрей деловито вошел и, оглядевшись, затарабанил в дверь ванной:
-Леопольд, выходи! –писклявым голосом позвал он её.- Выходи, подлый трус! – продолжил он басом.
Девушка незамедлительно появилась из-за открытой двери:
-Ребята, давайте жить дружно, - томно проговорила она, опираясь рукой на дверной косяк. Выглядела она потрясающе – вся в черном и кожаном. Кожаный топ на тонких бретельках, который идеально подчеркивал фигуру в нужных местах и длинная кожаная юбка, расклешенная и с несколькими разрезами. На голове уже была повязана бандана.
-Багыня, - промычал Андрей, оценивающе её разглядывая.
Мешков молчал и тоже её разглядывал. Его глаза горели, а на лице играла легкая улыбка.
-Ха! – довольная собой девушка повернулась к ним спиной и сделала несколько шагов внутрь ванной комнаты. На пояснице у девушки вальяжно «выхаживала» черная саламандра, растопырив лапки, сверкая глазами бусинами, и хитро поглядывала на них. Хвост был закручен довольно причудливым концом и частично прятался под поясом юбки.
-Привет, моя красавица, - Андрей поймал Женька за спину и чмокнул ящерку в нос.
Девушка засмеялась.
-Ничего в этой жизни не меняется,- она выскользнула из его рук и направилась в комнату.
Он делал так каждый раз, когда она надевала одежду, которая не скрывала тату.
Мешков заворожено следил за лапками саламандры. Казалось, что она живет своей жизнью и сейчас ползет по спине девушки.
-Ты посмотри на неё, - Андрей стоял в дверях ванной. Он обращался к Грише. – Воображуля какая! Деловая!
-Тс-с-с! – Женька приложила палец к губам. – Мне нужна минута тишины, и пойдем!
-Я жду вас внизу,- и Андрей вышел.
Женька, молча, села в кресло на балконе и закурила. Гриша устроился рядом на свободное место и последовал её примеру. Они молчали.
Она закрыла глаза и продолжала курить. Мешков с интересом наблюдал за ней. Судя по всему, она что-то говорила про себя – её губы едва заметно шевелились. И возможно даже немного нервничала. Так прошло минуты 3-4. Глубокий вдох и выдох. Вот она открыла глаза и встала.
-И какова магическая фраза? – поинтересовался он, поднимаясь за ней следом.
Она хитро посмотрела на него:
-Во тьме ночной и при свете дня я маленький повелитель огня…
-Шутишь?
-Иногда…- она протянула ему руку…

Мешков был зачарован огненным представлением. Арсенал Женьки был разнообразным – пои, кометы, косы и веера. В танце с огнем девушка со своей ящеркой были просто невероятным дуэтом с порой невообразимыми огненными рисунками. Номер с веерами у неё был с Андреем под ту самую акапельную песню, на которой он застал девушку утром в танцевальном классе. А вот самым последним и запоминающимся было выступление с поями по кодовскую песню «Театральный демон». Гриша был просто очарован – магия огня, музыка, энергетика. А в самом конце песни Женька заставила в такт себе хлопать всех зрителей. Недаром там были слова «я управляю ритмами сердец»…Да…Она ими управляла. Он поймал себя на том, что она и правда «управляет ритмом его сердца». Наваждение! С бешенной энергетикой, сексуальностью и магнетизмом! Не такая, как всегда! Другая, совершенно другая!
А она, словно, не замечая ничего, горделиво прошла круг, собирая со всех свои аплодисменты и эмоции. Гриша смотрел на неё, не отрывая глаз – вот она, его мышонок, маленький повелитель огня…
Мешков, сидя практически напротив Женьки в этом кругу у костра, видел, что она начинает замерзать. Плед накинуть она не особо могла, так как он мешал бы ей свободно передвигаться к костру, чтобы помешивать глинт в огромном котле. Правда огонь её частично и грел.
Он понаблюдал еще немного за ней и решил сходить за одеждой. А, кроме того, он еще и сам начинал подмерзать в своей футболке с коротким рукавом и шортах. Поэтому он встал и направился к отелю. Альбина, сидевшая рядом с ним, тут же вскочила и решительно направилась с ним. Гриша особо её не замечал – его мысли сейчас переваривали увиденное фаершоу и свои наблюдения за Женькой за этот вечер…
Девушка в какой-то момент не увидела его на привычном месте и оглянулась. Заметив его фигуру, удаляющуюся в сторону отеля в сопровождении Альбины, она даже как-то немного расстроилась. Хотя тут же осадила себя – вот еще чего, все мы взрослые люди и вольны делать то, что хотим. Но как бы она не гнала от себя мысли о том, чем эта парочка будет заниматься, они все равно возвращались и не давали ей покоя…
Дойдя до своей номера, Мешков открыл дверь и сказал Альбине не заходить. Он надел джинсы, футболку с длинным рукавом и курточку. Теперь оставалось только найти кофту для Женьки. Он включил свет в её комнате. На кровати лежала её голубая вязанная кофта, но под её одежду у костра она не особо подходила на его усмотрение. Надо было что-то более темное, поэтому он открыл шифоньер. Там тоже было много различной одежды, как и у него, но сумка девушки стояла в самом низу. Прямо на ней лежал черный вязанный кардиган так, словно ждал, что его возьмут. Мешков взял его, зарылся в него лицом и вдохнул. Он приятно пах Женькой.
- Так вы вместе живете?- раздался голос Альбины, которая теперь стояла на пороге смежной двери между номерами Гриши и Женьки.
Мешков закрыл дверь шифоньера:
-Выйди!
Но Альбина наоборот прошла в комнату Женьки и села на кровать.
-Мне всегда было интересно, что мужики в ней находят. Обычная серая мышь, которая их строит…Я все наблюдала за ней, то с одним приезжает, то с другим, то с подружками…Только вот мужиков она выбирает никчемных, ведутся на других…Сама лично проверила,- подмигнула она Грише. Того уже начало раздражать такое поведение Альбины. Но та словно, не замечая этого, продолжала разглагольствовать, расстегнув на себе кофточку на пару пуговиц. Она прилегла на кровать на спину, облокотившись на локти, и закинула ногу на ногу.
-Ты спишь с ней? – поинтересовалась бесцеремонно девушка.
Мешков уже еле сдерживал себя от желания придушить её, но потом передумал и, прищурившись, как он мог, подошел к ней.
-А что?- поинтересовался он, склоняясь над Альбиной.
- Я могу показать тебе кое-что лучше, чем она, - девушка нежно провела рукой по его груди, опустилась ниже по животу. – Иди ко мне, ты же хочешь меня… - пробормотала она, пытаясь расстегнуть на нем джинсы.
-Неет, - протянул он, останавливая её руки. – Это ты меня хочешь, а тебя нет… - он говорил с усмешкой.
-Ну как это нет, - томно пробормотала она. Альбина встала и, обняв его, прижалась к нему. – Я же чувствую, что хочешь…
-Боюсь, что ты меня не интересуешь, как женщина, - спокойно продолжал Мешков, глядя ей в глаза. – А что касается этой части моего тела,- он сделал характерный майкл джексоновский жест рукой. – То это вполне нормальное состояние. Рядом со мной нежная красивая девушка, которая сейчас мерзнет у костра, и которой я должен отнести вот эту кофту. Так что все мои щупальца хотят только туда, - закончил он свою речь, улыбнувшись.
-Какие щупальца? Что за бред?! Идиот! – Альбина оттолкнула его, а потом попыталась дать ему пощечину, но Мешков ловко увернулся и захохотал – все-таки иногда его занятия боксом в детстве помогали вот в таких вот ситуациях.
Альбина психанула и ушла, хлопнув дверью. Мешков подождал немного и тоже вышел из номера…
Женька в очередной раз помешивала уже дымящийся глинтвейн. Еще минутку и можно будет употреблять. Она присела к огню, пытаясь согреться. Юбка еще можно сказать было, что грела, но вот открытые плечи мерзли. Но так было лень идти за кофтой, поэтому она и грелась, как воробей на солнце, у огня. По кругу уже ходили три гитары. Все, кто желал, могли исполнить песню. Но пока никто не торопился – примерялись и приигрывались присутствующие гитаристы. Глинт был почти готов, на счет еды ей давно маякнули помощники, что все готово, поэтому можно было начинать.
-Друзья, итак мы готовы начать наши посиделки. Так что на правах хозяйки, прошу к столу, - пригласила всех Женька.
Все было предельно просто. Из еды была картошка и сардели, приготовленные на костре, нарезанные овощи и фрукты. Все это находилось на столах рядом с кругом, и можно было брать свободно и в любом количестве в одноразовой посуде. С глинтвейном все обстояло немного интереснее. Раздавала его либо девушка, либо её помощник, которого она назначала (в этот вечер это был Андрей, но его еще не было). За его добрый стакан надо было исполнить одну песню. Требование чисто символическое, потому что разрешалось, как одиночное, так и коллективное подпевание. Главное было поддержать атмосферу хорошего настроения и уюта.
Пока все потихоньку разбирали еду и, кто хотел, занимали места вокруг основного глинтвейнского костра, девушка стояла у огня, чтобы побольше взять на себя его тепла. Через пару минут на её плечи была наброшена её же кофта, и теплые руки такого же теплого тела крепко её обняли. Она вздрогнула от неожиданности и повернула голову в сторону, заглядывая через плечо. Это был Гриша.
- Я вот подумал, мышонок, что ты замерзла немного, - прошептал он ей на ухо, продолжая прижимать к себе. Его тепло и кофта приятно грели.
-Спасибо…Это вовремя…- она коснулась его рук своими руками.
-Ледышки, - пробормотал он, пряча её руки под своими.
Альбина, вернувшаяся к костру вслед за Гришей, естественно заметила его объятия с Женькой. Она специально прошла мимо них, слегка толкнув, и села на прежнее место, которое никто не занимал. Она знала, что другого места нет, и Гриша все равно сядет к ней. И пусть он отшил её там, в номере, еще вся ночь впереди – кто знает, как оно все сложится.
Женька после её появления, осторожно выскользнула из его объятий и надела кофту, кивнув Грише в знак благодарности. Ей уже было значительно теплее, и пора было начинать.
-Ну, что, товарищи присутствующие! Кто самый смелый? – поинтересовалась она громко.
Мешков оглянулся в поисках свободного места. Вот рядом с Альбиной его место никто не занимал, но другого свободного не было. Поэтому он сел на него и закурил. Блондиночка, укутавшись в плед, довольно посмотрела на него, а потом на Женьку…
Поздний вечер потихоньку набирал обороты. Звучали песни, разложенные на три гитары, одна из которых была всегда ведущей, а вторые на поддержке. Первая партия глинта закончилась, но через несколько минут котелок снова был заполнен, приправлен и повешен над костром. Компания незначительно поредела - кто-то пошел спать, кто-то нашел себе пару и повел её гулять. Каждый отдыхал, как мог. Гриша сидел рядом с Альбиной, пил свой сок, курил и вполне отдыхал, наблюдая за остальными.
-Жека! Жека! Ты где?- один из гитаристов потерял девушку из виду, хотя она только что помешала глинт и отошла в сторону, и он это прекрасно видел.
Девушка как раз добралась до еды и накладывала её себе в тарелку.
-А?- отозвалась она, не бросая своего занятия.
-А давай про мельничных книжных детей?
-Давай, только дай поесть, и будут тебе книжные дети.
-Вот маленький хомяк…
-Тааакс, а хто тут мне обижает мою подругу? – раздался голос Андрея. Он, наконец-то, пришел к костру вместе со своим гитаристом из группы. –Сейчас я буду петь, и пуская весь мир подождет…
Все зааплодировали. Андрей со своей группой «Битбокс» были довольно известными, как в Украине, так и за её пределами. Его гитарист забрал одну из гитар и, заняв свободное место, принялся подстраивать её под себя.
-Прости, Женюль, были кое-какие дела, - он чмокнул жующую девушку в щечку.
-Бывает,- отмахнулась она. – Будешь? – она предложила ему еду.
-Да, есть хочу ужасно,- он наложил себе всего полную тарелку и принялся уплетать за обе щеки. – Вкуснотище!
Она усмехнулась, продолжая жевать. Гриша тоже к ним присоединился. Он взял Женьку за руку с вилкой. Она как раз наколола себе кусочек картошины. Мешков съел этот кусочек с её вилки.
-А сам никак?- немного возмутилась она.
-А гитаристам нельзя – надо руки беречь, - усмехнулся он, жуя. – Вон, смотри, как их кормят.
Женька посмотрела на ребят с гитарами – и правда, девчонки, которые сидели рядом с ними, периодически их подкармливали. Сами те только пили и курили.
-Жирные руки для струн и инструмента ой как плохо,- Мешков открыл рот, приготовившись, таким образом, для следующего кусочка.
-Угу, угу, - угукал рядом жующий Андрей, с улыбкой глядя на них.
Женьке ничего не оставалось, как согласиться…
Пока они ели, компания сообразила еще пару песен. Потом настала очередь Андрея. «Цветы в волосах», «Коля», «Вахтерам», «Я твой», «Хеппи Энд»…Мешков первый раз слышал, если можно так сказать, эту группу. Особенно на украинском языке ему очень понравились песни. Большинство знало слова и тоже подпевало. Женька за это время доготовила глинт и продолжила раздавать его всем желающим. Когда она сама присела со стаканом пряного напитка рядом с Андреем и закурила, то к ней тут же пристали опять же с «книжными детьми». Делать нечего, пришлось исполнять. Правда на гитаре она не играла, но в этом не было особой надобности. Потом у неё еще запросили песен Высоцкого.
-А давай…
-А давайте дадим гитару воот тому гитаристу с чистыми руками,- Женька перевела стрелки на Мешкова, который как раз закурил. Ему с готовностью протянули сразу три гитары и приветствовали аплодисментами. И где-то внутри он понял, что его тоже узнали. Просто было удивительно, что еще никто не стоял в очереди сфотографироваться или дать автограф. Хотя Андрея ведь тоже не атаковали с этими вопросами.
-Себе шепну…Признайтесь,граф…- затянул Гриша, перебирая струны и поглядывая на Женьку…
Девушка слушала его и курила. Гитаристы подхватили его с полуноты, и даже получилось коллективное пение. Люди, которые тут присутствовали, слушали «Коду». Были, правда и те, кто делал это впервые, но и им нравилось все. Потом был «Медведь». Женька встала со своего места, и, сходив за чистым пластиковым стаканом (кстати, который был, как и все остальные не менее 0,5 по объему - чтобы два раза не бегать), подошла к котлу с глинтом, чтобы его наполнить, а заодно и свой обновить.
Место справа от Мешкова освободилось и Женька туда села. Альбина, которая сидела слева от него, заскрежетала зубами. Мало того, что гитарный гриф отодвинул его от неё, так еще и Женя была с другой стороны, и Гриша теперь поглядывал туда чаще, чем на аккорды.
Он закончил песню - все захлопали, а девушка протянула ему стакан глинта. Он немного вопросительно посмотрел на неё, а она только подмигнула. Выпить горячего вина с пряностями, это ведь не всегда означало напиваться до потери пульса. Он коснулся своим стаканом её стакана и отпил глоток. Горячее тепло приятно опустилось внутрь. И вино, и специи в нем были подобраны в нужных пропорциях.
Потом были «Помнят с горечью древляне», «Отражение», «В доме суета».
Женька все это время сидела рядом и слушала, попивая вино. Гриша пел и поглядывал на неё. В итоге её стакан был пуст, а его только наполовину.
-Граф, а давайте споем нашу с вами песню,- раздался голос Альбины. Женька закурила и ушла к котлу с глинтом себе и остальным желающим за добавкой.
-Гриша, мы подыграем,- поддержали гитаристы.
-А, давайте,- махнул рукой Мешков, отпивая очередной глоток вина. – А что за песня? – поинтересовался он у Альбины. Все захохотали.
-Ну как же…Девушка и граф…
-Вот черт! Я её не умею играть,- Мешков пожал плечами и отдал гитару.
-Так мы сыграем…- вызвался один из гитаристов. Гриша готов был его прибить.
И ему пришлось петь и её в паре с Альбиной. Она итак и сяк заглядывала ему в глаза, гладила ему ногу во время песни. Но Мешков курил и попивал вино, правда и свои слова тоже пел. Но романтичного дуэта, как ей хотелось, совершенно не получилось. Более того, еще вначале второго куплета во время своей партии вместо слов в такт песни пропел: - Убери руку с моей ноги, капец как мешает петь…- и дальше продолжил словами из куплета, причем попав во все доли под дружный хохот и стушевавшуюся Альбину.
Женька в это время уже сидела рядом с Андреем – они открывали очередные бутылки с вином для новой порции глинтвейна. «Ах, зачем ты, граф, так смотришь на меня». Вино, гитарная музыка, свежий воздух и природа сделали свое. Её катастрофически тянуло к Мешкову. Его глаза и голос сводили с ума. Она поймала себя на мысли, что не против была бы…
-Эй, - Андрей шутливо щелкнул её по носу. – Замечталась или размечталась? – прошептал он, проследив за её взглядом.
-Ну, тебя,- отмахнулась она. Вот с Андреем все просто – друзья. Познакомились здесь и с тех пор дружат, как столетние знакомые. Но при этом нет ни телефонов друг друга, ни темного совместного прошлого.
-Хочешь мой совет,- прошептал он заговорчески.
Она вопросительно посмотрела на него.
-Та ладно, я не слепой…Скажу так…Не проявляй инициативы в этом. Чтобы не произошло, ты не должна делать сама первый шаг… Тогда твоя совесть будет чиста, и ты себя не съешь…Будь умной девочкой…И если вдруг что-то произойдет между вами, помни нет ни прошлого, ни будущего…Есть только здесь и сейчас…Тогда будет проще все отпустить и пережить…
Женька наклонилась к нему ближе и серьезно посмотрела в глаза:
-Я тебе больше вина не налью…
Андрей засмеялся и прижал её лбом к своему лбу.
-Граф, ты куда? – послышался голос Альбины.
- Да посс…-он осекся. – Туда я, - он отмахнулся от неё и пошел в нужном себе направлении. Биотуалеты были практически по всей территории, поэтому сюрпризов на утро не предполагалось.
Когда Мешков вернулся назад, то заметил, что у костра остались самые стойкие. Было уже давно за полночь, и оставалось около 15 человек (3 гитариста, Андрей, Женька, Альбина и еще несколько девушек и молодых людей, кто по парам, а кто только присматривался) . Круг сузился, глинт готовился, еду расположили на решетках у самого огня, чтобы она подогрелась.
Женька, как и практически все представительницы женского пола, куталась в плед. Теперь наступило время самообслуживания, и она могла спокойно посидеть в свое удовольствие. Хотя и до этого ей было все не в напряг. Тишины в кругу не было. Исполнялась очередная песня – на этот раз был Чиж «Пуля».
Мешков потеснил немного сидящий народ и устроился слева от Женьки.
-Что ты, мышонок, замерзла?- прошептал он ей на ухо.
-Чуть-чуть,- она сложила два пальца, показывая на сколько.
Он приобнял её и прижал к себе. Альбина теперь оказалась напротив них и бросала обиженные взгляды на Мешкова, а он их даже не замечал. Андрей снял котел с костра и разлили всем глинт, а Женьку Грише пришлось отпустить, чтобы она разложила еду по тарелкам. Она делала это, не вставая со своего места. Теперь все сами протягивали ей тарелки. Гитаристов кормили, поэтому пока все перекусывали, они сопровождали процесс наигрыванием различных мелодий. Мешков тоже на правах гитариста потребовал, чтобы Женька его кормила, как всех.
-Предлагаю, немного оживить репертуарчик, чем-нибудь веселеньким, - Андрей посмотрел на Гришу через Женю, потому что сидел справа от неё. Тот кивнул в ответ. – И вообще, хочу тоже, чтобы меня кормили, - и с этими словами он вручил девушке свою тарелку.
-Ну, знаете ли…- она попыталась встать, но и Мешков, и Андрей поймали её за плечи и усадили назад. Окружающие только посмеивались с них. Эти три чудика делали всем настроение. И ей пришлось кормить их. Путая тарелки и с одной вилки, но это было так не важно, а даже весело…
-Ты куда?- Гриша схватил Женьку за руку, когда она встала.
-Да куда это ты?- Андрей тоже последовал его примеру.
-Сейчас приду,- она попыталась высвободиться.
-Мы с тобой,- заявили оба одновременно.
-Да в туалет я, что вы, в самом деле,- она уже начала возмущаться.
-Не, не, не, без нас никак. Девчонки, кто там еще хочет, присоединяйтесь,- Андрей окинул всех взглядом.
В итоге поход в туалет стал коллективным мероприятием. Когда все вернулись назад, Альбины уже не было у костра. Она не пошла со всеми и, наконец, поняв, что ей нечего особо ловить, ушла спать…
В ту ночь еще много звучало песен и от Андрея, и от Гриши. Завершением стала медленная песня на стихи Марии Семеновой «Сказка». Потом все распрощались и разошлись. Надо отметить, что мусор был собран по большим пакетам, костер потушен, а котлы сложены под столом.
Женька с Гришей шли по пляжу к отелю. Они молчали и обнимали друг друга. Девушка выпила в разы больше, чем он, но оба чувствовали себя трезвыми, если, конечно, не считать обоюдного желания к друг другу, что отчасти было спровоцировано алкоголем.
Они молчали, шли и переглядывались. Вернее Женька смотрела на него, но стоило ему посмотреть на неё, как она отводила взгляд. Она боялась, боялась, что вот сейчас посмотрит ему в глаза и окончательно пропадет, сдастся, сделает то, чего нельзя делать.
Мешков шел, обнимая её, и все пытался поймать её вгляд. Вот сейчас она посмотрит ему в глаза, и он поймет, насколько можно действовать дальше. Он был готов и хотел большего, но вопрос был в ней. Хотела ли она этого? Где-то внутри он чувствовал, что хочет, но…
Они дошли до своего номера. Женька открыла дверь и, привычно оставив ключи в прихожей, направилась к кровати. Когда он, закрыв дверь на замок, вошел вслед за ней, девушка уже включила ночник на тумбочке и раздевалась, не глядя на него. Он остановился в дверном проеме и наблюдал за ней. Она стянула с себя юбку и кофту, бросила все на пол и, как была в черном топе и черных кожаных трусиках завалилась в кровать на живот.
-Спокойной ночи, - пробормотала она и еще через несколько секунд уже спала.
Мешков усмехнулся и направился к себе в комнату. Он остановился на полпути около её кровати – как же все-таки заманчиво было бы сейчас…Ящерка на её пояснице ехидно прищурилась, застыв в прыжке, словно защищая свою хозяйку. Мешков насупился, показал ей язык и ушел в свою комнату. Он думал, что не сможет заснуть, но едва коснувшись головой подушки, его тело само за него все решило. Через минуту он тоже крепко спал…

5 Мешков проснулся сам в половине шестого. Через полчаса должен был зазвонить будильник у Женьки. Он потер глаза – и чего ему не спиться вдруг, ведь они буквально около часа-полутора назад только пришли с посиделок. Неужели за это время у него выработался такой стойкий рефлекс к её ранним подъемам. Он поворочался минут 5-10 в постели и решил принять душ раз уж ему не спиться. Еще и одежда пахла костром, что конкретно в данный момент его немного раздражало.
Минут через 40 он вышел из душа по ощущениям совершенно другим человеком. Он не только избавился от навязчивого запаха дыма, но и от своей щетины и даже бородки. Было какое-то спонтанное желание сбрить это все, что собственно он сделал. Выудив из своего рюкзака чистые шорты и рубашку, он надел их и посмотрел на часы. Было около половины 8. Спать ему теперь точно не хотелось. Женька, как он думал, должна была уже уйти на свою тренировку, а ему уже давно было пора в бассейн. Он вспомнил вчерашний вечер и невольно улыбнулся. Перед выходом он заглянул в комнату девушки и так и застыл на пороге. Она преспокойно спала. Правда одета она была уже в трикотажные майку и шортики. Судя по всему, она тоже просыпалась и была в душе.
Солнечные лучи, попавшие в комнату сквозь балкон, делали саму обстановку ярко сказочной. Женька спала на животе в какой-то причудливой позе, обняв подушку и согнув одну ногу. Майка скаталась наверх, открыв ящерицу, которая в лучах солнца казалась довольной и упитанной. О том, что девушка спала, свидетельствовало спокойное и глубокое дыхание.
У Мешкова пересохло во рту. Он подошел к её кровати и около минуты смотрел на Женьку. Внутри него возникло огромное желание дотронуться до этого спящего мышонка, разбудить, заглянуть в сонные глаза…Но он понимал, что это неправильно, что не должен этого делать…Поэтому он вздохнул и вышел на её балкон. Устроившись в кресле, он закурил. А мысли все возвращались к девушке. Зараза! Гриша мысленно ругался на неё – это ж надо было, как специально, не пойти на свою тренировку, да еще и залечь в такой…интересной позе. Мешков не заметил, как выкурил сигарету и подкурил новую…А что если…Гриша на мгновение отпустил мысли в свободный полет. Все их общение с девушкой пролетели перед глазами одним большим кадром. У них столько было довольно интимных и откровенных моментов, что они уже давно могли бы….Он мотнул головой, отгоняя соблазн. Нет, он не может. Она его лечит, а он думает непонятно о чем. Под третью сигарету у него возникли мысли о том, что может быть и такое, что он ей не настолько нравится, чтобы…Нет, он не будет думать об этом. И вообще, сейчас он докурит и уйдет из номера, и даже не посмотрит на неё. Он больше делал упор на то, что ей это сейчас не нужно. На счет себя в этом случае он отказывался думать. Его организм итак упрямо твердил обратное. Он вошел назад в комнату, где она спала, и его решительность мгновенно куда-то улетучилась. Мешков осторожно присел рядом со спящей девушкой и прислушался к её ровному дыханию. Он невольно улыбнулся- вот спит себе и не подозревает, что за страсти кипят буквально в сантиметрах от неё. Ящерка на её пояснице замерла в ожидании.
Гриша осторожно коснулся пальцами спинки рептилии и провел ими вверх к её голове. Девушка во сне плавно потянулась от его прикосновения, но тут же резко подняла голову, повернувшись к нему, и схватила его за руку. Увидев, что это был Мешков, она отпустила его и вернулась в то же положение, в котором лежала, закрыв глаза.
Гриша на несколько секунд растерялся- и как вести себя дальше? Его ладонь лежала на ящерице на пояснице, а девушка уже точно не спала. Её выдавало неровное дыхание и немного напряженная спина. Интересная создалась ситуация, в которое решение было за Мешковым.
Он наклонился и коснулся губами спины девушки, постепенно поднимаясь все выше и выше. Она не поворачивалась к нему, но в то же время он чувствовал её реакцию на каждый свой поцелуй, что его подбадривало к дальнейшим действиям. Дойдя до того места, где была скатавшаяся майка, он осторожно коснулся её плеча и легонько потянул. Женька перевернулась на спину. Её руки были в позе «сдаюсь», а глаза зажмурены. Гриша немного нахмурился. Неужели ей неприятно и она молчит. Но тут же расплылся в улыбке. Вот, мышонок, конспиратор. Хочет, но борется с собой.
Он наклонился к её лицу, и Женька почувствовала его дыхание у себя на губах. Она чуть дернулась вперед, думая, что он её сейчас поцелует. Но он не торопился, а она этим выдала себя. Мешков коснулся её щеки, а потом осторожно постучал кончиком пальца по её лбу. Она открыла глаза и тут же столкнулась с его хитрым кареглазым взглядом.
-О чем сейчас думаешь? – прошептал он, наклоняясь настолько близко, что уже почти касался её губ.
-Только никуда не уходи,- пробормотала она.
-И не думаю,- прошептал он, целуя её…
Женька потянулась и села на кровати. Гриша мирно спал рядом. И если на нем была расстегнутая рубашка и расстегнутые шорты, то она была абсолютно голой. Ну, вот как мужики умудряются всегда раздеть нас, но сами остаться в одежде. Не всегда, но в большинстве случаев. Она закуталась в простынь и собралась пойти в ванную, когда на тумбочке со стороны Гриши зазвонил её телефон. Она быстро потянулась через Мешкова, стараясь его не касаться, и ответила на звонок. Но тот уже открыл глаза и поймал девушку, обняв за талию. Поэтому говорить ей пришлось, склонившись над ним. Отпускать он её не собирался.
-Да, Владимир Семеныч…Нет, не спала…Я?...Андрей уже уехал скорее всего, но номера его у меня нет…Да мы просто баловались…Ничего серьезного…Я не смогу…Смогу?...Черт, ну это совершенно в мои планы не входит…Ясно…Теперь входит…В пять?...У меня с собой ничего….Хорошо…Все поняла…До вечера…- Женька отключилась и, выключив на телефоне звук, положила его на то же место.
-Куда это ты собралась? – поинтересовался Мешков. Его руки поползли вверх по ее спине, прижимая девушку все ближе и ближе к себе. Женька облокотилась на него, положив подбородок на свои сложенные руки на его груди. Он, продолжая обнимать её одной рукой. Вторую подложил себе под голову, чтобы лучше видеть девушку.
-Туда хотела, можно? – она покосилась в сторону ванной. Он скорчил гримасу и стал поправлять её взъерошенные пряди волос на голове.
-Нельзя…- он чуть отрицательно качнул головой, поморщившись.
-Никак нельзя? – она изобразила удивление.
-Никак… - он сочувственно опять отрицательно покачал головой.
Она хмыкнула на это и уже собралась встать, но он её опередил. Легкий поворот и Женька сама не поняла, как оказалась на спине, чуть придавленная ним. Гриша хитро улыбнулся, и его рука скользнула к ней под простынь.
-Туда может подождать? – шепотом поинтересовался он, чуть касаясь её губ.
-Вполне, - пробормотала она, стягивая с него рубашку…
Попытка номер два. Женька усмехнулась, снова кутаясь в простынь. Мешков лежал на спине, подложив руки под голову, и следил за её движениями. Теперь на нем оставались только расстегнутые шорты. Еще разочек и мы сровняемся в одежде, мелькнуло у девушке в голове. Её щеки вспыхнули от подобных мыслей. Бывали у неё иногда такие приступы стыдливости. Но она тут же взяла себя в руки.
-Опять хочешь от меня сбежать, - он прищурился и схватил её за край простыни, потянув немного на себя. Но девушка не собиралась сдаваться. Она встала и, обойдя кровать. Направилась в сторону ванной комнаты. Гриша продолжал её держать за простынь, настойчиво подтягивая её к себя. Прежде чем он успел встать с кровати и поймать саму девушку, та дошла до двери и, оставив в его руках свое «укрытие», скрылась за ней. Мешков, улыбаясь, скомкал простынь к себе и упал на спину на кровать…
Девушка вышла из ванной комнаты обернутая в полотенце и направилась сразу к шкафу за чистой одеждой. Мешков стоял спиной к ней в дверном проеме на балкон и курил. В шортах, рубашке и босиком. Она практически бесшумно выложила нужную ей одежду на кровать и, закрыв шкаф, стала одеваться.
-Что ты там мельтишишь, мышонок, – вдруг раздался страшный голос Гриши. Девушка от неожиданности даже подпрыгнула и, не удержав равновесия, плюхнулась попой на пол. Мешков рассмеялся и подошел к ней, подавая ей руку. Девушка уже успела надеть белье, футболку и как раз натягивала бриджи, когда упала. Он помог ей подняться и чмокнул в щеку.
-Одевайся быстрее, еда остывает,- и с этими словами он направился назад на балкон.
Девушка надела бриджи и, застегивая их, последовала за ним. Балконный столик был уставлен едой – это Гриша подсуетился, пока она была в ванной.
-Ну, ничего себе! – не удержавшись, воскликнула она, присаживаясь на свое свободное место. Мешков только усмехнулся.
-Кушай, кушай….Очень вкусно…. – он сделал глоток сока из пака и закурил.
-Угу, угу, - промычала она, принимаясь за еду. Она была жутко голодна. – А ты? – проговорила она с набитым ртом.
-А я уже поел… - он с улыбкой наблюдал за ней. – Мышонок, ты такая смешная….Щеки, как у хомяка...
Её щеки порозовели. Она и правда жадно набросилась на еду, и теперь была похожа на хомяка с щеками. Гриша чуть привстал и, притянув девушку через столик к себе, чмокнул её в губы. После этого он отстал от неё, сидел, пил сок и курил, пока она ела. Параллельно они решали с занятиями на сегодняшнюю уже вторую половину дня…
После обеда они пошли на следующий мастер-класс Эдуарда Владленовича. Он тоже длился 3 дня, за которые участники должны были подготовиться к тематическому балу-маскараду «Праздник Вампиров». Сценарий был уже расписан, а роли распределялись путем случайной жеребьевки. Костюмами и гримом занимались специально обученные люди, у которых тут также проводились свои профессиональные мастер-классы. Согласно каждой роли была напечатаны небольшие читабельные рекомендации, как себя вести и что приблизительно говорить. Импровизировать разрешалось. Местом проведения был старинный облагороженный замок, который находился тут же на территории комплекса в самой дальней его части. На вечер показа он действительно принимал на костюмированный бал всех желающих, среди которого и показывалась постановка от участников мастер-класса. Вернее в течении мероприятия периодически демонстрировались различные тематические сцены. Мешкову досталась роль главного упыря вечера – самого графа Дракулы. Женька оказалась в противоположном лагере охотников за вампирами, при чем не в главной роли. По сценарию Гриша отлично по одиночке справляется со всеми противниками, кого «убивая», а кого «обращая» на свою сторону. Но в конце все же оказывается побежденным. Все эти сценки сражения были обыграны приблизительно также, как и его момент в Родде со священником. Поэтому он легко провел параллель и довольно быстро вжился в роль. Все были в восторге от задумки и рьяно принялись её реализовывать.
После театральной секции Мешков пошел на танцы – сегодня там обучали рок-н-ролльным трюкам. Женька же ушла в спортивную секцию – ей звонил сегодня тренер и просил поучаствовать, а отказать ему она не могла…
Гриша вошел в небольшой спортивный зал. Он был таким же одноэтажным помещением, как и по всей территории, соответственно оборудованным. Предназначался он больше для баскетбольных, футбольных или волейбольных матчей, когда погода была плохой. Но сейчас он был местом проведения соревнований по тхеквон-до. Трибуны были практически пустыми. В общей сложности с натяжкой можно было насчитать полсотни человек. В основном это были сами участники и единицы просто любителей посмотреть. Мешков тихонько сел на свободное место, поближе месту проведения спаррингов. Женьку он сразу не заметил.
Соревновались уже старшие по возрасту. Было четыре команды по пять человек. Каждый участник из команды пополнял общий счет команды и набирал себе определенные баллы, в результате проведения спарринга. Строгие судьи подсчитывали очки и тут же оглашали их. У кого было меньше всего, тот вылетал.
Все было динамичнее и быстрее, чем в боксе, но многие выигрывали тем, что работали не в полный контакт, а в одно касание. Поэтому, не особо обижая противника, можно было «нащелкать» себе и своей команде необходимые балы. Судьи не особо приветствовали подобное – им больше хотелось красивого контактного боя, но все же при технически правильно выполненном ударе засчитывали очки.
Женька прохаживалась вдоль спаррингующихся, одетая в специальную форму и защиту, и поглядывала на бой. Заканчивался первый блок между двумя командами, а в следующем она уже будет участвовать. Они уже размялись командой, поэтому сейчас каждый настраивал себя на бой. Девушка всегда предпочитала пару минут молчания и одиночества (которое она могла организовать для себя даже среди множества людей).
Мешков вглядывался в участников, но не мог найти её среди всех. Они были однотипными – одинаковый цвет формы, эмблемы, защита и шлема- казалось, что только тренера могли их различать.
-Вон, смотри…Сейчас выйдет та команда, у которых замена бойца, - услышал Мешков разговор сидящих на ряд ниже. Он чуть наклонился, чтобы слышать лучше.
-А кого взяли?
-Блин…Фамилию забываю….Но жесткая такая девка…Мы были у них на тренировке как-то, когда защита была….Запорожская…У них тренер зверь…Три раза в неделю по три часа их гоняет…
-Та ты гонишь!
-Да серьезно, там такой контакт идет в завершении тренировки…И со скоростью все в поряде…
-Так она бы давно уже тренером стала. Не может быть….
-Да она так для удовольствия ходит…Стабильно повышается по поясам…
-А ну-ка пошли ближе…
Гриша хмыкнул – он был почему-то уверен, что разговор шел о Женьке. В принципе он не удивился. Везде была она, она, она…Все её знали, а она знала всех. Он встал и пошел за ребятами.
Да, такой девушку он еще не видел. Она даже немного его испугала, поэтому он предпочел не подходить, а наблюдать, стоя неподалеку. В первом бое ей «нащелкали» по балам, и она лютовала. Тренер насилу её успокоил.
-Вот щелкунчик гребаный…Ну, пусть мне еще попадется…
-Жека, спокойно…Возьми себя в руки…- тренер встряхнул её за плечи и дал сделать глоток воды.
Она пополоскала рот и выплюнула воду на пол. Уборщик команды тут же все вытер – да, и такая должность была тут, ведь так делали практически все.
-Быстрее двигайся. Делай, как он…Ты можешь…Не забывай про блоки…- тренер стоял позади неё и разминал ей плечи.
Во втором и третьем бое она обошла противника по очкам….
В целом команда девушки вышла в финал, но заняла в итоге второе место. Победил «отряд технических щелкунчиков», как окрестили их практически все про себя. Её команда села на лавку, их тренер о чем-то разговаривал с другим тренером и судьями.
Женька сняла шлем и, отпив глоток воды из бутылочки, полила себе немного на лицо и волосы, пригладив их рукой. Кроме шлемов никто больше ничего не снимал, ведь у каждого еще будет по два показательных боя с пока еще неизвестным противником.
Перед ней остановился кто-то. Она уставилась на знакомые кеды, потом ноги и шорты. Поднимая взгляд, она уже знала, что это был Гриша. Он опустился на колени перед ней, чтобы быть на одном уровне и обнял её. Женька слышала, как барабанит его сердце, даже через рубашку.
-Я в порядке,- девушка обняла его и похлопала по спине. – Это все мелочи, ничего серьезного.
Он удивленно посмотрел на неё.
-Сейчас еще у нас будет по два боя.
-Это просто жесть…- только и смог сказать он.
Показательные бои были намного жестче, чем командные соревнования. В каждом бое было по три раунда до первого падения на 4 конечности. Мешков стоял рядом с Женькой и смотрел на это все обеспокоенно. Это было даже мягко сказано. Он переживал за девушку.
Первым её партнером была тоже девушка. Они показали красивый технический бой – такой, что можно было снимать обучающее пособие. В первом раунде Женька встала на колени и коснулась руками пола, во втором так сделала её соперница, а в третьем – они обе. Зрители аплодировали – это был красивый и достойный жест, тем более делить им было нечего.
-Вот видишь, ничего страшного,- тяжело дыша, сказала ему Женька, стягивая шлем. Пополоскав рот водой, она выплюнула её на пол и тут же стыдливо посмотрела на Мешкова. Тот только усмехнулся. Женька полила себе лицо водой и голову, пригладив волосы.
-Жека, ты умничка, - тренер подошел к ней и обнял её. – Все четенько….- он внимательно посмотрел девушке в глаза.
Она поняла по его взгляду многое.
-Та ладно…Прорвемся…- отмахнулась она и отошла от всех в сторону.
Гриша собрался к ней, но тренер взял его за руку.
-Не трогай её пока. Ей надо побыть одной,- сказал он. Мешков кивнул, что понял. Тогда тренер отпустил его руку. Гриша остался на месте и наблюдал за Женькой. Она прохаживалась, подпрыгивала и что-то бормотала себе под нос…
Противник ей достался сильный и жесткий. Но девушка была с ним знакома. На последнем слете тхеквондистов в Киеве она ему хорошенько наваляла, поэтому у него был зуб на неё. В командных соревнованиях они не выпали друг другу, а вот теперь все-таки судьба решила по-другому. Они поклонились друг другу.
-Ну, здравствуй, мое солнышко,- злобно прошипел противник.
-И тебе не хворать, - девушка встала в стойку.
Стоило рефери только дал знак к началу боя, как противник буквально набросился на неё. Девушка немного не ожидала от него подобной прыти. Женька от неожиданности свалилась на колени под его ударами и дотронулась одной рукой до пола. Зал зафукал её противника, а Мешков уже был готов рвануть туда и сам навалять ему, но тхеквондисты сцепили руки и не пропустили его.
-Жека, вставай! Наваляй этому засранцу по первое число! – заорал тренер. Его голос затерялся во всеобщем гуле, но девушка его прекрасно слышала…
Первый раунд был за противником.
-Контратакуй его, слышишь! И держи блоки! Ты можешь! Давай! Вперед! – тренер, говоря это все, проверял на ней защиту. Она кивала, тяжело дыша и закрыв глаза. Бой был напряженным и тяжелым. Противник молотил, не жалея сил. Мешков нетерпеливо расхаживал за её спиной…
Второй раунд выиграла она, правда успела получить несколько раз по колену и теперь подхрамывала.
Ребята обступили её – кто поправлял защиту, кто разминал плечи, руки, ноги. И все подбадривали. Она молчала и снова восстанавливала дыхание, закрыв глаза. Её не сколько утомили сами соревнования, сколько то напряжение, в котором шел этот бой. Ничего, остался один раунд, который она сомневалась, что выиграет, но, по крайней мере, собиралась выстоять до конца.
И вот в третьем раунде её противник оказался перед ней на коленях, яростно стучащий кулаками по полу. С его стороны была маленькая ошибка, которая привела к её победе. Женька рухнула перед ним на колени и стянула с себя шлем. Она устало дышала и смотрела на злость своего соперника. Все остальные хлопали, но оставались на своих местах.
-Вот скажи мне, как? Почему так? – пробормотал её противник, тоже снимая шлем. Он немного успокоился.
-Не знаю, - она пожала плечами.- Но я больше не хочу…-она устало поднялась с колен и протянула ему руку. Он подумал и принял её. Они обнялись и разошлись к своим тренерам под приветствия всех окружающих.
Женьку обнимали, поздравляли, но она только устало улыбалась и шла куда-то вперед. Тренер загреб её в охапку:
-Жекачка, миленькая, девочка моя,- он восхищенно смотрел на неё. – Спасибо тебе огромное! Ты просто невероятная…Я знал, что ты сможешь….
-Все, в ближайшие две недели я не хочу вас ни слышать, ни видеть…- она устало отмахнулась от него.
Он закивал и оставил её в покое.
Женька села на лавку, облокотилась спиной и закрыла глаза. Сейчас немного внутри все уляжется, и она снова будет в норме. Просто немного перенервничала. Кто-то потрогал её за руку. Она открыла глаза. Это Гриша опустился перед ней на колени и снимал с неё защиту.
-Это оно? – он характерно кивнул в сторону продолжающихся показательных боев. – Это счастье?
Она заулыбалась – в её голове ассоциативно зазвучала песня из Родда.
-Ты хоть живая? – спросил он, стягивая с неё жилет, и откладывая его к остальной защите на лавку.
-Очень живая, - она бодро встала. – Пойдем, подышим свежим воздухом, - она вручила свою защиту одному из участников её команды, и, как была, босиком и в форме направилась к выходу. По её походке и сказать было нельзя, что она устала или разбита. Мешков поспешил за ней.
Они уселись на ступеньках в лучах заходящего солнца – Гриша был на пару ступеней выше и обнимал её. Он закурил, а она забрала его сигарету себе. Он взял себе новую. Они молчали и курили. Девушка совершенно успокоилась. Силы возвращались.
-Таак, а кто тут несовершеннолетним сигареты дает, - раздался голос тренера. – Куришь, да? Куришь, - он покачал головой. Женька вскочила на ноги и пожала плечами, спрятав сигарету за спину. Он не одобрял этого, но, тем не менее, она была в неплохой форме. Мешков с интересом смотрел на них. – Спасибо, Жек, - тренер протянул ей руку. – Серьезно. Я не ожидал, что Илья так неожиданно…
-Да ладно, проехали…Все равно не первое место,- она пожала ему руку.
-Это не твоя вина, - он усмехнулся. – И ты же знаешь. Я не гонюсь за местами. Главное участие – ребятам опыт. Я просто, как это случилось, подумал сразу про тебя и Андрея.
-Андрюха уехал, да и мы ним толком ничего не отрабатывали…Так баловались…Времени сами понимаете…Отпуск…
-Да, отпуск, это святое…Ладно, не буду надоедать…Спасибо еще раз, - он теперь обнял её и протянул руку Мешкову, виновато на него взглянув, что сразу не приветствовал. –Ты не забудь сегодня к массажисту или в горячую ванну…
Она кивнула согласно. И тренер ушел назад в спортзал.
-Граф, я переодеваться, - она посмотрела на Мешкова.
Он кивнул. Она собралась идти, но он поймал её за руку и чуть потянул к себе. Женька вопросительно посмотрела на него. Он прищурился и скорчил гримасу, продолжая тянуть ей за руку. Она поняла в чем дело, но сделала вид, что не знает, что он хочет.
-Мышонок, какая же ты недогадливая, - пробормотал он, когда её лицо было у его лица. Он поцеловал её, а потом легонько оттолкнул от себя. – Иди, давай, переодевайся, а то ходишь тут с такими вырезами… - она все еще была наклонена к нему, а он заглянул её под форму через треугольный вырез горловины. Женька выпрямилась и рассмеялась, прижав руку к сердцу, таким образом, прикрыв свой вырез. Гриша тоже рассмеялся смущенно и закурил еще одну сигарету. Девушка похлопала его по плечу и ушла в раздевалку…
Когда она вышла уже переодетая, Мешкова на пороге не оказалось. Женька пошла в сторону отеля. Усталости она не чувствовала, наоборот была, как говорят, бодрость во всех членах. Она шла медленно, хотя безумно хотелось бежать. Скорее туда, где был он, в его объятия, его поцелуи, его руки, голос. Девушка судорожно вздохнула. Черт! Вот как она попалась! А ведь день только подходит к концу! Один день, но событий для неё было на целый год. Она себя одернула. Не думать, не оценивать, не ждать! Нет ни вчера, ни завтра. Есть только сегодня! Сейчас!
Женька открыла дверь – в номере было темно. Она не стала включать свет, а просто вошла, закрыв дверь. Она прошла дальше в основную комнату. Мешков подошел к ней сзади и обнял. Его руки скользнули сверху вниз к пуговицам на её бриджах.
-Ты есть хочешь? – вдруг спросил он, но при этом она почувствовала его поцелуй у себя на шее. Думал он совсем не об ужине, как в принципе и она.
-К черту еду, - пробормотала она, поворачиваясь к нему…
Гриша снова накрыл столик на балконе с легким ужином и, оставив девушку, завернутую в простыне, чтобы она спокойно перекусила, скрылся в комнате. Женька погрызла кусочек сыра. Есть ей особо не хотелось, а вот пить очень. Она приговорила около полулитра сока и закурила, развалившись удобно в кресле. Она была расслаблена и никаких мыслей в голову не приходило. Ей просто было хорошо и спокойно.
-Ну, что, мышонок, ты готова?- Гриша заглянул на балкон.
-Всегда готова! – отозвалась она, посмотрев на него снизу вверх. – А к чему?
Он только злобно захихикал и протянул ей руку…
Они устроились вдвоем в ванной. Мешков сам лично наполнил её хорошо теплой водой, даже какой-то пены туда напустил. Надо сказать, что ванная была нестандартная, не узкая. А вполне позволяла им двоим чувствовать себя в ней комфортно. Женька полулежала спиной на груди Мешкова, положив голову ему на плечо. Его согнутые ноги находились по бокам от её таких же согнутых ног. Их руки перебирали пенку, касаясь и поглаживая друг друга. Женькины волосы намокли, она скрутила их в косичку на бок, чтобы они не мешали. Из освещения был небольшой тусклый светильник, видимо специально предназначенный для создания романтического освещения. На краю ванной стояла тарелка с виноградом, а рядом на полу лежал телефон девушки, подсоединенный к большим профессиональным наушникам, которые играли роль своеобразных колонок, обеспечивая ненавязчивый музыкальный фон. Тренер же советовал настоятельно девушке горячую ванную, вот Мешков и помогал ей выполнить его установку. Они переговаривались, шутили и, в конце концов, разговор зашел про житье-бытье вне реабилитации.
-Моей самой большой проблемой я бы назвал неумение быть дома…Именно тогда начинают приходить разные мыслишки…ну…- он немного замялся, подбирая слова. – И тогда меня тянет на подвиги…
Женька усмехнулась.
-Тогда надо придумывать себе занятия, чтобы не слоняться и не думать о глупостях…
-А отдых? После концертного тура?- хитро спросил он.
-Отдых? Ну проспишь несколько часов, а потом все…Пора снова приходить в движение…Поднять свое тело и заставить его двигаться…Вот как, например, здесь…Ты мог бы спать целыми днями или торчать в компе…Но ты этого не делаешь…
-Здесь совсем другое…
-Попробуй перенести это в свою жизнь…
Он хмыкнул.
-Хорошо, давай пример с твоей жизни…
Она задумалась.
-Я не хороший пример…
-И все же…
-Хорошо…Мой каждый день расписан практически по часам…И это не всегда интересно…
Например, каждое утро я встаю в 6, независимо от того хочется мне этого или нет…Занятия с реквизитом, привожу себя в порядок, завтракаю с отцом, потом еду на работу…Работаю, работаю, работаю…Там еще где-то есть перекусы и обеды…Три дня в неделю тренировки в спортзале, три дня в неделю занятия по тхеквон-до…К 7-8ми вечера попадаю домой…Ужинаем с отцом…Потом он смотрит телек, а я занимаюсь своими делами, но рядом с ним…Иногда едем в ресторан вместо домашнего ужина…Иногда идем в кино, в театр…Куда угодно…Можем просто гулять…В воскресенье мы дома…Едем к маме, -он почувствовал, как она напряглась, и обнял её. – Я не говорю, что это идеальный план…Но он приблизительный…Он меняется, лавирует…Не обязательно следовать…
-Эй, а где личная жизнь? Где любовь, бессонные ночи и все прочее? – он хитро склонил голову на бок и скорчил гримасу.
-Ха, так я тебе сейчас все и выложила…
-Хорошо, мою жизнь вложи в такой же план…Наши туры…Это приехал, настройка, отыграли, пообщались с фанатами, поехали дальше…И так дальше, и так дальше, в конце уже названия городов не запоминаешь с первого раза…
-Встречный вопрос – тебе это не нравится?
-Наоборот, я жить без этого не могу…Но вот в этих поездках…Происходит…-он хотел сказать много, но не мог найти слов.- Да, я, б…ть, как неприкаянный там слоняюсь…
Он замолчал.
-Я сейчас поумничаю немного,- предупредила его Женька после короткого молчания. – Не высыпаешься, пьешь энергетики…Концерт окончен, а энергия частично не растрачена…Поэтому и тянет расслабиться…Потом резкий упадок сил…Опять энергетик…И так каждый раз….Неудивительно, что есть ощущения неприкаянности, а потом полного истощения…
-Охренеть, какая ты умная…- пробормотал он с иронией.
-Да мне по фиг, что ты там думаешь о моем уме…Ты спросил, я ответила. Как вижу это я…Я реально понимаю, что не могу тебе в этом помочь…Это просто надо было бы ездить с тобой хвостиком и постоянно быть рядом…И, поверь мне, я не тот человек, кто должен это делать…
-Но это был бы идеальный вариант,- полувопросительно, полуутвердительно пробормотал он. Сразу вспомнилась жена. Она была тем человеком, о котором сейчас сама того не осознавая говорила Женька. Именно Ира была с ним в самые тяжелые моменты и ездила с «Кодой», поддерживая и успокаивая его. Но в какой-то момент это все прекратилось, а сейчас все совершенно катилось под откос.
Женька тем временем продолжала.
-Дома все немного проще…Можно ходить в бассейн, на те же мастер-классы по актерскому мастерству, записаться на языковые курсы или самостоятельно пытаться учить…Кстати, напомни мне записать тебе на плеер уроки…Но самое главное,- она повернула голову, чтобы посмотреть на него, слушает ли он её. Он слушал. – Семья…твоя семья…Проводить время вместе, гулять, играть, планировать…Да много всего можно делать семьей…
Женька замолчала, поняв, что затронула не ту тему, о которой изначально они начали говорить.
-Но…- сказала она после некоторого молчания, бросив на него взгляд. – Это будет потом…А сейчас ты целиком и полностью принадлежишь мне, граф…И ни хрена с этим поделать невозможно, - она непринужденно повертелась у него в объятиях, устраиваясь поудобнее. Мешков только расхохотался в ответ.
Её рассуждения о семье навеяли некоторые мысли, похожие на угрызения совести. Но её шутливый тон отогнал их прочь. Можно было даже сказать, что Гриша сам постарался не придавать им значения. Он не строил планов на Женьку, а она в свою очередь не требовала их от него. Поэтому существовало только сейчас, которое должно было продлиться ровно на столько, на сколько у них было желание. Он только обнял её крепче…
Они уже собирались вылезать из ванной, когда из динамиков наушников послышались первые аккорды очередной песни. Такой напряженной Женьку он не видел за все это время.
-Давай переключим…Ненавижу эту песню…-она потянулась к телефону. Это была медленная композиция Мура «nothing's the same without you...». Она выбралась из ванной и переключила песню. Вздохнув с облегчением, девушка закуталась в полотенце, а второе протянула Грише. Тот внимательно посмотрел на неё и тоже вылез из ванной. Ему было очень интересно, что же в той песне было такого, что в её глазах сейчас царила паника.
-Я пойду, покурю…- Женька скрылась за дверью, ведущей в комнату. Мешков вытерся и, надев шорты, последовал за ней.
Она, не включая нигде свет, сидела в кресле на балконе и курила. Он сел на свободное место и тоже закурил. Они молчали. Мешкова одолевало любопытство, но спросить он немного стеснялся – это означало снова влезть в её жизнь. Женька пыталась утихомирить эмоции внутри. Она всегда держала под контролем свои внутренние переживания, считая, что незачем окружающим в них копаться. Но порой это играло с ней невероятно злую штуку. Внутри все накапливалось, а потом в один прекрасный момент выплескивалось наружу.
Она немного успокоилась и расслабилась в своем кресле. Гриша это почувствовал по её позе и спокойному дыханию. Она даже зевнула. Мешков тоже.
-Пора спать,- прошептала она и встала. – Спокойной ночи!
-Спокойной! – он еще курил. Девушка ушла.
Когда он вошел в комнату, она уже лежала, закутавшись одеяло. По-прежнему было темно, и не горел нигде свет. Гриша устроился на свободную половину кровати, не раздеваясь, подложив руки под голову.
-Ты спишь? – прошептал он.
-Угу,- промычала она.
Он помолчал еще несколько секунд.
-Расскажи мне…- он не уточнил о чем, но она его прекрасно поняла.
Она помолчала, потом тоже легла на спину, заложив руки за голову.
-Говорят, что любую ситуацию в жизни надо пропускать через себя и отпускать…Но я еще не готова это сделать…Где-то два года назад у моей мамы выявили онкологическое заболевание…Рак…Знаешь, какое это чувство…Просто ощущение, что ты находишься где-то рядом и наблюдаешь за всем этим со стороны…Что это не с тобой…В голове пульсирует одно большое чувство – это не со мной, это не со мной… - она помолчала. – Потом было лечение….Оперировать или нет, сказали, буду решать после нескольких курсов облучения и химиотерапии…Мы никогда не говорили с ней о смерти…Только вперед и только все хорошее и позитивное…Мы строили планы, шутили…Лечение шло, вот вот все должно было закончится…Вот еще один день, еще одна неделя….От обследования до обследования…Вроде бы лучше…А на самом деле, это была такая иллюзия…Организм травился лекарствами, а внутри росла эта гадость и никак не реагировала ни на что…- Женька старалась удержаться, но у неё из глаз покатились слезы. – Это так сложно все…Ходишь, улыбаешься родному человеку, вы говорите о планах на будущее…Шутите…Но стараетесь не смотреть друг другу в глаза, чтобы там не увидеть сожаления…жалости…-она опять замолчала, пытаясь справится с очередной волной слез. – Эта песня стояла у неё на рингтоне…Я как её слышу, у меня внутри все переворачивается…Так и вижу перед глазами…Она хорошо выглядит, лежит в кровати…как будто просто легла отдохнуть…Мы смотрим с ней какой-то глупый сериал…А на самом деле в комнате стоит тишина…И вдруг кто-то звонит…Телефон звонит полушепотом…Она так устало смотрит на дисплей и, сбрасывая звонок, говорит мне, что потом перезвонит…
Девушка повернула голову и посмотрела на Мешкова. Его глаза были закрыты, и он дышал равномерно и спокойно. Она подумала, что он спит, и продолжила свой рассказ. Уже больше не для него, а для себя. Она еще никому это не рассказывала. Если бы она знала, что Гриша совершенно не спит, скольких усилий ему стоит выглядеть спящим. У него у самого катились слезы, и в горле стоял ком.
-Я не могу удалить эту песню…Потом…Но сейчас она мне нужна, она там есть…в этом телефоне…Знаешь, я до сих пор не могу понять, что её нет…Любое событие в жизни, а у меня первая мысль- надо позвонить маме…До сих пор…Уже 1,5 года изо дня в день… - она опять помолчала. – Знаешь, когда люди умирают…Они просто засыпают…Глубокий вдох…пауза…Спокойный выдох…и все…И ты видишь, что человек просто спит…Она знала…Она все знала…И все понимала…И знала, что я буду с ней…Она приснилась всем перед этим, всем, кроме меня…Со всеми попрощалась...Кроме меня…Знала, что я буду рядом…- Женька судорожно вздохнула. – Знаешь, чего я больше всего хочу…Машину времени…Чтобы хотя бы на полгода раньше я тогда затащила её на осмотр….Мне не хватило каких-то несчастных полгода…Вот какой парадокс у медиков…Лечим всех, кроме своих… - она помолчала еще немного. –Прости меня, Гриш…Я правда не должна была этого всего говорить…. – прошептала она, немного успокоившись. -Ты спишь? – тихо спросила она. И прежде чем он успел что-то ответить, добавила: - Как хорошо, что ты спишь…
Она бесшумно встала с кровати и, присев на порог балкона, закурила, поставив пепельницу со столика перед собой на пол. Внутри было пусто. Она слишком долго играла роль сильной, пряча все свои переживания, но вот теперь они вырвались наружу. Слезы все еще текли по щекам, но их становилось все меньше и меньше. Хорошо, что её никто не видит, а Мешков спит. Как там поют украинские ребята из «Второй реки»: «Завтра ты будешь другой…Такой же, как сегодня, но другой…».
Гриша подошел к ней и, опустившись на колени, обнял её сзади. Она вздрогнула от неожиданности, все еще погруженная в свои мысли.
-Прости…Я думала, то ты спишь…- сказала она, вытирая остатки слез. –Не надо было всего этого говорить….Глупая бабская сентиментальность…
Мешков, прижимая её к себе, поцеловал её в щеку и немного покачал из стороны в сторону. Потом он помог ей встать, повернул к себе лицом и снова обнял, уткнувшись лицом в её плечо. Она почувствовала, что его щеки тоже влажные.
-Прости…Я…- начала, было, она, но Гриша не дал ей договорить, поцеловав…

6 Когда Гриша проснулся, девушки рядом не было. Он знал, что она ушла на свою тренировку. Было как раз около семи утра – самое время идти ему в бассейн. Что он собственно и сделал. Он был бодр, несмотря на довольно интенсивный вчерашний день. Но и на сегодня у них тоже было много планов.
Женька зашла за ним в бассейн, как всегда. Он ждал её, и даже вначале засомневался, а придет ли она. Пока все шло, как обычно. С ней было также легко и весело, никаких неловкостей и прочих острых моментов. Она, как всегда была невозмутима, и порой пристально за ним поглядывала.
Они позавтракали в ресторане отеля и поспешили на театральную секцию. Эдуард Владленович решил всех загонять наизнос. Было намечено два занятия- утром и вечером, а на следующий день репетиция в замке, чтобы ориентироваться в локации. Участники терпели и выполняли все по столько раз, сколько он от них требовал. И когда он получил, что хотел, все были отпущены до вечера.
До обеда оставалось еще время, и девушка предложила Грише прогуляться к спелеологам. Он согласился, и они быстрым шагом направились в сторону вертикальным отвесным скалам с навесками.
-Них..ена себе,- воскликнул он, задирая голову вверх, пытаясь представить хоть приблизительно высоту, на которую нужно было взобраться.
-Ну, если прикинуть, то этажей 4-5 есть, - усмехнулась Женька.
К ним тут же подошел инструктор и выдал необходимое снаряжение.
-Мышонок, ты что…Предлагаешь мне, карабкаться туда? – поинтересовался он, разглядывая то, что ему вручили в руки.
-Нет, не предлагаю…Это надо попробовать…
-Как бы тебе сказать…Я не особо дружу с высотой…
-Граф?- она немного удивленно приподняла бровь. – Сейчас будем дружиться…
После короткого, но довольно понятного инструктажа, они, не торопясь, поднялись на вершину одной из скал. Высота открывала невероятно живописный вид. Даже дышалось тут так, что дух захватывало. Мешков немного понервничал, но справился со своим неровным отношением к «метрам вверх».
-А теперь вызывай вертолет, чтобы меня отсюда спустить, - фыркнул он, гляну вниз, стоя на краю скалы.
-Я могу только ускорение придать. Вертолет нынче дорогое удовольствие, - она показала ему язык. – Ты вниз не смотри…На меня смотри лучше…Прямо в глаза… - она подошла к нему совсем близко и чуть коснулась губ, но он тут же поймал ей за шею и притянул к себе, поцеловав.
-Вот так значительно лучше, - сообщил он ей, отпуская, и состроил довольную гримасу.
-Тогда можно спускаться…
Они спустились. Потом попробовали осилить подъем чуть повыше, затем еще и еще. Гриша вошел в азарт и, учитывая, что раньше он подобным не занимался, то у него неплохо получалось.
-Все, я доволен, и хочу есть, - сообщил он ей, в очередной раз спустившись по навеске.
Они вернулись в номер, переодеться к обеду. Времени было немного. Потом была запланирована снова театральная секция и танцы.
Мешков лежал на её кровати и наблюдал за девушкой. Та торопливо ходила по комнате в цветастом платье с расстегнутой молнией на спине, пытаясь вспомнить, куда дела свои босоножки.
-Я же их еще не доставала, - хлопнула она себя по лбу и занырнула в шкаф. Гриша с легкой улыбкой следил за всем этим и даже немного радовался, что он не женщина и не придает так много значения своей одежде. Он уже принял душ и переодел всего лишь футболку. Шорты были те же.
Женька нашла то, что ей надо было, и присела на край кровати, надевая обувь. Из расстегнутого платья на спине выглядывала ящерка и хитро глядела на Мешкова. Он с мечтательной улыбкой вздохнул и стал продвигаться к девушке.
-Скажите-ка мне, доктор… - начал он. – Я чем-то болен или нет…Я постоянно хочу одного и того же человека…- он уже был за её спиной.
-Хочешь? – Женька, поглощенная своими застежками на босоножках, совершенно не вникая в смысл его слов, автоматически отвечала. –Есть конечно такие состояния…Но тут я думая все намного проще…Надо чаще и регулярнее заниматься сексом…
-С этим человеком? – Мешков еле сдерживался, чтобы не расхохотаться. У Женьки шел перекрестный мыслительный процесс между её босоножками и его словами, при чем это ярко отражалось мимикой.
-Ну почему же с этим…Можно вообще…Блин, че за бред я несу… - она хлопнула себя по лбу и повернулась к нему. Гриша был тут как тут и совсем рядом. Она разве что лбом в него не врезалась. Её щеки немного покраснели, и она отвернулась, собираясь встать. Его руки скользнули к ней в расстегнутое платье и обвились вокруг её пояса.
-Что ты там говорила про чаще и регулярнее? – кашлянув, поинтересовался он…
Они прибежали на театральную секцию с небольшим опозданием. Эдуард Владленович милостиво кивнул им, не отвлекаясь от пояснений всем остальным.
После этой секции они поспешили на танцы. Занятие было же опять посвящено рок-н-ролльным трюкам. Гриша с Женькой настолько наскакались за весь день, что после ужина побродили немного по пляжу и завалились спать…

7На следующее утро Мешков саботировал её тренировку, и они до завтрака провалялись в постели. Потом все же пора было вставать, потому что планировалась репетиция перед завтрашним балом в самом замке.
Они пришли чуть раньше на локацию, чем все остальные, чтобы осмотреться. Строение было довольно старым, но добротно отреставрированным. Но и это не убирало в нем долю сказочности. Лестницы, залы, камины, окна, фрески, картины и статуи - соответствовали единому стилю и довольно эффектно помогали создать необходимую атмосферу. Эдуард Владленович, который был уже тут с оркестром, проверяя репертуар, разговорился с Мешковым, посвящая его в исторические факты. А девушка, тем временем, вышла на огромный балкон и, усевшись на широкие перила, свесив ноги вниз, закурила. Её очень нравился вид с этого места – верхушки деревьев, море и горы. Солнце светило сбоку, не мешая любоваться всей этой красотой.
Гриша почти бесшумно подошел к ней сзади и обнял. Она вздрогнула от неожиданности, не ожидая, что он так скоро окончит разговор, и это место практически всегда погружало её в какое-то отрешенное состояние.
-Место невероятное, - он положил её подбородок на плечо и смотрел вперед, пытаясь «поймать» ту же картину, что видела она.
-Угу, - она улыбнулась, почувствовав в его голосе нотки увлеченности.
Он поцеловал её в щеку и стал рядом, облокотивший на перила и тоже закурив.
-Интересно, - сказал он и сделал паузу. –Тут есть средневековые спальни? – задумчиво проговорил он.
Женька удивленно повернулась к нему, перекинув одну ногу через перила.
-Ничего себе вопрос, - воскликнула она. Мешков застеснялся своей решительности.
-Не, ну я…Просто подумал…Ну где-то же они …это…спали…Отдыхали после своих…побед…сражений…
Девушка, как могла долго держала серьезное выражение лица, но потом все же расхохоталась. Гриша был таким мило застенчивым, когда пытался ей это все пояснить. И это так было забавно, что вызывало улыбку.
-Ах, ты ж, мышонок! – только и воскликнул он.
Мешков сгреб девушку в охапку и закружил её на балконе в каком-то невероятном танце, мыча себе под нос только ему понятную мелодию. Женька хохотала, но полностью подчинилась его движениям.
-Вы уже репетируете? – раздался голос Эдуарда Владленовича. – А что, хорошо выходит…Включим это в постановку…Я всегда рад прислушаться к импровизациям…- и он опять оставил их одних.
Мешков покраснел. Женька расхохоталась еще больше.
-Граф, ты такой милый…Как ребенок… - она не удержалась и поцеловала его. Выражение лица у него было и, правда милое, еще и эти зардевшиеся щеки. От ее поцелуя его стеснительность почему-то мгновенно улетучилась. Он потянул девушку в сторону уютного уголочка тут же на балконе, скрытого за зарослями дикого винограда…
Эдуард Владленович хорошенько прогнал с участниками несколько раз необходимую программу в стенах замка, и на следующий день была запланирована генеральная репетиция на утро. После этого он всех отпустил на обед.
После обеда Женька с Гришей как всегда посидели, покурили на балконе и отправились на танцевальную секцию. Потом они по предложению девушки пошли на картинг, и до самой темноты участвовали в различных заездах.
В номер они вернулись мокрыми и усталыми сразу же разошлись по своим ванным комнатам, приводя себя в порядок.
Женька выбрала на ужин белое атласное платье чуть выше колена с закрытыми плечами и с рукавами три четверти и поясом-бантом черного цвета. Туфли тоже были белыми. Волосы она оставила распущенными, высушив их после мытья. Они тут же самостоятельно закрутились в причудливые локоны.
Девушка как раз собиралась идти за Гришей, но он, словно, прочитав ей мысли, появился из своей половины номера. Женька чуть не упала от неожиданности. На нем был черный костюм, туфли и белая рубашка, расстегнутая на на пару пуговиц. Он был гладко выбрит, а его мокрые волосы были зачесаны назад. Да, именно сегодня ему захотелось надеть вот такое. Женька открыла рот от удивления и застыла, не в силах сказать и слова. Он был просто невероятно красивым. Нет, она и без всей этой одежды и образа считала его красивым мужчиной, но эта одежда…
Гриша изобразил серьезность на лице, хотя в глазах вовсю плясали чертики, и подошел к девушке.
- Ты выглядишь потрясающе, - прошептал он и поцеловал её. После этого он направился на балкон. Женька все еще ошеломленная пошла за ним. Он сел на свое место и закурил. Она заняла свое место, сняв туфли и умостив ноги на подставку, и тоже закурила, продолжая поглядывать на него с восхищением. Какой же он…
-Ну, что ты так на меня так пялишься? – нахмурился он. Девушка и правда не сводила с него глаз так, словно видела впервые в своей жизни.
-Прости, - она покраснела и отвела взгляд.
-Может у меня что-то не так?- поинтересовался он, оглядывая себя. –Ты говори, я не обижусь…
-Не-не-нет, - она даже немного стала заикаться. – Просто я настолько привыкла видеть тебя…ммм…немного в другом виде…
-Каком это другом виде? – он еще больше нахмурился и, встав, подошел к ней. Теперь он возвышался над ней и с высоты своего роста смотрел на неё сверху вниз. У Женьки аж мурашки побежали по коже.
-Одежде,- пробормотала она, поднимая на него взгляд. У неё даже во рту пересохло от волнения.
Мешков расхохотался и опустился перед ней на колени. Он обнял девушку.
-Мышонок, ты такая смешная…- сказал он, улыбаясь и чуть коснувшись её губ. Она обняла в ответ и прижалась к нему, закрыв глаза.
-Все, меня попустило,- сообщила она ему, высвобождаясь от его объятий и направляясь в комнату. Он скорчил гримасу, тоже поднимаясь на ноги и следуя за ней. – Идем уже, я есть хочу…
-Что значит, есть? – завозмущался он. – А как же я? Ведь я же лучше еды, мышонок…
-Граф, я тебя пристрелю сейчас…Нельзя же надо мной так издеваться, - она решительно повернулась к нему. Он по инерции столкнулся с ней и тут же обнял её. Женька буквально провалилась в его взгляд. Нет, все-таки из-за одежды или просто сегодня вечер был такой, но Гриша был сейчас не такой, как всегда. Его руки нашли на спине девушки молнию.
-Ты не против? – поинтересовался он.
Вместо ответа она принялась расстегивать пуговицы на его рубашке…
К ужину они спустились чуть позже и были самой красивой парой на сегодняшнем вечере. Мешков не сводил гипнотизирующего взгляда с девушки, от которого она смущалась. Сегодня он играл роль этого благородного и влюбленного графа, который весьма деликатно ухаживал за своей спутницей и постоянно делал ей комплименты. Вот таким ему захотелось быть сегодня.
Когда ужин подходил к концу, Мешков пригласил Женьку на танец. Она чуть не подавилась соком от неожиданности, но согласилась. Они вышли в центр зала. На сцене в этот вечер играли два гитариста, раскладывая мелодии на двоих. Женька с Гришей были первой парой, за которой последовало еще несколько.
И в середине танца резко погас свет. Все заохали, а официанты торопливо разносили маленькие свечи по столикам. Получился романтический ужин при свечах. Настроение это никому не испортило точно. Женька с Гришей посидели еще немного и потом направились в свой номер. На выходе из ресторана администратор сообщала всем, что поломка будет устранена в течении двух-трех часов, и что на площадке у отеля будет по этому поводу будет небольшое мероприятие.
-Один сплошной праздник, - немного удивленно сказал Мешков. – Есть свет – мероприятие, нет света – тоже мероприятие…
-Света нет по всей территории – поэтому народ будет слоняться без дела и скучать.
-Можно подумать при свете все при деле…
-Не поверишь, но да…Тогда все сидят в своих номерах и точат конфеты, как хомяки…
Женька оказалась права. Пока они поднимались по лестнице к себе в номер, то навстречу им шел просто нескончаемый поток людей. Практически все они несли в руках причудливые светильнички со свечками внутри, которые бросали такие же причудливые тени на все окружающее.
-А мы тоже пойдем? – спросил Гриша, когда Женька открывала ключом номер. Хотя мог и не спрашивать, ответ был, конечно же, утвердительным.
-Да, я только хочу переодеться… - сказала она, шагнув в темноту номера.
-А может не надо. Мне твое платье уж очень нравится, - сказал он, следуя за ней.
Она удивленно посмотрела на него, но в темноте были видны только его очертания. Потом пожала плечами и направилась на балкон.
Она закурила и села на свое место. Гриша последовал её примеру. Но девушка, вдруг вспомнив о чем-то, буквально на несколько секунд оставила его одного, зайдя в комнату. Она вернулась с маленьким светильничком. Это была обычная стеклянная емкость для плоской свечи, поверх которой надевался термостойкий футляр с вырезами-фигурками. У неё в руках была также коробка с длинными спичками.
Женька поставила светильничек на столик и зажгла его. По балкону заплясали причудливые тени. «Блуждают тени возле дома разных сказочных зверей…» У них обоих возникли в голове слова и мелодия этой кодовской песни. Они переглянулись и улыбнулись. Из приоткрытого окна послышалось какое-то хоровое пение. Женька распахнула окно и замерла, прислушиваясь. Гриша присоединился к ней. На улице кто-то хором пел эту самую песню.
-Идем скорее, - скомандовала девушка, направляясь к двери. Мешков молча последовал за ней…
На довольно вместительной площадке у отеля был образован огромный круг из людей, которые пели хором «Блуждают тени». Практически у каждого был такой светильничек в качестве источника света, который придавал сказочности всему окружающему вокруг. На импровизированном постаменте чуть в стороне устраивались и подстраивались музыканты. Гриша с Женькой «вписались» в общий круг, подхватив песню…
Потом под акустическое выступление музыкантов последовали импровизированные выступления всех желающих. Начиналось все с танцев и мини-постановок. Женьке достались непонятно откуда возникшие светодиодные обручи. Она с ними никогда не работала до этого, но все-таки смогла выдумать что-то наподобие номера. Мешков пел. Кто-то показывал акробатические номера. Были даже жонглеры. И еще много всего интересного. Правда через обещанные пару-тройку часов свет так и не включили, но никто особо этого не заметил. Все расходились довольные и уставшие по своим номерам…
Женька с Гришей, вернувшись в номер, засели на балконе под сок и сигареты. Свечка на столике еще горела, отбрасывая тени вокруг.
-Сегодня просто сказочный вечер, - сказал Гриша, потягиваясь. Он устал, но внутри было хорошо и спокойно. – Иди ко мне, - он посмотрел на девушку. Она послушно пересела к нему на колени и положила голову ему на плечо. Было так хорошо и уютно, что не хотелось шевелиться. У Мешкова тоже было подобное ощущение. Включили свет, и на улице темноту разбавили фонари.
-Жека! – позвал её Мешков. Она посмотрела ему в глаза. – Я, конечно, понимаю, что романтика и все такое, но попа у тебя костлявая!
-Гад! – девушка обиженно попыталась вскочить с его колен, но он крепко держал её. –Какая есть! – парировала она, все еще порываясь вставать.
Мешков встал, держа её на руках.
-Я же не сказал, что она мне не нравится, - пробормотал он, направляясь в комнату со своей ношей. – Мне просто немного косточка давила… - он кинул девушку на кровать.
Они вдруг оба расхохотались.
-Ты тоже об этом подумала? – проговорил он сквозь смех.
-Ага, - простонала она сквозь смех, не в силах успокоиться.
Они оба подумали о том, что было бы весело, если бы он промазал мимо кровати. Хотя больше бы было больно, чем весело в том случае. Мешков скинул с себя пиджак и устроился рядом с ней, обняв девушку. Женька положила голову ему на грудь и тоже обняла.
-Устал? – просила она.
-Ага, - он зевнул, но спать ему пока не хотелось.
-Еще завтрашний день пережить с этим балом…В этом году что-то Владленович замыслил чудное…
-А что обычно все попроще?
-Нет, из года в год все сложнее и сложнее…Он вечно все придумывает и придумывает, но людям интересно.
-Тебе не надоедает практически одно и то же?
-Неа, каждый раз сталкиваешься с новыми людьми, новые эмоции…
-И каждый раз также, как и со мной?- вдруг поинтересовался он.
-Также – это как? – уточнила она.
-Ну, так же…- он указал на них, лежащих на кровати.
-Ну, конечно же…Это же такая реабилитационная программа – все включено,- он почувствовал, как она немного напряглась. Наступило неловкое молчание.
-Прости, я…
-Что прости? - она вдруг вскочила и уселась на него. – И вообще… Пациент, не отвлекайтесь-ка на потусторонние разговоры, - строго сказала она, склонившись над ним. Его руки скользнули по её спине вверх.
-Это не я, это мой язык болтает…- нашелся он.
-Ах, язык,- угрожающе прошептала Женька. Она куснула его за губу и поцеловала…

8 Утром Женька ушла на тренировку, а Гриша – чуть позже в бассейн. Встретились они в номере перед завтраком. Девушка как раз вышла из душа и одевалась.
-А что это ты не зашла за мной? – делая обиженный вид, поинтересовался он. – Я уже плавал-плавал, а тебя все нет…- он обнял её, подойдя сзади.
-Я задержалась на тренировке, думала, что ты уже здесь…Что это ты все плавал-плавал, а я здесь ждала? А? – в тон ему ответила она, поворачиваясь к нему. Его взгляд был нежным и светящимся. Он забрал из её рук футболку. – А...а…а – попыталась возразить девушка, но Мешков уже снимал с себя футболку, намекая, что он хочет от неё…
Они уже собирались спускаться на завтрак, когда его телефон в его половине номера, который все эти дни молчал, зазвонил.
-Я сейчас, - сказал он удивленный звонком и направился к себе. Звонила его жена. Он ответил.
-Да, привет!
-Гришенька, срочно возвращайся! Сонечка в больнице! Я не знаю, что мне делать! Пожалуйста, скорее возвращайся!
У Мешкова подкосились ноги в прямом смысле слова. Он присел на кровать.
-Ира, спокойно…Что произошло?
Но она словно не слышала его, а постоянно твердила – возвращайся. Потом совсем отключилась.
Он перезвонил ей, но она трубку не брала. Больше ни от кого звонков не было. Он набрал Андреева, но тот тоже не взял трубку. Звонить родителям Гриша не стал, боясь их растревожить, пока сам ничего не знал толком.
Мешков вернулся в комнату к Женьке.
-Мне надо срочно вернуться в Питер.
Женька удивленно посмотрела на него. Он был бледным, глаза судорожно блестели.
-Собирай вещи, - только и сказала она, ничего не расспрашивая. Его внешний вид говорил, что произошло что-то серьезное, и слова в данном случае были лишними.
Когда он вернулся к ней минут через 10, её вещи были собраны назад в сумки и стояли у кровати. Сама она сидела на балконе, курила и разговаривала по телефону.
-Да, проверь, пожалуйста…Все точно…- она закончила разговор и положила телефон на столик.
Гриша сел на свободное кресло и нетерпеливо закурил. Он молчал, но она чувствовала по его движениям, напряжению и суетливому взгляду.
-Две минуты и мы едем, хорошо? – она посмотрела на него. Он, не глядя на неё, кивнул. Женька внимательно за ним наблюдала. До того, как она его отправит домой, она должна будет дать ему рекомендации для «домашней» жизни. И это было самое сложное. Она их готовила с самого первого дня их приезда сюда, потихоньку формулировала и корректировала в зависимости от его поведения. Но одно дело, когда их выдаешь в спокойной обстановке, а совсем другое, когда это происходит в дороге и торопливо. Еще и когда мысли того, кому это надо будет донести, далеки от этого, как никогда.
Девушка пробежалась глазами по листку бумаги на столике, свернула его и положила себе в карман кофты.
-Поехали.
Мешков, молча, кивнул…
Когда они уже выезжали с территории ей снова позвонили. Она включила громкую связь.
-Жека, прости дорогая, но с билетами полный п…здец…Народ, как с ума сошел…Практически все выкуплено…
-Хорошо, давай по сути…Где и откуда можно уехать…
-Запорожье на 6 вечера сегодня…С пересадкой в Москве…
-Самолет?
-Пусто…Такого вообще никогда не было, я сама в шоке…Никогда не думала, что майские праздники пользуются такой популярностью…
-Секунду…- девушка посмотрела на Мешкова. – Завтра к обеду будешь дома, идет?
Он кивнул.
-Тогда пиши данные… - и Женька продиктовала нужную информацию.
После этого разговора в машине стало тихо. Мешков полулежал на переднем сиденье, погруженный в свои мысли. Девушка была в наушниках, подключенных к плееру на телефоне. Она его решила не расспрашивать, если захочет сам расскажет. Тем более по нему и так было видно, что произошло что-то плохое с родным для него человеком. Поэтому самым лучшим вариантом было помочь ему скорее добраться домой и незаметно отойти в сторону. Она больше ни о чем старалась не думать и не анализировать происходящую ситуацию. В голове не было места ни для чего, кроме музыки.
Мешков был в предобморочном состоянии, которое то накатывало противной слабостью и тяжестью в сердце, то сменялось беспокойством и сумасшедшим сердцебиением. Он думал о дочке, представляя самые ужасные картины в голове. Он, конечно же, старался подбодриться, но у него ничего не выходило. Он был рад, что в машине царила тишина. По крайней мере, музыку бы он сейчас точно не хотел бы слышать. Девушка вела машину плавно и выглядела вполне спокойной. Его это немного раздражало в начале. Неужели она не видит, как ему плохо, думал он. Но потом он даже был благодарен отсутствию в ней истеричности. Если бы и она мельтишила, как и он, то ничего хорошего из этого не вышло.
Первый раз она сделала короткую остановку на заправке. Пока пополнялся запас горючего Женька, все также, не снимая наушников, заглянула в местную кафешку и вернулась с двумя стаканчиками. Гриша оставался все это в машине на своем месте, а сама остановка казалась ему бесконечно длинной.
Девушка подошла к двери с его стороны и постучала в окошко, показав стаканчик. Он вздрогнул и вопросительно посмотрел на неё. Она молчала и смотрела на него. Он послушно вышел, и они отошли в сторону места для курения. Девушка протянула ему его чай, себе она взяла кофе. Она закурила, и только тут он понял, что забыл свои сигареты в отеле. Женька с готовностью протянула ему пачку сигарет, которые он обычно курил. Она их только что купила. Он кивнул и тоже закурил.
После такого небольшого отдыха, они поехали дальше.
Еще чуть позже девушка съехала на стоянку у маленького деревянного ресторанчика.
-Прости меня, но я очень хочу есть, - ответила она на его вопросительный взгляд, снимая наушники. Девушка вышла из машины, и Мешков нехотя последовал за ней. Они сели за столик на открытой терассе, и официант тут же принес меню. Гриша нервничал, нетерпеливо барабаня пальцами по столику. Женька немного вопросительно посмотрела на него:
-Что ты будешь?
-По фиг, не хочется мне есть, - сказал он раздражительно и закурил.
Девушка сделала заказ на двоих и закрыла меню. Когда она отдавала его официанту, Гриша заметил, что её пальцы дрожат. Он взял её за руку, решив, что она нервничает.
-Это просто от голода, - пробормотала она. Посмотрев ему в глаза, она улыбнулась.- У нас достаточно времени. Когда приедем еще будет около часа до отправления поезда…И никаких «если» не будет, - успокоила она его. Он согласно кивнул.
Женька встала и ушла в сторону туалета.
Когда она вернулась, их заказ уже принесли, а еще перед Мешковым стоял бокал холодного пива. Он его еще не пил, судя по наполненности.
-Вот это не стоит делать, - сказала она немного строго, указывая на пиво.
-Чего это? – он с вызовом посмотрел на неё. – Фигово мне…
-Дело твое…Сейчас немного…Лучше не станет…Потом еще, еще…Ты подумай, в каком состоянии ты приедешь…Дома никто не обрадуется такому…
-Да мне по фиг на все…
Она пожала плечами, показывая, что ей тоже, и принялась за еду. Он и так был взвинчен, но её спокойствие вызвало в нем приступ раздражительности. Мешков вскочил и швырнул бокал на пол. Девушка даже не вздрогнула. Стоявший у двери официант, тоже молча смотрел на них. Так словно, он видел подобное каждый день.
Гриша, увидев, что его выступление не произвело должного эффекта, сел на место и тоже принялся за еду...
Женька отпила глоток ароматного кофе и закурила. После еды ей стало легче – прошла противная слабость и дрожь в пальцах. Мешкова тоже немного попустило. Он курил и пил сок, немного виновато поглядывая на девушку.
-Прости меня…-начал он. – Я не должен был так себя вести…
-Я не злюсь, не сержусь…И к тому же, ты никому ничего не должен…- спокойно ответила она, с удовольствием вдыхая дым, облокотившись на спинку кресла. – Кстати, чуть не забыла. Я вот тут набросала кое-какие рекомендации… - она достала листок бумаги из кармана кофты. – Ты забирал из отеля расписание секций?
Гриша кивнул.
-Хорошо, тогда день распланировать будет проще…Я записала тебе еще три плеера с уроками по английскому, - из другого кармана она достала маленькие плееры с одной парой наушников. - Для начала пойдет. Там на листе есть контакты занятий по языкам – если не подойдет то, что я предложила, ты можешь позвонить им. Они скорректируют все. И еще…В августе необходимо будет заново подшить имплант. Все твои документы у меня дома, мы или заедем перед вокзалом, либо я ближе к августу перешлю их в вашу Питерскую клинику. Там есть все твои данные, они свяжутся…
Гриша слушал её внимательно и только удивлялся, как и когда она все успела. А еще, немного успокоившись, он понял, что благодарен ей за то, что она не пристает к нему с расспросам, не устраивает выяснений отношений. Они сейчас были или, вернее сказать, вернулись на ту стадию их отношений, когда только познакомились, и она взялась за его лечение. И он был благодарен ей за это тоже. Гриша попытался что-то сказать ей по этому поводу, но девушка строго прервала его:
- Остального ничего не было и нет. Поэтому не парься. Я сейчас вернусь, - добавила она, вставая из-за столика и направляясь в сторону туалета.
Мешков закурил, глядя ей в след. Ему было непонятно – обижается ли она на него. Чаще всего девушки в подобных ситуациях по идее выдвигали какие-то претензии и требования, некоторые даже угрожали. А тут она вела себя так, словно не было этих нескольких дней. Гриша даже ущипнул себя – а не спит ли он. Не сон ли то, что было. Его телефон зазвонил. Звонила его жена.
-Ира, что там произошло?
-Гришенька, ты уже едешь домой?
-Я уже в дороге, к завтрашнему обеду буду дома…Что та…
-Хорошо…Все…Я не могу говорить…Ты только приезжай обязательно… - она положила трубку, и больше не отвечала на его звонки.
Пока Женька вернулась к столику, у Мешкова раз двадцать внутри все перевернулось.
-Поехали? – спросила она, тронув Гришу за плечо. Он задумался и не заметил её сразу. Мешков даже подскочил от неожиданности.
-Давно пора уже! - ехидно заметил он и направился к машине. Женька забрала со столика свой лист рекомендаций и плееры и направилась следом за ним.
Он нервно дернул ручку дверцы, и машина завизжала сигнализацией. Девушка клацнула брелоком, отключая её.
Когда они сели в машину, Женька завела мотор и посмотрела на Гришу довольно строго.
-На, быстро прячь в рюкзак, - она припечатала листок с рекомендациями к нему на грудь ладонью. – И, если я узнаю, что ты что-то там не выполняешь, поверь мне, тебе не поздоровится! Быстро! – добавила она, видя, что он мешкает. – И плееры тоже, - она отдала их ему.
Мешков умерил свой пыл и послушался её. Женька кивнула и, пристегнув ремень безопасности, надела наушники. Мешков последовал её примеру. Только в его наушниках зазвучали слова урока, а в её – музыка…
На вокзал они приехали ровно за 1 час до поезда. С последней остановки они не разговаривали – каждый слушал свой плеер. Женька внешне была совершенно спокойна. Внутренние переживания она «задавила» музыкой и вниманием к управлению машиной. Мешков тоже почти успокоился. Под мирное и четкое бубонение в его наушниках он даже умудрился вздремнуть немного.
Они прошли в здание вокзала и присели на свободный подоконник как раз под табло. Из вещей был только рюкзак Гриши. Потом девушке позвонили, и, поговорив, она оставила его минут на 10. Она вернулась с билетами для него.
-Поезд будет без опоздания. На первый путь, - сказала она, снимая один наушник и присаживаясь рядом с ним.
-Спасибо, - он взял билеты.
-Паспорт? – девушка вопросительно посмотрела на него.
Гриша закивал и достал его из кармана рюкзака. Вложив в него свои билеты, он убрал плеер в карман куртки. Женька одобрительно кивнула и снова надела наушник. Она не хотела ни о чем с ним говорить. Гриша заметил это. Только сейчас у него возникло чувство, что он совершенно не хочет уезжать. Даже по такой уважительной причине, какая была у него.
Мешков обнял девушку за плечи и вставил себе в ухо один её наушник. Теперь у них была одна музыка на двоих. Она немного смущенно посмотрела на него – в её плеере на телефоне играла «Кода». Он только улыбнулся в ответ и крепче прижал её к себе.
Через пару-тройку песен объявили о прибытии поезда на первый путь.
Мешкову все больше и больше не хотелось ехать, и он все крепче и крепче прижимал Женьку к себе. Она молчала, положив голову ему на грудь и уткнувшись носом в яремную ямку.
Через пару песен они вышли на перрон, держась за руки и все также в одних наушниках. Поезда еще не было. Остановившись приблизительно в районе нужного вагона, они закурили. Никто не говорил ни слова, музыка играла, сигареты курились. Они держали друг друга за руку, и каждый думал о своем, периодически поглядывая в глаза друг другу.
Шипя, подъехал поезд. Они почти угадали с вагоном – до двери оставалось пару метров.
Гриша повел Женьку к входу в вагон. Стоянка была достаточно длиной, она вполне могла его провести до купе. Но девушка остановила его. Он вопросительно посмотрел на неё.
-Тебе пора, граф…- тихо сказала она.- Дальше я не пойду…
В плеере, как назло еще заиграла песня в исполнении брата Гриши «Ты для меня ничего не значишь…». Девушка хотела переключить, но Мешков остановил её и обнял. Женька обняла его в ответ.
-Береги себя, Гриша… - пробормотала она ему на ухо. – И не пей энергетиков…
-А все остальное можно? – пробормотал он, крепко прижимая её к себе.
-Можно, но без фанатизма…
Как же ей не хотелось его отпускать. Эта дурацкая песня…Казалось, что она никогда не закончится…
-Пассажиры проходим! Провожающие на выход! – вывел их из оцепенения голос проводницы.
Они оба нервно рассмеялись. Гриша вернул ей наушник и направился в вагон. Он не поцеловал её- побоялся, что потом не сможет уйти. Женька смотрела ему в следу, а в голове крутились слова из единственного сериала «Кухня», который она смотрела. «Мне не больно…Я еще не успела привыкнуть…Почти не успела…И почти не больно…»…Женька накинула капюшон на голову и закурила, надев второй наушник. Заморосил мелкий дождик…
Мешков стоял у окна, напротив своего купе. Он смотрел на Женьку, которая стояла на перроне и курила. Девушка была в капюшоне и с наушниками, ничего не слыша вокруг. Она даже не смотрела на него.
Его телефон зазвонил. Это был Саша Андреев.
-Привет! Ты прости, сразу не заметил твоего звонка. Мы тут собрались посидеть с шашлыками, пока готовились. На телефон совсем не глядел. Ты как?
-Привет! Сашка, что там с Соней? – сердце у Мешкова бешено заколотилось.
-С Соней? – голос Саши звучал удивленно. – С Соней все нормально. Они сейчас у нас с Ирой, играет с девчонками. Кирюха у нас тоже с семейством. Все живы, здоровы…
-Ты уверен?
Вместо ответа Андреев позвал его дочь к телефону. Та бодро поинтересовалась, когда он приедет и сказала, что пошла, играть дальше с подружками.
-Воот тебе доказательства. Гриша, ты как сам? У тебя все нормально? Как там все…проходит?
-Все нормально…Я возвращаюсь…Поговорим потом, - и Гриша отключился. В голове был сумбур. Неужели Ира так могла поступить. Она же знала, как он любит Соню, но использовать это против него было слишком жестоко. Как же так?
Он посмотрел в окно, Женька стояла боком и, не глядя в его сторону, продолжала курить. И ему так захотелось теперь поделиться с ней всем этим произошедшим. Он затарабанил руками по стеклу, привлекая её внимание, но она его не слышала из-за наушников. Тогда он взял телефон и начал искать в нем её номер. Каково же было его удивление, когда он не нашел там ни единого намека о ней. Женька удалила все свои следы пребывания в нем. Он был ошарашен этим. А ведь Мешков и, правда, не общался с ней по телефону все эти дни, которые они провели вместе. Поезд дернулся и медленно стал набирать ход. Гриша бросил взгляд в сторону стоп-крана, который располагался в метре от него. Ну, нажмет он его сейчас. И что дальше?
Он посмотрел еще раз на Женьку. Она сняла капюшон, закурила и, чему-то улыбаясь, шагала бодро по ходу движения его поезда. Он невольно улыбнулся. Мышонок…Её «Утро доброе?»…Этот такой далекий отель на крымском побережье…У него неприятно защемило в груди.
-Мужчина, будите пить что-нибудь? Пиво, водка, коньяк? Кофе? Чай? – поинтересовалась у Мешкова проводница, проходя мимо.
-Чай с лимоном, - не задумываясь, ответил он, заходя в свое купе. Там уже был один пассажир.
-И все? – недовольно поинтересовалась проводница.
-Тогда сделай два чая с лимоном, - огрызнулся Мешков, усаживаясь на свое место.
Попутчик оказался ненадоедливым, и практически сразу улегся спать. Гриша надел наушники и включил плеер. У него было целых два чая с лимоном и уроки английского – хорошее занятие в дороге…

-Я дома!- девушка, снимая один наушник, подошла к отцу в гостиную, оставив сумки у порога.
-Все нормально? Я ждал тебя позже,- сказал он, обнимая её и целуя в щеку.
-Да, просто немного раньше вернулась, - она улыбнулась. – Устала ужасно, пойду сразу спать. Ты меня простишь?
-Конечно, иди, - он обнял её еще раз. – Небось, еще завтра на работу собралась?- поинтересовался он у неё, пока она возвращалась за сумками к двери.
- А как же, - голос девушки звучал бодро. – Хватит уже гулять. Все, я ушла, - и она стала подниматься по лестнице.
Войдя в свою комнату, Женька вернула наушник в ухо и огляделась. Все было так, как она оставляла. Ботинки Мешкова на полу, заправленная им кровать, снятая им одежда на стиральной машинке, которую она давала ему на смену, остальное все было её. В комнате девушка убирала сама, поэтому тут никто ничего не трогал.
Она бросила сумки на пол и села на край кровати, глядя на его ботинки. В наушниках негромко играла «Кода». Это было её спасение. Не думать, не оценивать, не ждать!
Она не хотела ни думать о том, что было, ни даже о том, что будет. Существовало только сейчас. Она легла на край кровати и завернулась в покрывало с головой, как в кокон…
-Женюль, с тобой все нормально? – отец тихо присел рядом на кровать с дочерью в «коконе».
-Да, все нормально, - ответила она из-под одеяла.
-Был трудный пациент?
Он знал, что она редко делится своими переживаниями, но всегда умела их «слить» с себя. Для этого у неё был поминутно расписан каждый день не только работой, но и разными увлечениями. Завтра она будет совершенно другой – энергичной и целеустремленной.
-Нет, все, как обычно. Просто я устала,- она выглянула из-под одеяла и улыбнулась.
Он поцеловал дочь в лоб и вышел. Да, с ней будет все в порядке. А Женька спряталась назад в свой «кокон» и закрыла глаза. Внутри была пустота, которая постепенно заполнялась музыкой из плеера…
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Кот дИвуар
сообщение 1.2.2016, 22:36
Сообщение #7



Призрак
*

Вставить ник
Цитата
Группа: Герои
Сообщений: 9
Регистрация: 3.12.2008
Пользователь №: 5326








Ближе ко второй половине дня Мешков попал к себе домой. Его никто не встретил, а только тринадцатилетняя Вика, дочь Иры, застыла удивленная его появлением возле лестницы на второй этаж. Она держала в руках стакан с соком.
-Привет! – Гриша улыбнулся. – А где все?
-Привет! – Вика улыбнулась в ответ. –Соня спит, а мама ушла на свой финесс.
-Хорошо, - он направился вместе с ней на второй этаж.
Вика как раз шла в детскую, где спала Соня. Она зависала в ноуте, пока сестренка отдыхала.
Мешков заглянул на спящую дочь и, убедившись, что с ней все в порядке, направился к ним с Ирой в спальню. Он принял душ, побрился, переоделся в джинсы и футболку и вернулся в детскую.
Соня еще спала, а Вика сидела в кресле с ноутбуком и наушником в одном ухе. Мешков тихонько прилег рядом с дочерью, глядя на её погруженные в сон черты лица. Старшая дочь удивленно за ним наблюдала.
-Я не помешаю? – шепотом спросил он у неё. Она лишь отрицательно покачала головой.
Соня заворочалась и открыла глаза.
-Папулечка, - прошептала она, трогая ручкой его лицо. – Папулечка, ты приехал?
-Да, мой птенчик, - он с удовольствием обнял её и, целуя, прижал к себе. Они некоторое время ластились друг к другу, обнимались, щекотали и целовали друг друга. Когда страсти от встречи улеглись, Мешков глянул на Вику. Та делала вид, что занята вся в ноутбуке, а сама наблюдала за ними.
-Девчонки, - Гриша сел на кровати. – А как вы смотрите на то, чтобы пойти и съесть вкусного мороженного где-нибудь за пределами нашего семейного склепа?
-Ура! Мороженко, - радостно закричала Сонька. Вика пожала плечами – она тоже вроде как была не против…
Они вернулись, когда уже начинало темнеть. Уставшие, но безумно довольные девчонки несли по воздушному шарику, наполненных гелием, и по небольшому пакетику с желейными червячками. Соню Гриша нес на руках, а с Викой он довольно оживленно вел профилактическую беседу на музыкальную тему.
Они поднялись на второй этаж, и у дверей детской Гриша отпустил Соню на пол. А сам направился к двери спальни – там горел свет. Он остановился на пороге, оперевшись о косяк. Ира сидела на кровати и рассматривала какой-то журнал. Видимо, это было очень интересно, раз она даже не заметила их прихода.
-Папочка, а мы сейчас покупаемся, и ты нам почитаешь сказку перед сном? – раздался голос Сони, которая обняла Мешкова за ногу и вкадчиво смотрела ему в глаза.
-Конечно, мой птенчик, - он наклонился и чмокнул её в лоб. Соня подбежала к матери и восторженно начала рассказывать, где они были. Вика тоже присоединилась к сестренке. Девчонки щебетали, а Гриша, молча, с улыбкой за ними наблюдал. Хорошо все-таки быть дома.
-Молодцы, - Ира улыбнулась. – А теперь быстренько купаться и спать. Есть вы, как я понимаю, не хотите.
Девчонки чмокнули её в щеки, потом Гришу и побежали к себе в комнату.
-Привет! – первым нарушил молчание Мешков.
-Привет!- отозвалась она. По её выражению лица и интонации, он понял, что она чем-то недовольна. Он скользнул взглядом по журналу, который был у не в руках. Это была сетка-расписание из отеля в Крыму. Он тут же повернулся в сторону своего рюкзака, который он оставил на кресле. Вещи из него были выложены. В принципе, это нормальное её действие – она всегда пересматривала его вещи после возвращения домой.
-Что это? Где ты был все это время? – начала Ира, и Гриша понял, что ничего хорошего из этого не выйдет.
Он, молча, подошел к ней и забрал из рук свой журнал мероприятий.
-Это была реабилитационная программа….- начал, было, он.
-Какая к черту программа? Тут такое расписание любой заграничный курорт позавидует…
- И тем не менее…
-И сколько стоит подобное удовольствие? – поинтересовалась Ира.
Мешков не знал, что на это ответить. Женька никогда не говорила ему про деньги, а он как-то и не додумался спросить. Он пожал плечами.
- Я тебе передал деньги с Андреевым, которые мы получили за тур по Украине…
-Не переводи стрелки, Сашка мне все передал. Но ты там находился все это время за чей счет?
-Тебя только это интересует? – Гришу начал раздражаться. Он запихал свой журнал в рюкзак.
-И не только. Где документы на то, что ты находился в клинике?
-Все у Же…Евгении Дмитриевны…
-Что за Евгения Дмитриевна?
-Я тебе уже говорил, доктор…
-Странный доктор, который не дает никаких документов, тащит тебя непонятно куда, да еще и все бесплатно…
-Бывают и такие…
-Бред! Шарлатанство!
-Пусть, пусть бред, - Гриша вышел из себя. – Зато есть результат…И он мне нравится! Понимаешь? Нравится!
Выглядел он хорошо – это Ира заметила сразу.
-Вся эта программа просто невероятная, сказочная, - продолжил Мешков. – После неё хочется жить, а не забиться в комнату и никого не видеть! – он говорил громко и эмоционально. – Это не тупо психушка с её угнетающей остановкой и дикими стонами среди ночи…Когда постоянно не покидает ощущение, что ты спишь с открытыми глазами…Когда…
-Так не доводи себя до таких состояний, - перебила его Ира. – Ты сам жрешь всякую дрянь, никто тебя не заставляет…Это твой выбор…
Слово за слово, они жутко поругались. Итогом стало то, что Мешков собрался идти спать вниз. Перед уходом он вдруг остановился и сказал спокойно и серьезно:
-Да, я конченный человек, но я безумно люблю свою дочь. Никогда, никогда больше не смей, даже в шутку использовать её против меня… - и он вышел, захватив телефон и плеер с собой. После ссоры, как впрочем, и всегда, внутри бушевало беспокойство и тоска.
Вика с Соней стояли на пороге детской, уже одетые в пижамы. Они практически все слышали.
-Пойдем, птенчик,- тихо сказала Вика малышке.- Видимо, сказки сегодня не будет…
-Ну, почему же,- Гриша улыбнулся, глядя в испуганные глаза дочек. – Ха ха ха, как же без страшной сказочки на ночь,- проговорил он, страшным шепотом и шагнул в сторону девчонок.
Те захохотали и скрылись за своей дверью, а Гриша пошел за ними следом…
Часа через полтора в детской, мирно посапывая, спали две девчушки, а Мешков, заботливо поправив одеяла, вышел, оставив включенным ночник. Свет в их спальне уже не горел – скорее всего, Ира уже легла спать. Он вдохнул и спустился вниз в гостиную. Это общение с дочками успокоило его, и внутреннее беспокойство немного притупилось. Он выключил свет и улегся на диван. В голове побежали своим чередом мысли. Что там говорила Женька о планах. Перед сном составлять план на следующий день. А что он планировал на завтра? Он и сам пока не знал. Гриша попытался представить, но мысли возвращались к ссоре с Ирой, и от этого внутри опять зашевелилось беспокойство.
Покрутившись с бока на бок, он встал и пошел на кухню, решив выпить чая с лимоном. Включив свет, он направился к плите, но остановился на полпути. На столе красовалась начатая бутылка вина. Мешков заколебался. Чай-то оно хорошо, но вино приятнее успокоит бунт внутри. И что дальше? Бокал. Два-три. А может быть потом еще. Он и сам не заметил, как за этими мыслями подошел к столу с вином и уже протянул руку к бутылке. Стоп! Ишь ты, нашел причину! Ну-ка быстро дуй, пей свой чай! Он хмыкнул, скорчил бутылке рожицу и направился к плите. Пока грелся чайник, он достал плеер из кармана джинсов и надел наушники. Когда он добирался до Питера, то успел прослушать больше половины материала. Хотя даже это было громко сказано. Что-то там бубонело, а он полудремал под это. Но теперь пора было заняться этим всерьез.
Он включил первый урок и, сделав себе чай с лимоном, вернулся в гостиную на диван. Покурив и выпив чаю, он устроился удобнее на диване, внимательно вслушиваясь в каждое слово в плеере. И еще через несколько минут, он уже мирно спал, возможно, уже во сне вникая в каждое слово урока…
На следующий день он проснулся раньше всех – еще сработала его привычка вставать рано и идти в бассейн. Он вышел покурить на улицу и заодно подышать свежим воздухом. Но все ограничилось порогом – шел настоящий весенний ливень с громом и молнией. Он постоял минут 10, покурил и понаблюдал за серой мрякой вокруг, а затем вернулся в дом. Дочки уже проснулись и сидели на диване, где он спал, сонно потирая глаза.
-Мои птенцы, вы уже проснулись, - он сел между ними, и девчонки положили ему головы на плечи. – Поспали бы еще. На улице ливень…
-Пап, я кушать хочу, - пробормотала Соня.
-Кушать? – Мешков сначала немного растерялся, а потом идея сама пришла ему в голову…
И они втроем приготовили завтрак – рецепт оладьев нашли в интернете, а бутерброды и чай, как делать, знали все. Когда Ира спустилась вниз – её ждал сюрприз. Был накрыт стол, но и кухня вся была в муке и прочих ингредиентах. Она сначала нахмурилась, но потом сменила гнев на милость.
-Доброе утро, - сказала она.
Грише почему-то вспомнилось всегда вопросительное Женькино «Утро доброе?».
-Доброе, - ответил он.
У них был целый день вместе – играли, рисовали, ели, спали, потом снова играли. Настоящей большой и дружной семьей. Ссора между Гришей и Ирой затерялась в череде положительных эмоций. Давно они так вчетвером отлично не проводили время.
Вечером Мешкову позвонил Андреев. Гриша, сидя на диване, и обнимая жену, поговорил с ним. Тайн у него от неё не было. Она всегда все знала.
-Сашка зовет пройтись, - сказал Гриша, положив трубку. – Все наши ребята вечерами на базе зависают – репетиции продолжаются. Надо решить вопросы, какие концерты перенесены из-за моего отсутствия…
Ира нахмурилась. Она прекрасно знала, как заканчивались эти все «пройтись» и «репетиции» в последнее время. Мешков чаще всего приползал домой пьяным в хлам, если это было в Питере. О других городах она старалась не думать, но скорее всего там было то же самое.
Но и не отпускать его она не могла – музыка, их группа, выступления, театр очень многое значили в его жизни. Порой ощущалось, что даже она и дети отходят на второй план по сравнению со всем остальным.
-Иди, - сказала она. Он почувствовал её недовольство и портящееся настроение.
-Только не начинай…
-Просто я знаю, чем заканчиваются ваши встречи…И меня это достало… - она высвободилась из его объятий и ушла на кухню.
Мешкову бы посидеть да помолчать на диване, покурить и успокоиться, но не тут-то было. Он пошел за ней, и они снова поссорились. В итоге он в ужасном настроении ушел, хлопнув дверью…
С Сашкой они встретились на их любимом месте - на набережной, на ступеньках у воды. Погода, конечно, была довольно прохладной. Но они оба были тепло одеты, и за разговорами холод не чувствовался.
-Ну, привет, пропажа, - Андреев с удовольствием обнял друга.
-Привет! – Мешков обнял друга в ответ.
-Пива? – Сашка держал в руках пару бутылок в бумажных пакетах.
-Не, я сегодня по соку, - Гриша показал ему открытый пак и закурил.
-Что дома прессуют?
-Нет, просто не хочу…
-Не хочу, скрепя зубами…
-Не хочу, потому что не хочу…Вот зараза же… - он ткнул друга в бок.
-Ничего себе…Давай рассказывай, что там произошло с тобой в последние недели? Что за цирк с Соней? - Сашка совершенно на него не обиделся.
-Да что рассказывать…- отмахнулся Мешков. –Ты мне лучше скажи, что с графиком концертов? Много я похерил?
-Не поверишь, четко вписался, но завтра вечером надо выезжать…
Когда Андреев говорил с Мешковым по телефону тогда, когда тот говорил об отпуске на 3-4 недели, то графика перед ним не было. А потом он пересмотрел его – начало мая было относительно свободным. Отменять ничего не пришлось. Теперь, когда Мешков был снова в строю, можно было продолжить. Надо сказать, что до конца мая расписание было довольно плотным, плюс еще сюда вписывались репетиции в театре. Андреев говорил, параллельно внимательно рассматривая друга.
- Мы в последние 3-4 дня собираемся на базе, репетируем помаленьку, - Сашка допил одну бутылку под разговоры и сигареты и открыл вторую. – Завтра хотим с утра до обеда там зависнуть, потом по домам и сборы на вокзале к 9ти вечера.
Мешков только кивал, слушая друга. Андреев все рассказывал и рассказывал, а Гриша, молча, курил, пил сок и смотрел на темную воду Невы.
-А что это ты такой загадочный, а? – Сашка ткнул друга в бок.
-С какого такого…я загадочный…Это же ты у нас человек-загадка,- Мешков почесал затылок, и Андреев был готов поклясться, что тот еще и покраснел. Гриша полез в нагрудный карман куртки, где у него была очередная пачка сигарет. Долго не мог её оттуда достать. А когда у него это получилось, то вместе с пачкой на ступеньки выпала связка ключей.
-Держи, - Сашка поднял их и протянул ему. Таких ключей он не видел у друга.
-Опа,- Мешков удивленно на них уставился. Это были Женькины ключи с биркой-адресом от дома. Он ей так их и не вернул тогда, а потом не обращал внимания- в его карманах всегда было много всякой всячины.
-На твои не похожи, - прокомментировал Андреев, все еще держа ключи на ладони.
-На мои не похожи…- пробормотал Гриша, забирая их и рассматривая. Бирка с адресом была на месте. Он закурил. Сашка хотел что-то сказать, но его перебил паренек гоповатого вида.
-Пацаны, дайте закурить! – он спустился к ним на две ступеньки и замер от неожиданности, когда друзья повернулись к нему.
-Кури, братан, - Гриша вручил ему свою полупустую пачку сигарет и зажигалку. – Нам для своих ничего не жалко…
И они с Андреевым направились вверх по ступенькам. Парень хотел им что-то сказать, но у него получилось какое-то нечленораздельное мычание – ведь он прекрасно узнал их.
-Прости, братан, сегодня автографы не даем,- в тон Грише сказал Сашка.
Они уже отошли от паренька на несколько метров, когда тот наконец-то пришел в себя и крикнул:
-Панки хой!
-Хой!Хой!Хой! – хором ответили ему Мешков с Андреевым, не обернувшись и подняв вверх сжатый кулак, и рассмеялись.
После этого они поспешили поскорее уйти в сторону затемненной стороны улицы, чтобы не привлекать больше к себе внимания.
Дойдя до того места, где им надо было расходиться в сторону своих домов, они попрощались.
- Не знаю, что с тобой там делали, - сказал Сашка, делая ударение на слове «там». – Но ты мне таким больше нравишься. Что-то в тебе произошло…Пока не знаю что, но я выясню…
-Иди уже, человек-загадка, - отмахнулся Гриша. – Выяснит он…Нечего выяснять…
И они разошлись каждый в свою сторону.
Мешков шел быстрым шагом домой, а его мысли все были вокруг ключей в его нагрудном кармане. Там был адрес. Теперь он мог связаться с Женькой, и поводом к этому могло стать банальное желание вернуть ей ключи. Но…Если учесть то, что она поудаляла из его телефона все свои контакты, то как они расстались, возможно и не надо с ней больше связываться. Не стоит бередить прошлое. Ведь то, что было между ними, еще ничего не означало. Гриша на секундочку позволил себе подумать о том, о чем старался не думать. От этих воспоминаний по телу разлилась приятная теплота. Они были где-то далеко и казались невероятно сказочными и нереальными. Словно не было этих нескольких дней…Стоп! Он осадил себя. Нельзя цепляться за прошлое. У него есть семья, замечательные дочки, группа, музыка…Для остального в его жизни места нет. А самое главное, что сама Женька не претендует ни на что. Значит, и ей ничего от него не надо…
Он дошел до дома. В комнатах было темно – все уже улеглись спать. Он посидел в гостиной, покурил, а потом поднялся наверх. Заглянув в детскую и посмотрев на спящих дочерей, он тихо зашел в спальню. Ира тоже спала. Он прилег рядом и некоторое время смотрел на неё спящую. Мягкие черты лица, полуулыбка во сне, копна светлых волос, разметавшихся по подушке. Она спала голышом, и одеяло наполовину прикрывало красивое женское тело.
Гриша аккуратно убрал прядь волос с её лица и поцеловал её плечико. Ира заворочалась и сонно оттолкнула его рукой, пробормотав:
-Отстань от меня…Опять нажрался и не спиться…- и она повернулась спиной к нему.
Гриша на секунду замер. Просто не ожидал в данный момент услышать подобное. Он лег на спину, заложив руки под голову. В принципе она была права. Права в том, что он часто приходил домой в таком состоянии «нажратости», что когда он был трезв, как стеклышко, в это просто невероятно было поверить. И в эти моменты нормальности ему было очень обидно слышать обвинения в том, чего он еще не сделал.
Он сделал глубокий вдох-выдох, пытаясь прогнать какую-то накатившуюся внутреннюю тоску. Потом встал, спустился вниз, покурил и выпил чай. Немного попустило. Но все равно хотелось с кем-нибудь поговорить. Почему-то ему вспомнилось, как он названивал Женьке, когда они обменялись телефонами. Но теперь её номера у него не было, а он бы сейчас не отказался поговорить с ней. Ему не хватало того спокойствия, которое он ощущал рядом с ней, которое она как бы внушала ему. Он достал плеер и, устроившись на диване, включил очередной урок. Английские фразы в очередной раз подействовали снотворно, и он заснул, как был, сидя в одежде…
-Что совсем сил не было раздеться? – Ира подергала его за плечо. Он открыл глаза и сонно ими захлопал, проводя рукой по лицу. – На хрена надо было так нажираться вчера? – поинтересовалась она. –Иди, приведи себя в порядок, пока дети не встали, - и она пошла дальше на кухню.
-Я вчера не пил, - сказал Мешков и направился в сторону уличной двери. Хотелось на свежий воздух и покурить. По дороге он мельком бросил взгляд на часы – было около 7ми утра. До репетиции было еще три часа. Он вышел на улицу. Яркое солнце обещало, что день будет теплым. Он закурил и медленно прошелся по дворику – все вокруг было еще в каплях ночного дождя. Было свежо, и дышалось легко. Он вытер рукой лавку и сел. Джинсы тут же пропитались дождевой влагой. Но ему было все равно. Настроение с утра было немного подпорчено, а тело неприятно ныло от неудобной позы во сне. Батарея на плеере села. Гриша отметил про себя, что надо было бы зарядить её в дорогу. Он сидел, курил сигарету за сигаретой и щурился от яркого солнца, позволяя мыслям ни о чем лениво перетекать в его голове. Он честно попытался составить планы на сегодняшний день – привести себя в порядок, позавтракать, уйти на репетицию, вернуться с репетиции, пообедать, собрать вещи, поехать на вокзал. Между этими основными пунктами он включил общение с семьей. Самое главное было не довести все опять до ссоры – не хотелось уезжать на такой ноте.
-Папулечка! – Соня, натянув резиновые сапожки, как была в пижаме, выскочила к нему на улицу.
-Вернись, заболеешь! Куда раздетая? – послышался голос Иры.
Гриша поймал дочь в свои объятия и, сняв с себя куртку, укутал её в неё. Потом снова сел на лавку.
-Папулечка, а мы сегодня будем также играть, как вчера? – поинтересовалась она, заглядывая ему в глаза.
-Я бы так этого хотел, мой птенчик, - он поцеловал её в лоб. – Но мне сегодня надо с дядей Сашей на репетицию, а вечером мы уезжаем…
Девчушка положила голову ему на грудь.
-Но я так хотела…
-Но я обещаю, все свое свободное время я буду приезжать к тебе…И сегодня мы еще обязательно поиграем…
-Папочка, я же уже большая…Я все понимаю…Ты мой самый любимый, - и Соня чмокнула его в заросшую щеку. – Колючка…Папочка-колючка…
Он встал, держа её на руках, завернутую в куртку.
-Ты не замерзла? Идем скорее…Сейчас мы будем избавляться от колючек, - пообещал он ей.
-Доброе утро, - на пороге их встретила сонная Вика.
-Доброе, - Мешков обнял её. В голове опять промелькнула коронная фраза Женьки «Утро доброе?». – И чего вам с Соней не спиться в такую рань? – поинтересовался он у неё. Она пожала плечами в ответ. Он поставил Соню на пол и снял с неё свою куртку. – А теперь…- он загадочно посмотрел на девчонок. – На счет три…Кто быстрее умоется, переоденется и спустится на кухню к завтраку…Раз…Два… - три он не успел сказать. Дочки, забыв про сон, весело побежали в сторону лестницы, оглядываясь на него. – Так нечестно, птенчики…Вот сейчас поймаю и повыщипываю ваши перышки, маленькие хулиганки…- и он быстрым шагом, чтобы специально их не догнать, направился следом за ними.
Ира с полуулыбкой наблюдала за ними, стоя на пороге кухни. Её немного мучила совесть – видимо, Гриша, и правда, вчера не пил. Он был довольно бодр, как для человека, который вчера злоупотребил алкоголем. Может не стоит рубить с плеча каждый раз. Но она так устала от всего, что порой просто слова вылетали быстрее, чем брал верх здравый смысл.
К завтраку они спустились все втроем одновременно. На столе уже все было приготовлено. Ира ушла наверх, приводить себя в порядок, а они принялись за еду, весело переговариваясь.
-Девочки, поторопитесь, а то я опоздаю на работу!- скомандовала Ира, спустившись вниз. Она собиралась их отвезти к родителям.
-Ты сегодня долго будешь на работе? – спросил Мешков, рассматривая её. Она выглядела потрясающе – прическа, платье, подчеркивающее стройную фигурку, туфли, пиджак. Но было заметно, что она немного нервничает.
– Еще не знаю…Как получится…
-Просто мы сегодня едем дальше с концертами…
-Вы скоро? Долго еще вас ждать? – она перебила его. – Мне еще вас надо завести к бабушке перед работой…
-Хочешь, я завезу? – предложил он. Время у него было предостаточно.
Она немного удивленно посмотрела на него, но согласилась. Она поцеловала дочерей и, направившись к выходу, бросила Грише:
-До вечера!
Он списал все на то, что она обиделась на него за его отсутствие. Он вздохнул.
-Папочка, ты не расстраивайся! Вы помиритесь с мамой, - вдруг сказала Соня. Гриша удивленно посмотрел на неё – что бы понимал этот маленький человечек. Мешков перевел взгляд на Вику, но та лишь опустила глаза. Она была старше младшей сестренки почти на 9 лет и уже прекрасно видела и понимала настроение своих родителей.
Они позавтракали и даже убрали со стола за собой. Потом Гриша отвез их к родителям Иры на такси. Они были рады внучкам.
-Пока, папочка,- Сонька поцеловала и обняла его.
Вика последовала её примеру. Но молча. Она знала, что вечером с ним не увидится. Мама хотела, чтобы они сегодня остались ночевать у бабушки с дедушкой. Знал ли об этом Мешков, она затруднялась сказать, поэтому и молчала. У Гриши внутри что-то защемило – было такое ощущение, что он с ними не увидится сегодня. Но он прогнал прочь невеселые мысли и, улыбнувшись, сел в такси и поехал на свою репетицию…
Вернувшись домой после обеда, он прошелся по пустым комнатам. Еще никого не было. Он собрал вещи в дорожную сумку, включил тут же батареи для плееров на зарядку и, выйдя на улицу, сел на лавку и закурил. Было как-то грустно и неспокойно на душе. Как будто что-то должно произойти нехорошее. В принципе у него всегда перед отъездом бывали такие неопределенные ощущения, но сейчас это было совсем по-другому.
Ира вернулась сама. Она подошла и села рядом с ним, тоже закурив. По её походке, напряженности в движениях, выражению лица, он понял, что она хочет поговорить о чем-то важном. Она молчала, не решаясь начать разговор. Он тоже. Но больше от того, что не хотел слышать то, что она собиралась сказать.
- Я приняла решение, - начала она неуверенно. – Я думаю, что нам стоит пожить какое-то время отдельно…Я перееду с девчонками к родителям…
Гриша молчал и курил. В их семейной жизни был уже подобный период, когда они расходились и жили порознь. Но потом все же решили снова сойтись. Сначала все было хорошо, но потом опять начались ссоры и упреки.
-Не уезжайте, оставайтесь здесь…Я все равно поеду с группой… - он старался говорить спокойно, но сердце неприятно щемило внутри.
- Нет, будет лучше, если мы уедем…Ты ведь все равно будешь возвращаться между концертами… - она старалась не смотреть ему в глаза, хотя он тоже не смотрел на неё.
Гриша только пожал плечами и встал.
-И все? Ты больше ничего не хочешь мне сказать? – поинтересовалась она. Её раздражало его безразличие, как ей показалось.
-А что мне надо говорить? Ты ведь уже все решила, как я понял. И менять ничего не собираешься… - чеканя каждое слово, проговорил он. Хотя нет, он хотел сказать. – Пожалуйста, не уходи…Мне нужна твоя поддержка, именно сейчас, когда я начал все сначала. Мне очень ты нужна, - он говорил тихо, опустившись перед ней на колени и заглядывая ей в глаза. – Поехали со мной…Побудь со мной…У нас будет несколько концертов, плюс Родд в Москве…Побудь это время со мной…Пожалуйста…
Ира молчала и плакала. Она хотела ему верить. Верить в очередной раз. Но не так все просто было. Он говорил ей подобное каждый раз, когда в очередной раз срывался. Слово в слово. Она верила и пыталась ему помочь. И, когда она думала, что уже все позади, он опять принимался за свои старые увлечения.
-Прости меня… - прошептала она, обнимая его и плача. –Но я не могу…Я так устала…Я устала жить в постоянном напряжении, что будет в этот раз…Устала жить в ожидании чуда…или чего-то плохого…Мне хочется спокойной и размеренной жизни...Без всплесков, без истерик, скандалов и прочей лабуды…Прости меня, прости…Я так виновата перед тобой…Но я больше не могу…
Мешков молчал и не мог произнести ни слова. Внутри к горлу подкатил ком, который мешал дышать, а сердце противно ныло все сильнее и сильнее. Но почему? Вот он вернулся совершенно другой, не такой, как всегда. Новый. И он не собирался возвращаться к старому. Нет, только вперед. Ведь он согласился тогда на все, только ради неё и их семьи. А теперь и смысл как-то весь потерялся…
-Я знаю, что ты сейчас попытаешь многое сказать и пообещать, но поверь мне…Я помню все те разы – ты обещал, но проходило несколько дней и все возвращалось на круги своя. Вот даже сейчас, я уйду и первым, что ты сделаешь…Точно также, как в прошлый раз…Напьешься и устроишь показательное выступление…У меня единственная просьба…Когда ты захочешь увидеть девчонок…Постарайся приходить в нормальном состоянии, - она уже была спокойна. Слезы были вытерты, а Ира встала, оставив его на коленях возле лавочки, и направилась в сторону двери дома. Ей надо было забрать вещи.
Когда она вышла из дома с сумками, то Мешков был спокоен. Он помог ей все погрузить в машину и закрыл ворота. Ира была немного удивлена этим его спокойствием, но она знала, что будет дальше. Внутри скребли кошки. Сейчас он напьется до потери пульса и сорвет группе гастроли. А если его тело и довезут до вокзала и погрузят в поезд, то он будет пить, не просыхая. Или чего хуже вернется к тому, от чего лечился. Так было, есть и будет. А потом ей станет его жалко, и она вернется.
Она медленно ехала и ревела. Черт возьми, она любит или любила этого человека. Она не могла сказать точно её чувства в прошлом или еще живы, но больно было невероятно. Она набрала номер Андреева, немного успокоившись. Но по её срывающемуся голосу, он все равно понял, что что-то не так.
-Сашка, - она то шептала, то говорила нормально, пытаясь придушить волну слез. – Ты там присмотри за Гришей, хорошо…Заедешь за ним? Я не смогу вас провести…И я буду тебе звонить, хорошо…
-Иришь, ты не волнуйся…Все будет хорошо…
Она любила Сашку за то, что он был настоящим Гришиным другом и никогда не задавал неудобных и ненужных вопросов тогда, когда этого не следовало делать. Теперь она была спокойна – вернее постаралась себя убедить, что муж будет под присмотром…

Андреев набрал его номер где-то за час до отправления поезда. Он как раз садился в такси и собирался ехать на вокзал.
-Гриша, я уже выезжаю…Тебя забрать?
-Нет, я уже сел в такси и еду…
Голос Мешкова звучал спокойно.
-Хорошо…Тогда до встречи…
Минут через 30-40 они всей группой и всеми остальными сопровождающими и техниками встретились с вещами на вокзале. Мешков был немного в хмуром настроении. Он практически все время молчал и курил. А в ушах были наушники. Что он слушал в своем плеере, остальные только могли догадываться. Леопольдов угощал всех пивом, которым у него был затарен довольно вместительный рюкзак за плечами. Он открыл бутылку и протянул её Грише. Тот отказался. Но Леопольдов продолжал настаивать. Тогда Мешков психанул, взял бутылку и швырнул её в ближайшую урну. Раздался звук битого стекла.
-Я что никак без этого не обойдусь сейчас? – злобно сверкнул глазами на него Гриша.
Подошедший Андреев немного разрядил обстановку, встав между ними и принявшись со всеми здороваться. Конфликт был исчерпан, даже не успев начаться.
Потом все дружно погрузились в вагон, распределились по купе и занялись своими делами. Утром они уже должны были быть в нужном городе. Музыканты засели в соседнем купе, разговаривая и поглощая пиво. Андреев был с ними, но не пил, а просто общался. Мешков сидел в соседнем купе, слушая плеер и попивая чай с лимоном, и думал о своем. Периодически он выходил покурить. Но ему совершенно не хотелось сейчас быть в компании, и даже разговаривать было лень.
Часов в 11 вечера Андрееву позвонила Ира. Он вышел из купе с компанией в коридор и ответил на звонок.
-Привет! Что вы там, в дороге уже?- поинтересовалась она.
-Привет! Да едем, все нормально, - ответил он.
Она замолчала, не зная как правильно спросить.
-Как Гриша? – наконец, нашлась она.
Андреев подошел к соседнему купе и заглянул в приоткрытую дверь. Мешков мирно спал на боку, сложив руки под щеку, с наушниками в ушах.
-Спит уже…- Сашка проговорил это с какой-то неопределенной интонацией то ли удивления, то ли разочарования. Хотя он не старался придать своей фразе какой-либо оттенок.
-Что нажрался уже и свалился?
-Ну почему же? Выпил чай и заснул, слушая плеер…
-Чай? Плеер? Мы об одном человеке говорим? – она удивилась.
-А почему бы и нет? – парировал Сашка. – Ладно, Ириш, ты не парься. Все нормально, действительно все нормально…
-Ладно…Пока… - и она положила трубку.
Сашка еще раз посмотрел на спящего друга, усмехнулся и вернулся к компании в соседнее купе. Ира же в это время, закончив разговор с ним, вышла покурить на улицу. Она была с дочками у своих родителей. Они были всецело заняты внучками и старались не поднимать разговора на тему их отношений с Мешковым.
Ира села на лавку во дворе родителей и закурила. Она была всегда довольно эмоциональным человеком. И довольно часто, после ссор с Гришей или прочих резких высказываний в его сторону, когда страсти остывали, то на арену выходила совесть и начинала её одолевать. В такие моменты ей хотелось броситься к нему и просить прощения, забрать все свои слова назад, сказать, что была в очередной раз неправа. Мешков освобождал её от подобных действий, четко чувствуя момент, когда ему надо подойти, улыбнуться и обнять её. Обычно этим и заканчивались все их размолвки.
Но с каждым годом его улыбки и объятий становилось недостаточно, что в итоге привело к их кратковременному расставанию. Они особо этого не афишировали –знали только родители, Андреев и Кирилл. Потом конфликт был исчерпан, и их семья снова воссоединилась. И вот снова…Да, она приняла такое решение. И также, как и в прошлый раз, её уже одолевала совесть. Что не стоило так рубить с плеча. Что надо было дать ему шанс – ведь перемены она видела, но не поверила в них. Ира постаралась убедить себя, что поступила правильно.
Она не заметила, как выкурила несколько сигарет подряд. Её мама вышла посмотреть, почему дочь не заходит в дом. Она села на лавку рядом с дочерью и обняла её:
-Бедная моя девочка…Ничего, потерпи немножко…Все обязательно образуется…
Ира горько усмехнулась и выбросила сигарету…
Майский тур активно шел по запланированным городам. Между концертами музыканты умудрялись дважды в неделю летать в Москву на репетицию Родда. Такой сумасшедший график страшно выматывал всех, поэтому каждый расслаблялся и бодрился по-своему, но чаще всего коллективно. Тут были и «расслабляющие» сигаретки, и алкоголь, и энергетики, и сочетание всего этого. Мешков с Андреевым частично участвовали во всем этом. Первый мог позволить себе только алкоголь и энергетики, так как даже от специфического дыма его начинало жутко мутить ( и он тут же «ласково» вспоминал Женьку). А второй был активным сторонником здорового образа жизни и старался не злоупотреблять ничем. Зная Гришу, практически все были удивлены его умеренностью во всем, при этом он оставался все тем же и таким же.
И все это время, изо дня в день Гриша каждое утро набирал номер Иры, но она не брала трубку. И в то же время каждый вечер изо дня в день она звонила Андрееву и интересовалась Мешковым. Сашка не понимал, зачем такие сложности в общении, но не вмешивался в их отношения. Единственное, что он понял, и Ира сама ему проговорилась, что она собирается вернуться к нему. А еще это должно было быть для Гриши сюрпризом. Он должен был приехать в Питер домой, а там она с девчонками дома и ждут его. И она знала, что после тура у группы будет около трех дней на отдых перед репетициями и спектаклями в Москве, когда все участники поедут проведать свои семьи. Но Мешков на эти дни и не планировал ехать домой. Он решил сразу отправиться в Москву, ведь его никто не ждал. А в ночевать в пустом доме было бы тяжеловато пока.
Но Сашка, зная о конкретных планах Иры, уболтал друга все же поехать в Питер. Они стояли на вокзале чуть в стороне от других, курили и разговаривали. Это был последний переезд на их крайний концерт в этом туре. Андреев подключил все свое красноречие, чтобы склонить его на свою сторону, и у него получилось. Мешков, послушав друга, вдруг окрылился его мыслями о поездке домой и даже стал ждать её с каким-то нетерпением. У него было чувство, что Сашка что-то недоговаривает, но в хорошем смысле. Поэтому он решил послушаться друга.
-Что ты все время слушаешь? – Андреев аккуратно выхватил у него один наушник и приставил к своему уху.
-My name is Meshok. I don`t know English, but I am learning,- сообщил ему Мешков, четко чеканя каждое слово с жутким русским акцентом. Потом он засмущался и забрал у Сашки наушник. Тот только рот открыл – кто же так на него повлиял, что он начал интересоваться изучением. – На самом деле, оно все время бубонит и бубонит…Я даже порой не слушаю, просто меня это успокаивает и дает возможность подумать… - добавил Гриша, прикуривая новую сигарету.
Подъехал поезд, и они продолжили свой разговор, устроившись в купе и открыв по бутылочке пива.
-Я планирую в зал пойти, не хочешь со мной? – поинтересовался Сашка, отпивая глоток пива. Они были вдвоем в купе. Барабанщик с басистом ушли в соседнее.
-Нет, зал для моей спины не совсем то, что надо…Вот в бассейн я собираюсь снова…Тогда я забросил, но когда был на реабилитации опять пошел – совершенно другим человеком себя чувствую… - Гриша так увлеченно начал рассказывать, но потом осекся, поняв, что рассказал чуть больше, чем хотел бы.
-Да, это стоящее дело…Раз так хорошо идет, надо не бросать, - Сашка сделал вид, что ничего не заметил.
Мешков закивал и посмотрел в окно – поезд как раз дернулся и медленно пополз вперед.
- Домой хочу… - вдруг сказал Гриша. Потом отмахнулся от накативших мыслей и сделал глоток пива…
Гриша вошел во двор и окинул взглядом темный силуэт дома. Свет нигде не горел, кроме уличных фонарей. Он открыл дверь и вошел внутрь. Там было пусто и тоскливо. Настроение от ожидания чуда, которое частично внушил ему Андреев, мгновенно испарилось. Мешков включил свет и, сев на диван, закурил. Сумку он бросил на полу у двери. Ему даже не хотелось подниматься наверх, ведь он чувствовал, что там все равно никого не будет. Он набрал номер Иры. Она не взяла трубку. Тогда он набрал Андреева.
-Сашка, я поеду в Москву сейчас. Так что встретимся там на квартире…
-Подожди, как это… - Андреев сразу подумал, что они опять с Ирой поссорились. Но Гриша говорил спокойно, хотя голос был потухшим. –Куда ты на ночь глядя? Ты к матери заезжал? Раз уж ты в Питере, поезжай к родителям…Мы уже сто лет дома не были. А если хочешь, приезжай к нам…
-Да, ты прав…Я так и сделаю…Потом созвонимся… - Гриша отключил телефон и посидел какое-то время в полной тишине. Она сводила с ума. Он вызвал такси и, погасив свет и заперев дверь, вышел во двор…
Когда Мешков приехал к родителям, Ира оказалась там вместе с дочками. Они как раз собирались уходить, но девчонки, увидев Гришу, с визгами повисли на нем. Ира, тем временем, изучающее его оглядывала. Он выглядел уставшим, с щетиной и отросшей бородкой, но взгляд был чистым и искренне радовался дочкам.
-Мамочка, а можно мы останемся с папой сегодня у бабушки с дедушкой? – попросила Соня.
Ира вопросительно посмотрела на родителей Гриши. Те только заулыбались. И она согласно кивнула девчонкам – те тут же потащили свои игрушки и вещи в дом. Родители, поздоровавшись с сыном, деликатно удалились, оставив их одних.
Они молчали и поглядывали друг на друга. Мешков закурил.
-Я заезжал домой, - Гриша первым нарушил молчание. Но опять замолчал, подбирая слова. Ира прятала от него глаза. Они еще помолчали, а потом она собралась уезжать.
Мешков докурил. Внутри него все переворачивалось, но он знал, что она должна сама принять решение. Даже, если он сейчас её попросит вернуться, она откажется. Ведь он вернулся, а её не было дома. Ведь Сашка не просто так уговаривал его вернуться в Питер. Он знал, что она собирается вернуться. Но видимо почему-то передумала.
Гриша собрался зайти в дом.
-Спасибо за девчонок! До завтра! – тихо сказал он и направился в дом.
-Прости меня,- она поймала его за руку и виновато посмотрела ему в глаза. – Я не смогла…
Он перебил её, притянув к себе и обняв. Она едва сдержалась, чтобы не расплакаться. За эти дни она столько всего передумала и уже была готова вернуться и начать все с начала, но к моменту его приезда внутри возникла снова паника и нежелание опять оказаться лицом к лицу с теми его состояниями. И хотя Андреев и говорил ей каждый раз об изменениях в Мешкове, но она с трудом верила. Ведь Сашка был его друг и мог приукрашать свои рассказы. Поэтому засомневавшись, она решила пока все оставить, как есть.
Ира сначала обняла его, а потом мягко высвободилась из его объятий.
-Мне пора!
Гриша кивнул.
-До завтра! – опять сказал она.
Он снова кивнул. Ира улыбнулась, хотя на глаза наворачивались слезы, и направилась к выходу со двора. Гриша смотрел ей в след.
-Па, ну скоро ты! – Соня высунулась из двери. Вика немного смущенно стояла рядом с ней.
-Иду, иду, мои птенцы! – отозвался Мешков и быстрым шагом направился к ним…
Через два дня Сашка и Гриша приехали в Москву к вечеру. На квартире уже хозяйничал Кирилл. Он приехал за день до них и через несколько дней планировал уехать на несколько концертов со своей группой по другим городам, чтобы вернуться и присутствовать на показах Родда в этом сезоне.
Они втроем снимали четырехкомнатную квартиру в Москве в спокойном спальном районе со всеми удобствами. Комната была у каждого своя, чтобы не мешать, когда к ним приезжали их вторые половинки. Остальные музыканты устроились по-разному – кто-то приезжал-уезжал, кто-то тоже снимал жилье, а кто-то жил в столице. Главное было то, что в нужное время и день все собирались на репетицию или показ Родда без опозданий и пропусков.
Кирилл организовал ужин, пока Сашка с Гришей относили вещи по своим комнатам. После общения с дочками Мешков был в эйфорическом настроении, готовый на подвиги. Вот только жена все не брала трубку, а он все пытался ей дозвониться дважды в день, набирая её номер…

В конце мая планировалось три показа Родда, но по определенным обстоятельствам их отменили и перенесли на первую половину июня, крайний из которых должен был завершить театральный сезон на этот полугодия до самого октября. Кроме того для мюзикла выделили новую площадку более удобную и вместительную, что также требовало новых прогонов, чтобы освоиться. Поэтому у Сашки с Гришей не было особо свободного времени до начала показов. Они часами пропадали на репетициях. Правда Мешков по утрам начал ходить в бассейн и продолжал слушать свой плеер с уроками. Он перестал звонить жене, потому что она все равно не брала трубку. А гудки в никуда только портили ему настроение. А она после их отъезда в Москву перестала беспокоить Андреева. Сашка подумал, что возможно она не поверила в его рассказы о Грише, уж очень все идеально получалось. На самом деле она решила зайти немного с другой стороны и теперь иногда позванивала Леопольдову. Хотя тот не в подробностях, но говорил практически то же самое, что и Андреев.
Но очень быстро оптимизм и позитив Гриши бесследно стал растворяться. То ли от ежедневной рутинной работы над постановкой, то ли от «домашнего молчания». Он стал пропускать занятия в бассейне и все реже слушать свои плееры. А ночью стала сниться опять всякая лабуда, от которой он просыпался весь в холодном поту…
Мешков устало и раздраженно сел за стул. Они с Сашкой только вернулись с очередной репетиции, были голодны и просто валились с ног. Через пару дней начинался первый показ на новой сцене.
-Есть будите? – спросил Кирилл.
Андреев кивнул, и тот достал для них тарелки. Через несколько минут они втроем принялись за еду. После ужина они складировали тарелки в посудомойку и засели с чаем.
-Капец, как стариканы…Кефир, зефир и теплый сортир, - все еще раздраженно пробурчал Мешков. Он встал и, сняв, наконец, с себя куртку, небрежно повесив её на спинку стула, на котором сидел. На пол тут же звякнула связка ключей из его кармана. Гриша посмотрел на них и его глаза заблестели. А он совершенно про них забыл. Кирилл оказался быстрее него и, подняв их, бегло пробежался по буковкам.
-Запорожье?
-Не твое дело, - огрызнулся Мешков и покраснел, забирая у него ключи и сжимая их в кулаке.
-Ой, ну подумаешь, - картинно обиделся брат. – Противные вы, уеду от вас, - он показал им язык и сел на свой стул.
-Эй, ну понимаю он! А я-то тут при чем, - отозвался Андреев.
Гриша не обращал на них внимания, продолжая сжимать ключи, и думать о своем. Женька…Мышонок…Первые дни после приезда он часто вспоминал о ней. Но потом другие события резко отодвинули её образ в сторону. В принципе так и должно было быть, но вот опять легкое напоминание о ней – её ключи. А ему сейчас так было плохо и одиноко, как никогда, и он бы не отказался сейчас от её компании и от того спокойствия, которое он ощущал рядом с ней.
-Смотри на него, размечтался… - услышал Гриша слова Сашки.
Он зыркнул на него и сел на свое место. Ключи были все также зажаты у него в кулаке. Андреев понял, что сейчас не время было шутить и вообще дергать Мешкова – бывали у него такие моменты. Поэтому Сашка в полголоса разговаривал с Кириллом.
Гриша задумчиво пил чай, не обращая на этих двоих. Вот и практически все, что осталось у него от неё, если не считать плееры с английским. Ох, и рассердилась бы она, узнав, что он возвращается к глупым мыслям. Пока еще к глупым мыслям, но не действиям. Но Гриша чувствовал, что еще немного, и он может сдаться. И вот они, её ключи навеяли ему воспоминания о том времени…Их встреча, её дом, Крым…Женька…Мышонок…
-Эй, ты вообще меня слышишь сегодня? – Сашка помахал рукой перед его лицом. Мешков нервно отмахнулся, погруженный в свои мысли.
-Чего тебе? Я на тебя уже насмотрелся на репетиции… - пробурчал Гриша.
-Я говорю, что у меня есть один билет на посл…крайний показ. В июне, - Андреев помахал кусочком фирменной бумажки перед его носом и поставил ее на стол, облокотив на сахарницу.
-На хрена он мне,- отмахнулся от него Гриша и, встав, отнес чашку в мойку. – Я и без билета смогу попасть в театр…
-Может быть ты хочешь кого-нибудь привести…ну я не знаю…может какого-нибудь родного человека… - усердно намекая на Иру, проговорил Кирилл. Они с Сашкой подумали, что Гриша благодаря этому билету может снова помириться с женой.
-Например, можно отослать по почте…Ну, если лично нельзя никак связаться с человеком…. – включился в разговор Сашка. Они с Кириллом выжидающе смотрели на Гришу.
-Да, обязательно, - пробормотал он, совершенно не слушая их и не вникая в их слова. Он надел курточку и направился к выходу. В его руках все еще была связка Женькиных ключей.
-Ты куда? – воскликнули и Кирилл, и Сашка.
-Мне надо пройтись, - рассеяно пробормотал Гриша и вышел.
Друзья переглянулись и пожали плечами. Оставив билет на столе на видном месте, они засели на диване перед телевизором…
Мешков вернулся ближе к полуночи. Он прогулялся и все обдумал. Как же ему сейчас было хорошо. Нет, он не пил и даже мыслей подобных не возникало. Он вернулся с «горячей» идеей, которую собирался реализовать.
В квартире был полумрак. Горел только светильник в гостиной. Мешков поспешил к столу. Там все еще лежал билет. Схватив его, он заулыбался загадочно и поспешил к себе в комнату…

-Я дома! – оповестила Женька, вернувшись с работы. Бросив ключи на привычное место на столике в гостиной, она заметила там конверт заказного письма. В качестве получателя значилось её имя. Она взяла конверт и повертела его. Кроме её адреса и имени ничего больше не было указано. Отец как раз спускался по лестнице.
-Привет! Там тебе письмо, а нашла уже. Утром принесли,- он поцеловал дочь в щеку. – Как день прошел?
-Все как всегда,- она улыбнулась. – Ты как? Обедал уже?
-Нет, только собираюсь. Будешь есть?
Она посмотрела на часы на руке. До тренировки еще было достаточно времени. Женька кивнула.
-Сейчас переоденусь. Минут через 30, - и она стала подниматься к себе наверх, по дороге открывая конверт. Сначала она не сообразила, что это все означало. Там был билет на поезд до Москвы через 3 дня, и еще один билет только на зонг-оперу «Родд». Она так и села на ступеньки, когда до неё дошло, что это все означало.
-Что-то серьезное? – спросил отец, увидев её в растерянности.
-Не знаю,- автоматически ответила она.
-Жень, все нормально?
-А…да, прости, я просто задумалась, - она улыбнулась и бодро направилась наверх.
Это было просто невообразимо. Эти билеты. Прошло уже около месяца, как она посадила тогда Гришу на поезд домой. Она все это время старалась не думать о том, что тогда произошло между ними. И, надо сказать, у неё получалось. Она практически не думала. Внутри все постепенно успокаивалось. Как, как он мог узнать её адрес? Запомнил? Вряд ли…Женька же сама удалили из его телефона все следы своего пребывания, точно также, как и из своего его контакт. Поэтому позвонить он ей не мог. Через клинику? Тоже невозможно, ведь там так просто нельзя было позвонить и спросить информацию о сотрудниках.
Девушка зашла в свою комнату. Там на полу так и стояли ботинки Мешкова. В том же положении, в котором он их когда-то снял. Она их не трогала, только иногда сметала метелкой пыль, когда затевала уборку. Она плюхнулась на кровать.
-Граф, ну зачем это тебе? Надоело жить спокойно? – поинтересовалась она у ботинок. –Кто бы меня видел! Доктор, а разговаривает с вещами,- усмехнулась она. –Ну, что мне делать, а? Что вы стоите и молчите?
Да, эти ботинки были теперь её маленьким пунктиком. Женька даже загадала, что пока они стоят в таком же положении, и их никто не трогает, с Гришей все будет в порядке. Пока все было так! И она тешила себя такими надеждами. Хотя и за жизнью группы она регулярно отслеживала информацию в инете, благо поклонники щедро выкладывали фото и видео с каждого нового мероприятия. Пока все шло по её плану – Мешков держался. Это она так решила, проанализировав всю поступившую информацию.
Она еще раз внимательно посмотрела на билеты, заглянула в конверт. Билета на обратную дорогу не было. Не был ли это намек на то, что она не вернется назад?
В дверь тихонько постучали.
-Да!
Это был отец.
-У тебя точно все в порядке? В письме было что-то плохое? – он заметил её удивление и растерянность, когда она открыла конверт на лестнице.
-Меня пригласил на спектакль…
-Это же отлично! Когда и где?
-Через 3 дня…в Москве…

Сашка с Кириллом устало рассматривали витрины ювелирного магазина и улыбались девушкам-продавщицам. Они уже около двух часов ездили по всей Москве в поисках женского браслета на подарок для Мешкова, но ему все что-то не нравилось. А все началось с того, что они встретились ближе к обеду по просьбе Грише. Он, смущаясь, попросил их совета по поводу подарка для девушки. Отойдя немного от услышанного, эта парочка начала выдумывать различные варианты. Кому был предназначен подарок они не стали допытываться, потому что Мешков точно бы не сказал. Ведь он до сих пор молчал о Женьке, и ни слова не сказал, ни о ключах с адресом, ни кому он отправил билет. И вообще ничего им не докладывал о своих личных переживаниях. Они в свою очередь тоже догадывались, что тут замешана какая-то представительница прекрасного пола, но деликатно молчали. Переубеждать в чем-то Гришу было бесполезно. Если он что-то решал, то всегда доводил дело до конца. И к тому же, в том, что происходило, ничего плохого они не видели. Мешков был окрылен и в хорошем настроении, как ребенок в ожидании праздника, а это означало, что на глупости времени у него не будет совершенно. Наоборот им нравились перемены, происходящие с Гришей, и его огонь в глазах. В итоге они втроем отправились в поисках задуманного.
Вот и сейчас перед ним стояло несколько вариантов, а он все рассматривал и ничего не мог выбрать. Гриша мельтишил, глаза судорожно горели, но ничего такого, что зацепило его за душу не было из представленного. Девушка-продавщица была молода и ужасно нервничала – она работала недавно и не хотела получить выговор, если такой знаменитый клиент ничего не купит.
-Киррюша, я тебя, с…ка, прибью…- прошипел Андреев. – Какого лешего ты посоветовал ему этот гребаный браслет…
-Можно подумать, что б…ть твоя подвеска стоила бы нам меньше нервов, - в тон ему ответил брат Гриши.
Они посмотрели на Мешкова, который отрицательно качал головой на очередное предложение продавца. Сашка и Кирилл вздохнули – придется ехать в следующий магазин. Гриша уже направился к ним, когда его окликнул ювелир магазина, который вышел из двери мастерской.
-Молодой человек! У меня есть то, что Вам определенно подойдет,- он говорил с характерным одесским акцентом.
Мешков внимательно посмотрел на него и кивнул в знак согласия. Старичок повел его к себе, а Сашка с Кириллом поспешили за ними.
Ювелир оказался правым – такого они еще нигде не видели. По крайней мере, вещь была уникальная. Это было изделие из серебра, как и хотел Мешков. Такое причудливое хитросплетение браслета они еще не встречали за сегодня. Но самой главной деталью были подвески на нем в виде различных фигурок. Тут была маленькая связочка ключей, лебединое перышко, веер, скрипичный ключ, туфелька и маленький зверек, увидев которого все трое воскликнули:
-Какой мышь!
-Это, конечно, должна была быть кошка, но вышла и правда мышь…Мышонок, - прокомментировал мастер.
Гриша взял браслетик в руки и довольно заулыбался. Такого причудливого сочетания подвесок он еще ни в одном магазине не встречал, но самым главным из них был мышонок.
-Это ручная работа по моему эскизу. Будьте уверены, подобного нигде не встретите,- заверил их ювелир.
- Я забираю,- Мешков вернул ему браслет. – Ну…там…это…
Мастер закивал, поняв, что тот хочет красивую упаковку. Он уложил браслетик в серебристую коробочку на велюровую подушечку и выдал Грише все положенные документы на ювелирное изделие. Кирилл с Сашей молчали и наблюдали за ним. Мешков весь светился от счастья. Он расплатился, и они вышли на улицу.
-Мне срочно нужно выпить, - выдохнул Андреев.
-Да,- протянул Кирилл.
-Я вам щас выпью,- погрозил Мешков им кулаком. – Завтра генрепетиция, а потом два дня подряд спектакли. Негоже судье ходить с перегаром,- Гриша смотрел на них строго и с удовольствием видел, как вытягиваются у обоих лица. Он закурил и лукаво посмотрел на них: - То ли дело мне можно употребить. Мой парикмахер как раз для этого подходит…
-Я его сейчас прибью,- заявил Сашка Кириллу, отойдя от шока.
-А я помогу тебе скрыть следы,- поддержал его брат Гриши.
-Да ну вас, шуток не понимаете,- отмахнулся от них Мешков. – Идемте, я угощаю…
Андреев с Кириллом переглянулись и согласились – им определенно надо было выпить, потому что на сегодняшний день удивлений было достаточно…

Зрители начинали потихоньку занимать свои места. Мешков, прячась за занавесом, поглядывал на все еще пустующее место. Интересно, Женька приедет или нет. Сегодня был последний показ Родда перед закрытием сезона. Следующие будут возобновлены только осенью. А ему так хотелось, чтобы она увидела эту постановку, а еще больше хотелось увидеть её саму.
- Григорий Юрьевич, там режиссер всех собирает, - его окликнула ассистентка режиссера, Галина, которая была приставлена к Мешкову, и которой постоянно от него доставалось. Но все уже давно привыкли к его экспрессивному восклицанию «Галя!», после которого обязательно следовала яркая вставка и какая-нибудь просьба.
-Иду,- буркнул Мешков, продолжая разглядывать зал. И, наконец, он увидел, кого хотел. Женька все-таки приехала и сейчас как раз занимала свое место, согласно билету. Мешков расплылся в довольной улыбке и пошел туда, куда его звали.
Режиссер, как всегда пожелал им удачи, и по правилам закрытия сезона разрешил маленькие вольности. Каждый мог проявить себя импровизацией, шуткой или еще чем-нибудь (естественно в рамках разумного), но никто не знал где и когда это произойдет…
Спектакль прошел на отлично. Гриша был в ударе. Впрочем, и не только в этот день, но все заметили определенные изменения и в поведении, и в игре на сцене. Мешков исправно был на всех репетициях и семинарах по актерскому мастерству. Он практически не пил (а если и пил, то совсем немного), был бодр, полон сил и планов на будущее. А на сцене он стал чувствовать более уверенней, особенно в сценах с партнершами.
Женька была в восторге. Её нервозность от предстоящей встречи и сомнений, а правильно ли она сделала, что приехала и пришла сюда, затерялась в череде событий постановки. Она внимательно следила за каждым персонажем и их поведением на сцене, но больше всего внимания естественно досталось самому главному герою. Гриша был совершенно другой, новый, не похожий на себя привычного. И был настоящим демоном. Грим, волосы осветленные и поставленные торчком, его бородка, соответствующий костюм и поведение были подобраны в идеальном сочетании и нужных пропорциях. До мурашек по спине.
Были и интересные моменты, которые она отметила для себя, и которые вызвали где-то улыбку, где-то обеспокоенность за него. Например, в арии «Каторжник» Мешков периодически поглядывал себе на штаны, а на последних припевах что-то на них застегивал. После арии «Добрые люди» он под гаснущий свет на сцене принялся точить свою бритву о ремень, как и было по сценарию, а когда его окликнула Ловетт, воскликнул от испуга (хотя это была всего лишь игра). Потом они с ней же чуть не завалились в пирожковой, когда она его потянула на себя, чтобы он обнял её во время последних аккордов «Маленького острова». И самое главное, в чем она засомневалась правда или игра – Гриша так по-настоящему хватался за сердце во время эмоциональных сцен со священником и Элизой, что Женька в какой-то момент поверила, что его что-то беспокоит.
Спектакль закончился, и все актеры партиями выходили на поклон. Зрители принесли относительно много цветов на закрытие сезона и провожали всех долгими громкими аплодисментами.
Мешкову досталось цветов больше всех. Он всегда относится к ним с неопределенностью – я же панк-рокер, какие мне цветы, но все же принимал их, чтобы не обидеть никого. В этот раз тоже было также - чуть склонившись, он собирал их из рук зрителей, которые принесли их специально для него. Он делал это практически автоматически – его главная цель была Женька. Она медленно продвигалась в его сторону и тоже с цветами – 13 желтыми розами.
Наконец, она была перед сценой прямо перед ним. Гриша опустился на одно колено и, обняв её, поцеловал в щеку. Вся труппа застыла от неожиданности – он никогда не позволял себе таких объятий с поцелуев со зрителями при вручении цветов.
-Ну как тебе? – прошептал он Женьке на ухо.
-Это невероятно,- прошептала она в ответ.
-Приходи в гримерку,- он отпустил её и, забрав букет, сунул ей что-то в руку.
Она кивнула и отошла от него. Гриша вернулся ко всем остальным, глядя в след удаляющейся девушке. Его разговор с Женькой длился буквально несколько секунд, но все это заметили. Но ему было все равно - он был счастлив – она приехала…
Девушка разжала руку и увидела браслет-пропуск за кулисы. Надев его на запястье, она направилась к выходу…
Фанатки торопливо подсовывали ему блокнотики для автографа, и он нетерпеливо расписывался и фотографировался, поглядывая на стоящую чуть поодаль наискосок Женьку. Выглядела она шикарно. Серое платье в горошек в рок-н-ролльном стиле, подчеркивало её фигуру и очень ей шло. Туфли на высоком каблуке, сумочка, прическа…Каждый раз поглядывая на неё, он выхватывал все новые детали. И ему все больше хотелось послать всех и утонуть в её объятиях. А она стояла, скрестив руки на груди, оперевшись плечом о стену, и терпеливо его ждала. И он также терпеливо расписывался и фотографировался. Женька улыбалась ему, и он улыбался в ответ, поглядывая на неё.
Мимо девушки прошел высокий молодой человек весь в черном. Они переглянулись мельком, когда он поравнялся с ней. Это был брат Гриши, Кирилл.
-Ты долго еще? – спросил Кирилл, поздоровавшись с братом.
-У меня есть еще одно важное дело, - Гриша, наконец-то, расписался последнему желающему. – Положи там, на столе, - он протянул ему Женькин букет желтых роз. Все остальные цветы он уже поотдавал партнершам и балету. - Все! Я скоро подойду, - и не глядя на брата, он направился в сторону девушки. Кирилл посмотрел ему в след и, почесав затылок, скрылся в гримерке.
Мешков остановился от Женьки буквально в метре и, оперевшись рукой о стенку, принял характерную позу Родда из спектакля.
-А не боитесь ли вы ходить темными закоулками в таком ммм… наряде? – он изучающее её разглядывал. – Не боитесь ли вы встретить ужасного парикмахера с Флит-стрит…- грим на его лице с бородкой и щетиной прекрасно дополняли образ.
Девушка решительно к нему шагнула. Её руки обвились вокруг его шеи и притянули его к себе. Парикмахер куда-то мгновенно улетучился. Женька жадно поцеловала его.
-Помогите! Хулиганка чести лишает! – он попытался в шутку сопротивляться, но у него плохо получалось. Он хотел её поцелуев, наверное, еще больше, чем она сама. Он прижал её к стенке и ответил на поцелуй. Переглянувшись на мгновение с девушкой, Мешков потащил её в ближайшую открытую комнатушку. Коридор хоть и был на удивление пуст, но не совсем подходил для того, чего он хотел сейчас. Комнатушка была небольшая, полумрачная с каким-то красным освещением и даже со столом и диваном.
Женька стянула с него повязку с бритвами и футболку Родда, а он расстегнул на спине молнию на её платье, когда в глубине комнаты раздалось глухое покашливание. Мешков спрятал девушку за своей спиной и повернулся к кашлявшему. Это был один из техников зала, в котором ставили Родда, а это собственно была его рабочая комнатушка. Переглянувшись с Гришей, техник понял, что ему пора уходить и пробормотал:
-Я пойду погуляю где-нибудь минут 20-30-40…И вообще я домой собирался…Ключи на столе… - и он поспешил уйти, плотно прикрыв дверь.
Гриша с Женькой рассмеялись одновременно после его ухода. Он повернулся к ней.
-Мышонок, ты приехала,- прошептал он, глядя на неё.
Женькино платье скользнуло вниз на пол. Она переступила его и шагнула в объятия Мешкова.
-Граф, я не могла не приехать, - прошептала она, целуя его…

-Когда ты едешь назад? – шепотом спросил он.
Они еще были в той же коморке и полусидели-полулежали на полуразваленном диванчике.
-Завтра вечером…- она куснула его за плечо.
-Ауф,- он картинно поморщился. –Что означает, когда мыши кусаются? – он хитро заглянул в её в глаза. Его пальцы коснулись её шеи.
-Означает? – она на секунду задумалась. – Да, означает…Что мыши получили что-то, но им мало и хочется еще, - она быстро коснулась его губ и, проскользнув сквозь его руки, направилась к своему платью на полу.
Гриша с улыбкой наблюдал за ней, как она одевается. Ему так не хотелось никуда сейчас выходить отсюда, но и это было не то место, где надо было оставаться. Он, нехотя встал, и стал застегивать свои брюки. Женька хихикнула, глядя на него. Он удивленно посмотрел на неё.
-Прости, просто….там во время спектакля ты тоже что-то с брюками делала подобное или с ремнем….
Он смущенно почесал затылок:
-Да, зараза-пуговица расстегнулась…Стою, пою, никого не трогаю, глядь вниз, а там такое…Ну, думаю показалось…-он рассказывал довольно эмоционально, жестикулируя руками. - Второй раз посмотрел – точно – надо поправлять пояс…Короче, прыг туда, прыг сюда…В одной стороне музыканты, в другой стороне балет…Ну в итоге справился…- он засмеялся. – А что сильно заметно было?
-Ну как тебе сказать, - она обняла его. Он тоже обнял её. Его пальцы нашли и застегнули молнию на её платье. – Просто я, как человек заинтересованный в некоторых…ммм…частях твоего тела…Немножечко обратила на это внимание…
-Немножечко? – он взглянул на неё своим гипнотическим взглядом.
-Ну не смотри на меня так, - прошептала она, прижимаясь к нему. – Я уже совсем не умею ему сопротивляться…Этому твоему взгляду…- пробормотала она, уткнувшись лбом ему в грудь.
-Это очень хорошо, - он прижал её к стене и поцеловал в шею. У Женьки побежали мурашки по телу от этого поцелуя, а ноги подкосились. Он целовал её, поднимаясь вверх по шее и бормоча: - Не все же мне быть у тебя в подчинении…- он пальцы снова нашли молнию на платье…

Сколько времени прошло, прежде чем они выбрались из этой уютной красной комнатушки, никто из них точно сказать не мог. Но видимо не долго, ведь их совершенно никто не искал. Женька закрыла дверь на ключ, который собиралась отдать на вахту.
-Ну, я пошла…Буду ждать тебя внизу…
Мешков потянулся к ней, чтобы поцеловать, но она строго приставила свой пальчик к его губам, отрицательно покачав головой.
-Внизу, - знала она, чем заканчиваются простые и безобидные его поцелуи.
-Я вот…запомню вот это вот,- он пригрозил ей пальцем.
-Ага,- она скорчила ему рожицу и повернулась, чтобы идти.
Гриша шлепнул её по попе и, забросив футболку с повязкой на плечо, бодро направился в сторону гримерки, мурча что-то себе под нос на ходу…



В гримерке собралась целая толпень – ведь сегодня было закрытие театрального сезона, а это, как и положено, необходимо было отметить. Тут были и музыканты «Коды», и брат Гриши, и другие артисты спектакля, и некоторые фанаты. На столике уже была разлита водка по стаканам, стояла вода в маленьких пластиковых бутылках, была закуска.
Гриша вошел, насвистывая арию Родда про счастье. Он весь светился и был в превосходном настроении. Часть сценического костюма Родда – фирменная футболка с порезами-разрезами повязка на руку все еще была перекинута у него через плечо. Захватив бутылочку воды, и продолжая мурчать о счастье, он прошел к «мяснику» и «судье» (который кстати был по совместительству Сашей Андреевым), которые как раз снимали грим перед зеркалом. Мешков заглянул в зеркало и широко улыбнулся – какой-то счастливый, уж слишком счастливый Родд смотрел на него. Он присел на свободный стул, отпил половину воды из бутылки и, мурча арию, принялся наводить марафет у себя на лице, макая ватные диски в специальное средство для снятия грима. Все его мысли были о предстоящем вечере – он приготовил Женьке еще парочку сюрпризов, а она сейчас ждет его внизу…
Постепенно гримерка приутихла – все застыли за своими делами, наблюдая за ним. Единственным кто, поглядывал на него с хитринкой, был Андреев. Мешков их словно не замечал – он снял грим, умылся, намочил и пригладил волосы назад. Вытеревшись полотенцем, он еще раз посмотрел на себя в зеркало – ну вот, теперь он выглядел обычным Гришей Мешковым. Продолжая мурчать, он перешел к переодеванию.
Он достал из рюкзака черные брюки в крупную полоску, белую футболку с эмблемой Рамонес и пиджак тоже в крупную полоску с рукавами три четверти. Довершением образа были очки с простыми стеклами в черной оправе. У большинства присутствующих отвисла челюсть, когда он облачился во все это и завертелся перед зеркалом, оглядывая себя. Выглядел он по рок-н-ролльному прикольно и стильно. Так, словно, собирался на стиляжную вечеринку. Костюм Родда перекочевал на вешалку, а повязка на руку к нему в рюкзак – он планировал её носить еще на концертах.
-Галя!!!! – воскликнул Гриша свою любимую фразу. Музыканты, актеры и Кирилл продолжали сидеть тихо, как мыши, и смотреть на него.
Появилась Галя в своих традиционных очечках.
-Ну, наконец-то театральный сезон окончился!- воскликнула она, глядя на участников «Коды». – Где этот ваш главный упырь долговязый? Сейчас я ему все выскажу…
Судя по амбрэ, которое от неё исходило, ей явно налили не один раз горячительного напитка.
-Я здесь, - отозвался Гриша, не замечая её наездов. Галя протерла очки и внимательно к нему пригляделась. И этот красивого мужчину она обозвала только что упырем? А он ли это?
- Я хотел попросить, чтобы ты сохранила костюм Родда до следующего сезона. Вооон там на вешалочке! – он указал ей на него. – А еще спасибо…- он вручил ей букет желтых роз, которые ему подарила Женька, и поцеловал в щеку.
После этого Гриша заглянул в свой рюкзак еще раз, проверил там наличие серебристой коробочки с бантом, и стремительно вышел. Буквально через секунду он вернулся, взял бутылочку воды и снова вышел.
Кирилл рассеяно посмотрел на Леопольдова:
-А…а..а… - он не мог сформулировать вопрос, но тот его понял и пожал плечами.
Все высыпали из гримерки в коридор и так и стояли толпой, глядя в след удаляющемуся Мешкову, который продолжал напевать арию про счастье. Идущие ему на встречу сначала улыбались, а потом с удивлением застывали на местах, узнав его. Да, Гриша в модном костюме и в очках, и пусть даже в кедах, выглядел просто невероятным. Такого переодевания от него сегодня никто не ожидал. Дойдя до конца поворота, он вдруг повернулся и помахал всем рукой, прощаясь…
Женька стояла возле такси и курила.
-Ну, ничего себе…- только и смогла она вымолвить, когда Мешков, выйдя через черный вход, направился к ней. Фанаты, толпившиеся там, как-то даже и не сообразили, кто это был.
-Выглядишь просто потрясающе, - восхищенно сказала она, когда он подошел к ней и поцеловал.
-Это мои слова, - подмигнул он, открывая перед ней заднюю дверь машины.
Они сели назад, и Гриша назвал адрес, куда ехать.
-Сначала туда, а потом ко мне, - сказал он девушке, устраиваясь удобно на сиденье и обнимая её.
-Против первого ничего не имею, но потом лучше ко мне…
-Как скажешь, мышонок, - улыбнулся он.
Женька расслабилась в его объятиях и положила голову ему на грудь…
Такси остановилось возле ночного клуба, где уже собралась приличная толпа, одетая в рок-н-ролльном стиле. Судя по всему, там должна была быть тематическая вечеринка. Таксист категорически отказался брать деньги, узнав Мешкова, поэтому «расплачиваться» пришлось автографом и пожеланием хорошего вечера.
Ждать им не пришлось. Их пропустили в числе первых – Гриша заранее заказал столик.
-Мы же так с тобой и не потанцевали,- подмигнул он Женьке, когда они сели на свое место. Столик был как бы немного в тени, что дополнительно скрывало их от любопытных глаз. –Кстати, ваша рокабилли группа будет выступать,- он протянул ей маленькую рекламку со столика. – Я сейчас, - он ненадолго оставил ей одну, чмокнув в щеку.
Женька с интересом посмотрела на маленькую афишку, которую он ей дал – нет, такой группы она не знала…
Гриша заказал два сока в баре и пока ожидал к нему подошли две девушки.
-Простите, а Вы не…
-Нет, не он,- тут же нашелся Мешков.
-И…
-И даже чуть-чуть не он. Просто похож…Вот такая вот…грусть, - и он забрал сок, оставив девушек в недоумении.
-Блин, да ты гонишь! Что бы Мешок здесь делал? Вечно навыдумываешь все, - подруга посмотрела в след удаляющемуся Грише, потом на свою подругу. Та лишь пожала плечами – она была уверена сразу, но теперь засомневалась. Ну, зачем ему было говорить, что это не он, если бы это был он…
-Но у него татуировки на тех же местах…
-У меня тоже почти такая же тату, - одна из девушек показала подруге свою руку, на которой был выполнен практически такой же рисунок, как у Мешкова на правом предплечье. – Но это не делает меня Мешком…Забей и пойдем лучше веселиться. Скоро начнется выступление…
Когда Гриша вернулся к столику, рядом с Женькой уже стоял молодой человек и что-то увлеченно рассказывал.
-Вот ни на секунду тебя нельзя оставить, - сказал Мешков, садясь рядом с ней и ставя бокалы с соком. И он чмокнул её в щеку, показывая, что она с ним.
-Я больше так не буду, - смешно складывая губы, пробормотала девушка.
-То-то же…
Молодой человек рассмеялся и протянул Мешкову руку в знак приветствия. Это был ведущий мастер-класса по буги-вуги, на который они ходили в Крыму.
-Да, уж…Вы парочка то, что надо, - подмигнул танцор, пожимая руку Грише. – Но я вам не простил еще то, что вы смотались, так и не выступив на финальном вечере. Так что теперь будите делать это здесь и с нами…Опа, - музыканты вышли на небольшую сцену и начали подстраивать инструменты. – Мне пора…Встретимся на танцполе…
Гриша что-то промычал ему в след – тот так быстро говорил, что немного удивленный его присутствием здесь Мешков, не успел ничего ему сказать.
-Попали…-хмыкнула Женька, отпивая глоток сока.
-Ничего, мышонок, - оптимистично заявил Гриша. – Прорвемся, - и он, сделав глоток сока, закурил…
Вечеринка началась, и первыми танцевальными парами были Женька с Гришей и их учителя. Сама атмосфера и музыка были настолько заводными, что вскоре на танцполе все места были заняты. Народ с удовольствием веселился, практически не отпуская музыкантов со сцены ни на минуту.
Мешков с девушкой протанцевали с небольшими короткими перерывами на покурить, выпить сока или прогулять до туалета. Вечеринка продлилась около 3-3,5 часов. Ближе к концу он снял свой пиджак, а она танцевала босиком. И если вначале они даже не думали выполнять различные танцевальные трюки, то потом даже немного соревновались в этом со своими учителями, которые подавали им пример и немного помогали с новыми движениями. Все остальные, пришедшие на вечеринку, можно сказать, даже не поняли, что это полная импровизация, а не специально две подготовленных пары. Они образовали вокруг них круг и приветствовали бурными аплодисментами. И, конечно же, многие заметили некоторую поразительную похожесть одного из танцоров на одного из известных вокалистов «Коды», но сомнения взяли верх в пользу неверия в то, что Мешков способен на подобные танцевальные эксперименты.
Ближе к четырем утра выступление группы закончилось медленной композицией, и посетители стали потихоньку расходиться. Гриша с Женькой задержались на танцполе, прощаясь с парой своих учителей. К ним в это время подошел вокалист, выступившей группы, поблагодарил за вечер и подарил по футболке с эмблемой группы девушкам, и по диску с новым альбомом мужской половине.
-А автограф? –подмигнула Женька Грише.
-Вот вот, а автограф, - он вопросительно посмотрел на вокалиста.
Тот заулыбался и через минуту вернулся с маркером и блокнотом.
-Тогда автограф за автограф, - хитро заулыбался он. К ним присоединились остальные музыканты рок-н-ролльной группы. – Мы тут перед концертом побывали на одной весьма интересной театральной постановке…До сих пор под впечатлением…
-Тс-с-с, - Гриша приложил палец к губам и заговорчески подмигнул. Те понимающе закивали.
Далее был обмен комплиментами и автографами. Потом все посидели, пообщались около получаса на различные рок-н-рольно-музыкальные темы за чашкой горячительных напитков. Правда, Женька с Гришей отказались от таковых в пользу сока. Потом ребята-музыканты поспешили с собранными вещами на вокзал – завтра у них был концерт в Питере. А Мешков с девушкой поехали на такси в гостиницу…
На ресепшине сидела довольно бодрая девушка, как для столько раннего утра. Гриша задержался, отправив Женьку в номер. Та послушно ушла – сопротивляться просто не было сил. Она даже не думала, зачем и что он хотел.
- Подскажите, мне по оплате номера 312, - попросил он девушку на ресепшине.
Та поклацала клавишами компьютера.
-До завтра 12 часов…
-Не до сегодняшнего вечера
-Нет, у нас заезд считает с 12 часов…Поэтому идет небольшая переплата…
Она пояснила ему все.
-Хорошо, я хочу прямо сейчас оплатить еще на несколько дней…
Девушка даже не удивилась – иногда у постояльцев гостиницы возникали и похлеще идее, и не в начале седьмого утра, а в два-три ночи. Она кивнула и, просчитав дни, назвала сумму. Мешков кивнул и протянул ей деньги…
Он постучался и открыл дверь в номер. Там горел один ночник на тумбочке у кровати. Обстановка чем-то напоминала половину того номера, когда они были в Крыму. Небольшая прихожая, туалет и ванная, и одна большая комната. Единственное чего не было это балкона. Окно было открыто, а на подоконнике стояла пепельница. Недалеко было два кресла со столиком между ними, на котором стоял музыкальный центр, и были сброшены все мелкие вещи Женьки – ключи, телефон, пачка с сигаретами, зажигалка и прочее.
Войдя, он первым делом наткнулся на её туфли. Одна, затем другая, а потом и обнаружил на полу платье. Судя по всему, девушка по дороге раздевалась. Пока его не было, она успела принять душ и теперь валялась на кровати. Он тоже разделся и плюхнулся рядом с ней на спину. Сил у обоих катастрофически не было после такого интенсивного времяпровождения.
Она положила голову ему на грудь и обняла:
-Я сейчас умру – не чувствую ни одной части своего тела,- пробормотала она, засыпая.
Он промычал что-то непонятное, обнял её и заснул…
Гриша проснулся первым где-то вначале 12 дня. Девушка еще спала, повернувшись к нему спиной. Он сел и потянулся – тело неприятно ныло от вчерашней нагрузки. Он заказал еды по телефону. Потом достал из рюкзака серебристую коробочку и минут 5 мостил её на кровати, выбирая место повиднее и получше. У него всегда вызывало смущение дарение подарков, поэтому он старался этого избегать. Пусть Женька сама проснется и найдет. Справившись с этим, он ушел в ванную, чтобы привести себя в порядок до того, как принесут завтрак.
Когда он вышел из ванной, в дверь как раз постучали первый раз. Он посмотрел на девушку – она все еще спала в том же положении. Гриша надел шорты, которые достал из рюкзака, и пошел открывать. Вернувшись в комнату уже с едой, он не обнаружил Женьки на месте. А вот его коробочка лежала все там же на том же месте. Он нервничал все это время – понравится или нет, а девушка даже не заметила. Он судорожно вздохнул – а может это и хорошо, тогда он потом подарит.
Он оставил тачку с едой неподалеку от кровати, а сам направился забрать и пока спрятать свой подарок. Но подняв коробочку, он почувствовал, что она уже не такая по тяжести, какой он её оставлял. Заглянув внутрь, он обнаружил, что браслета там уже не было.
Мешков еще больше разнервничался – теперь надо было ждать, когда она выйдет из ванной. Он налил себе чай и, подойдя к открытому окну, закурил.
Девушка так тихо вышла из ванной, что Гриша, охваченный своими переживаниями, не заметил этого. Она подняла с пола и надела на себя его белую футболку Рамонес, в которой он был вчера. Потом налила себе кофе. Именно по приятному кофейному запаху, распространившемуся по всей комнате, он понял, что она уже вышла. Гриша решил не поворачиваться к ней и продолжил стоять спиной, глядя куда-то в окно и курить.
Клацнула зажигалка – девушка тоже закурила и секунд 30 смотрела на него. Он выглядел забавно, пытаясь не поворачиваться к ней, он все же периодически косился в её сторону, а потом снова входил в образ игнорирования её. Она подошла к нему сзади и, пронеся кружку с кофе под его правой рукой, поставила её на подоконник. По его телу пробежала волна дрожи от её дыхания, ощутимого у него на спине. Он опустил взгляд на её руку, которая поставила чашку – на запястье красовался его браслет. Потом эта же её рука скользнула по его животу вверх к груди на область сердца, которое бешено тарабанило от волнения.
-Это очень красиво…-тихо прошептала девушка. – Мне очень нравится…- она потушила сигарету в пепельнице на подоконнике, пронеся её под его левой рукой.- Спасибо…
Он довольный улыбнулся и коснулся её руки с браслетом.
-Ну что, граф, утро доброе? – поинтересовалась она.
Он застонал – как же ему не хватало этого её вопроса каждое утро.
-Доброе, - ответил он, поворачиваясь к ней…

Женька вышла из ванной и села на край кровати. Её волосы были мокрыми распущенными после душа. Гриша стоял у окна и курил, вглядываясь куда-то в вечерний город. Они не зажигали свет в номере, хотя уже начинало темнеть. Девушка была расслаблена. Каждый кусочек её тела был в состоянии невесомости от полученных за весь день нежности и ласки. И так не хотелось никуда уезжать, а время упрямо отсчитывало свои минуты.
Женька смотрела на курящего Гришу у окна, пытаясь запомнить его силуэт. Он был в одних шортах, босиком и без рубашки. Огонек сигареты буквально на мгновение чуть освещал его лицо, придавая блеск его глазам.
Мешков прекрасно чувствовал её взгляд, от которого у него разливалось тепло по всему телу. Но он не торопился. Времени оставалось всего часа четыре до её самого последнего поезда домой. И за этот период ему надо было убедить её остаться. Он знал, что девушка приехала, чтобы окончательно расставить все точки. Они об этом не говорили ни слова, но он почему-то знал. Ведь в последний раз во время их расставания они много чего не сказали друг другу. Он и сейчас был не готов ей ничего сказать на прощание, поэтому ему надо было еще время.
Гриша докурил и, пройдя мимо Женьки, устроился на кровати, полуулегшись на подушке. Теперь он рассматривал девушку. Она немного удивленно взглянула на него через плечо, но потом снова села к нему спиной, уперевшись руками о кровать. Её напряженную спину можно было различить даже в полумраке.
-Я хотела сказать…Сегодня мы так и не добрались до этой темы…- начала она. – Я на счет твоей подшивки…Черт…Я забыла твои документы…дома, - она хлопнула себя по лбу. Они так и лежали в её комнате в желтой папке.
-Ты мне об этом хотела сказать? – пробормотал он, оставаясь на своем месте.
-Нет…В августе тебе надо сменить «имплант»…Я понимаю, что сейчас не совсем время говорить об этом…
-Но, если я не буду употреблять ничего этакого, то его можно и год не менять?
-Нет, его надо регулярно менять…Каждые 3-4 месяца…Время еще есть…Я тебе оставлю координаты хорошей московской клиники…и питерской тоже…Они смогут отправить нам запрос на документы, и я все перешлю…
-Нет, я хочу тебя…В качестве врача…И не только в качестве врача… - перебил он её, но тут же стыдливо хихикнул от своей откровенности. – То, что я попробовал тогда у тебя на реабилитации…Мышонок, мне жить после этого хочется…
-Я понимаю, но то, что есть между нами может этому помешать…
Мешков невольно улыбнулся. Она сказала правильно – не было, а есть…А значит, еще не время этому заканчиваться.
-И потом, ты же знаешь, зачем я приехала, - продолжила она, снова покосившись на него через плечо.
Вместо ответа Мешков подобрался к ней поближе, усевшись позади неё и свесив ноги по бокам от девушки.
-Останься,- прошептал он, обнимая её. Его дыхание возле её уха заставило пробежаться по телу волну мурашек.
Она отрицательно покачала головой, хотя внутри все кричало об обратном.
-Останься, - более настойчивее прошептал он снова. Он убрал её волосы в сторону, открыв себе доступ к шее. Он прекрасно знал её слабые места и как на них можно воздействовать. Женька даже сделала слабую попытку высвободиться из его объятий, но он крепко ей держал.
-Останься, - пробормотал он, легонько куснув её за шею. – Всего на несколько дней…Не уезжай до концерта…Да? – его рука скользнула вниз по её животу.
-Да…То есть нет…То есть да…- она запуталась в своих слова, потому что в голове уже были совершенно безрассудные мысли.
-Что? Что? Что? – переспросил он.
-Да…Я остаюсь…- пробормотала она.
Гриша довольно улыбнулся и чуть ослабил свои объятия…

На следующий день он довольно бодро вскочил с постели в половину седьмого утра. Женька еще спала, свернувшись клубочком на боку. Приведя себя в порядок и одевшись, он присел рядом с ней и поцеловал ей в плечо.
-Ты куда? – пробормотала она, открывая сонно один глаз и натягивая на себя одеяло.
-Сейчас в бассейн,- он погладил её по голове. – Вернусь, собираюсь поесть, а потом на репетицию. Кстати, на неё пойдем вместе…
-Может, это не очень хорошая идея?- неуверенно поинтересовалась она.
-Хорошая,- заверил он и, чмокнув её в губы, решительно направился к двери.
-Эй, граф,- окликнула она его. Он строго посмотрел на неё, готовый отклонить все её аргументы против похода на репетицию. –Утро доброе? – она внимательно посмотрела на него.
-Доброе, - он расплылся в улыбке и ушел в превосходном настроении….
Пока его не было, Женька успела привести себя в порядок, одеться в джинсы с футболкой и кедами, приготовить себе вязанный кардиган-плащик с огромным капюшоном, который должен был хорошо скрыть её лицо от окружающих. Браслет она не снимала со вчерашнего дня. Еще она позвонила на работу, чтобы взять неделю за свой счет. Когда её заведующий узнал, что она собирается это время провести в Москве, то очень обрадовался и стал ангажировать на участие в международной конференции наркологов. Девушка отпиралась, как могла, но потом все же пришлось согласиться. Информацию по докладу ей должны были переслать по мейлу. Не любила она «речи толкать». Вот просто послушать – с удовольствием.
Гриша, вернувшись часа через 4 (в свой бассейн ему пришлось добираться на такси с этой части города), сразу заметил, что у неё немного подпорчено настроение.
-Кто, тот бессмертный, который испортил моему мышонку настроение? – поинтересовался он, подходя и обнимая её. Женька стояла у окна и курила, немного раздраженная.
-А так…Бывает… - она отмахнулась. – Мне придется выступать тут на конференции. Руководство решило, что мне не стоит слишком расслабляться.
Гриша, продолжая её обнимать, тоже закурил.
-Мышонок, я думаю, у тебя все хорошо получится….
-Но не завтра же…
-Ого! Вот это скорость…- Гриша улыбнулся и чмокнул её в щеку. – У тебя все получится,- просто сказал он. Она только кивнула – он прав, и не стоит тратить на все переживания их время.
-Как ты?
-Знаешь, вообще, как будто заново родился.
Он, правда, весь светился, даже бородка с небольшой щетиной не портили картину. Девушка улыбнулась.
-Есть хочешь?
-Ужасно, - он поцеловал её в шею.
-Закажем что-нибудь?
-Неа, - хитро сказал он. – Есть одно местечко, куда мы сейчас с тобой пойдем. Погода на улице обалденная…
Концерт был запланирован в одном из клубов Москвы с участием некоторых актеров из Родда. А неподалеку был уютный бар, в котором участники «Коды» любили зависать на перекур и перекус, когда готовились к выступлению. Мешков повез Женьку туда. Никого из музыкантов группы там не было. Бар практически пустым, если не считать пару-тройку человек. Девушка могла расслабиться и сняла с себя капюшон, оставаясь в кофте.
Они заказали еды и, когда её принесли, принялись за свой поздний завтрак. Мешков, сидя напротив девушки, параллельно рассказывал ей о своих планах на предстоящий концерт. Женька слушала внимательно и периодически переспрашивала те моменты, которые ей были непонятны.
Андреев остановился у входа в бар и через огромное окно увидел сидящих за столиком девушку и Гришу. Мешков сидел полубоком к окну и что-то довольно увлеченно рассказывал. Сашка с интересом рассматривал девушку с тем самым браслетом на руке – по его мнению, она была симпатичной и с такими же горящими глазами, как и его друга. Она так смешно отвечала что-то Мешкову и, жестикулируя, волновала длинные темные кудри волос, рассыпанные по плечам. Андреев невольно засмотрелся на эта парочку. За счастливыми людьми очень приятно наблюдать.
-А ты чего здесь стоишь? – раздался знакомый голос Леопольдова.
-Да вас жду,- ответил Сашка, окидывая взглядом всех участников «Коды».
Они вошли, сели за свой привычный дальний столик и сделали заказ. Мешкова они заметили не сразу. Но когда увидели, замерли, открыв рты. Все, кроме Андреева. Он с довольной улыбкой наблюдал за происходящим. Лица девушки они не видели, только длинные темные кудри, закрывавшие всю спину.
Женька заказала капучино, и ей его принесли с огромной воздушной пенкой. Естественно, что она умудрилась влезть в неё носом. Мешков расхохотался.
-Что? – сначала не поняла она. Но он только хохотал, показывая на нос. – Ах, ты ж…- и девушка, взяв кусочек пенки из чашки, прилепила его на нос смеющемуся Грише. Теперь он был забавным.
-Мышонок… - он все равно продолжал смеяться, а вот возмущаться у него не получалось. Тогда Женька украсила пенкой все его лицо.
-Так нечестно,- завозмущался он, но ничего не стирал с лица. – Так, все я считаю…Раз…Два…-он картинно загибал пальцы каждый раз, когда она касалась его лица.
-А что это ты считаешь? – поинтересовалась она, подозревая подвох.
Он вместо ответа состроил такую многозначительную гримасу, что девушка почувствовала, как её щеки вспыхнули. Мешков расхохотался, дразня Женьку количеством загнутых пальцев. Девушка взяла салфетку и принялась аккуратно промокать свои художества на его лице. В ответ он принялся разгибать свои пальцы, опять строя многозначительную гримасу.
-Вот, гад, же ж… - она вскочила со своего места и решительно, обходя столик, направилась к нему. Но не тут-то было. Мешков вскочил и принялся от неё убегать, гримасничая. В какой-то момент он резко остановился, и девушка по инерции врезалась в него. Вернее попала в его объятия. И тут он заметил свою группу, которая в полном составе сидела и наблюдала за ними. Гриша помахал им рукой и кивнул в знак приветствия. Женька поняла по его взгляду, что он увидел знакомых, к которым она находилась спиной. Покосившись туда, куда он смотрел, она успела понять, кто это был, и подняла взгляд на Гришу.
Он только пожал плечами и улыбнулся ей.
-По-моему нам пора,- прошептал он, чуть наклонившись к ней. Она только кивнула. Мешков расплатился, а девушка, все также стоя спиной к музыкантам, надела капюшон.
-И что это было? – спросил Леопольдов больше у Сашки, когда Мешков с девушкой ушли.
-А что это было? – в тон ему ответил Андреев. Ничего плохого он не увидел. Они общались, им было весело. Они шутили, дурачились, а почему бы и нет. Это было лучшим вариантом, чем если бы он выпивал или чего хуже употреблял.
Леопольдов хотел больше информации, но Сашка не мог ему ничего сказать. Просто потому что сам ничего толком не знал…
-Гриша, знаешь, я лучше вернусь в гостиницу,- сказала девушка, когда они отошли немного от бара и шли в сторону клуба, где должна была проходить репетиция.
-Нет, - покачал он головой и взял её за руку. – Посидишь тихонечко, покуришь, кофе попьешь, а вечером вместе пойдем…Ты что, боишься моей группы?
-Нет, просто немного неуютно себя чувствую, когда они смотрят на меня…А потом, мне еще надо продлить гостиницу и билет купить назад…..
-На счет второго не беспокойся, я уже все сделал, - он улыбнулся и заговорчески ей подмигнул.- И поговорю с ребятами, чтобы они не смотрели на тебя…
-Вот зараза, - она шутливо ткнула его в бок. – Постой-ка, - до неё дошел смысл его слов. – А когда это ты успел все оплатить?
-Да еще вчера…
-Вчера? Еще вчера…А билет?
-Еще до того, как ты приехала, купил…Когда сюда билеты покупал….
-Так ты знал, что я останусь, - она картинно уперлась руками в бока.
-Ну, не совсем, чтобы знал…Так предполагал…. – он небрежно махнул рукой. – Ну, да, знал…- сознался он под взглядом девушки.
-Зараза… - только и сказала она. Гриша по её взгляду понял, что пора бежать.
Так он убегая, а она догоняя, они добрались до черного входа в клуб. Неподалеку толпилась кучка из пяти фанатов «Коды». Мешков бодро заскочил в клуб и плотно прикрыл за собой дверь, держа ручку с другой стороны. Женька схватилась за ручку со стороны улицы, тяжело дыша. Поняв, что не откроет дверь, она затарабанила по ней кулаком:
-Открывай, граф, иначе хуже будет, - громко пообещала она, дернув еще раз дверь за ручку.
Гриша приоткрыл дверь:
-Что бить будешь?
Фанаты стояли, открыв рот. Они первый раз сталкивались с подобным поведением Мешкова и не совсем понимали, как себя вести.
-Буду, граф, буду…- пообещала Женька.
-Тогда все, - сообщил он ей и снова закрыл дверь.
Девушка облокотилась спиной об стену рядом с дверью и только тут заметила, что на неё смотрят пять пар удивленных глаз. Она чуть не сказала – открывай, граф, они на меня смотрят. Просто не успела. Мешков, почувствовав, что никто не дергает больше дверь, немного заволновался, что она ушла. Он выглянул, загреб Женьку внутрь и закрыл дверь на щеколду изнутри. Они очутились в темном коридоре, где пока никого кроме них не было. Девушка хотела ему сказать про поклонников, но он, воспользовавшись отсутствием освещения, поцеловал её.
-Ты что-то хотела сказать? – поинтересовался он потом.
-Вылетело из головы, - она уткнулась лбом в его грудь.
-Значит, что-то неважное, - он усмехнулся, прижимая её к себе. – Идем…- и, взяв её за руку, он повел её по темному коридору…
Помещение было огромное с небольшой сценой и рядами расставленных стульев, которые потом должны были убрать. По бокам были лестницы на второй этаж, где располагались столики с диванами. На сцене уже суетились техники с помощниками, расставляя оборудованием и располагая шнуры. В зале еще были работники клуба, небольшая кучка фанатов (парни и девушки), расположившаяся на стульях перед самой сценой. Участники спектакля, которые должны были участвовать в концерте («мясник», «Ловетт» и «священник»), еще не подошли, как в прочем и музыканты «Коды».
Женька тут же накинула капюшон, когда они вошли в зал, чтобы особо не вызывать интереса и разглядывания себя. Она выбрала место приблизительно в середине зала, рядом с проходом. А Мешков, ненадолго оставив её, поздоровался со всеми на сцене и ответил на приветствия фанатов, а потом уселся рядом с ней. Они закурили.
-Знаешь, это будет последний концерт, когда мы будем выступать вместе с Андреевым, - вдруг сказал он, посмотрев на неё. Она молчала. – Это уже давно решенный факт…И на концерте он будет участвовать только в дополнительных песнях…Потом уйдет в свой сольный проект, а «Кода» останется мне…-он усмехнулся. – Конечно рисковая идея…Я реально мельтишу по этому поводу, поэтому очень хорошо, что ты рядом, - он положил одну руку на спинку, чуть приобняв девушку. –С тобой мне спокойнее…
Женька чуть наклонила голову и коснулась лбом его плеча.
-Я уверена, что у тебя все получится, - её лицо было в тени наброшенного капюшона, но Грише не обязательно было видеть её глаза. Он отлично её чувствовал. Он притянул её к себе буквально на мгновение и тут же снова отпустил.
-Несомненно…
Фанаты с интересом поглядывали на него, обсуждая что-то вполголоса, но ни он, ни она на них совершенно не обращали внимания.
-Чай будешь? – спросил он.
-Буду…
-Я сейчас, - и Мешков направился к барной стойке.
Тем временем подтянулись музыканты «Коды» и актеры. Они пока остановились у сцены, разговаривая и ожидая, когда можно будет попробовать звук и начать репетицию. А Мешков, тем временем, вернулся с двумя чашками чая к девушке.
-Ты будешь со мной сидеть? – спросила она немного удивленно, ведь все уже пришли.
-Конечно, но не постоянно…Но все свое свободное время хочу быть тут, - он удобно расположился на стуле и протянул ей чашку.
Она кивнула и взяла чай.
-А что? Я тебе уже надоел? – хитро поинтересовался он.
-Нет, просто…
-Ой, они еще долго чесаться будут…-перебил он ей, с ходу поняв её мысли.
И правда, прошло около часа прежде, чем все было настроено, как следует. Женька, периодически переговариваясь с ним, наблюдала за происходящим. Она первый раз была так «внутри» этой группы, но, даже не общаясь ни с кем, кроме Мешкова, у неё постепенно вырисовывалась общая картина и характер всех её участников.
Ей не очень понравился Леопольдов. Он был высоким громоздким этаким шкафом с довольно длинной и густой бородой, которая делала его похожим на батюшку. Выглядел он вполне добродушно. Но это был единственный участник, у которого периодически выскакивали амбициозные лидерские замашки. Остальные ребята все же прислушивались к мнению Гриши и Сашки. Девушке почему-то подумалось, что Мешкову придется с ним ой как нелегко, когда Андреев официально уйдет.
Остальные участники были тоже интересны по своему, но никаких неприятных моментов них девушка обнаружить не смогла. Вернее, они не показались ей за время нахождения её в зале.
Сашка был этакой противоположностью Гриши по поведению на сцене. Если Мешков был «озорным подростком», то его друг был «степенным и умудренным опытом». Роль судьи ему идеально подходила – этакой красавец-мерзавец, перед которым никто не устоит. Барабанщик и клавишник большую часть времени молчали и наблюдали за всем происходящим, но если говорить начинали они(что было редко, но метко), все в миг умолкали и слушали их. Гитаристу всегда хотелось играть – играть везде и всегда, и побольше. Он был довольно разговорчивым и активно принимал участие всегда и во всем. Басист мог бы быть пациентом Женьки(так ей подумалось). Что-то было этакое в его суетливых глазах и чуть дрожащих пальцах. Девушка попыталась не оценивать никого, но мысли сами по себе вертелись в голове. Она не собиралась ничего говорить по поводу своих наблюдений Грише, ведь она была фактически никем, и не собиралась лезть ни в отношения в группе, ни во что другое. Поэтому она просто наблюдала.
Еще неприятные чувства в ней вызвала исполнительница роли Ловетт. Даже без грима в ней проскальзывала вульгарная нотка, которая изначально принималась за внутреннюю энергетику, но затем вызывала отталкивающее чувство. Видно было, что она относится как-то снисходительно к Мешкову. И Женьке вдруг подумалось, что это просто такая защитная реакция. Возможно. Гриша был ей интересен, как мужчина, но она его настолько не заинтересовала. И он воспринимал её больше, как партнершу по Родду, но не более. «Ловетт» же решила использовать возможность выступления с довольно известной «Кодой» для своего блага, и её прикрытые амбиции периодически выскальзывали наружу…
Мешков почувствовал знакомый запах, и на него накатил приступ дурноты. К горлу подкатил неприятный ком. Гриша зажал рот рукой и шарахнулся прочь со сцены в сторону кулис. Музыканты удивленно смотрели в след. Леопольдов, передав «сигаретку» следующему, направился к нему. Мешков, стоял, оперевшись на кулису, и боролся с приступом тошноты.
-Ты чего? – поинтересовался Леопольдов.
Гриша только отшатнулся от него и замахал рукой, отворачиваясь:
-Что-то мне нехорошо! Я пойду, присяду…- и он поспешил к сидящей Женьке, которая как всегда была в капюшоне, который скрывал её лицо от любопытных глаз.
Он добрался на ватных ногах до места, где она сидела. Девушка все видела, но не сразу сообразила, в чем дело.
-Ну, ты меня заколдовала, - он плюхнулся на сиденье рядом с ней и положил ей голову на плечо. – Долго меня еще будет воротить от запаха травы?
Девушка дотронулась рукой до его лба – он был мокрым.
-Ну, месяца два точно, но с каждым днем все меньше и меньше…
-Охренеть…- простонал он.
-А кому сейчас легко,- сказала она.- Дыши спокойно и глубоко…Вдох…Выдох…Водички хочешь?
Он сделал пару маленьких глотков и снова положил голову ей на плечо. Стало немного легче. Постепенно внутри все утихомирилось, и он смог даже сесть нормально.
-Фу…Вроде попустило немного,- он провел руками по покрывшемуся испариной лицу. Девушка опять протянула ему бутылочку с водой.
Андреев, который сидел неподалеку, все видел и слышал. Он все время сегодня наблюдал за Гришей и этой девушкой, с тем самым браслетом на руке. Вот только она всегда была в капюшоне, натянутом так, что он скрывал её лицо. И ни с кем кроме Мешкова она не общалась. Сидела тихонько, как мышь на её браслете, и за всеми наблюдала.
-Ты в порядке? – Сашка подошел к ним и посмотрел на Мешкова.
-Да, что-то душновато…Пацаны напыхтели…
-Щас я пойду им пыхтелки сломаю,- и Андреев решительно пошел на сцену. Добравшись туда, он устроил им там всем участвующим разгон за «сигаретку». Ему, конечно, попытались поперечить, но он жестко отбил все отговорки. В результате источник раздора притушили до лучших времен и устроили небольшой сквозняк, заставив виновников махать альбомными листами, что привело к всеобщему веселью. Потом все же репетиция возобновилась.
Вечером все собрались по домам. Все были усталыми и голодными. Мешков попрощавшись со всеми, удалился вместе с Женькой под заинтересованные взгляды.
-Что это за мадам рядом с нашим Гришей? – поинтересовалась «Ловетт» у Андреева.
-Подруга детства… - неопределенно пробормотал тот.
-Странная она какая-то…А чего лица не показывает? Страшненькая?
-Как смерть, - буркнул Сашка с серьезным лицом.
-Не знаю, кто она, но как-то плоховастенько она влияет на Гришу, - послышался голос Леопольдова.
-Почему это?- Сашка заинтересовано посмотрел на него. Он считал напротив, Гриша вел себя практически идеально с ней. Да и она вообще голоса не подавала.
-Никто не знает, о чем она ему говорит, но одно ясно – он слушается её беспрекословно. Что-то волнительно мне внутри, кабы чего не вышло…нехорошего… - Леопольдов почесал затылок, окинув всех взглядом.
Андреев хмыкнул. Они с Кириллом, находясь под боком с Гришей, наоборот не заметили ничего подозрительного. Неужели Леопольдов прав? Сашка на мгновение задумался, но потом отогнал от себя всякие сомнения. Если Мешкову хорошо с этим человеком, почему это должно касаться других. Ведь, как он понял, Гриша сам разыскал девушку по адресу на ключах. И она была не простым человеком в его жизни, судя по всему происходящему. Ну почему бы и нет?
Сашка пожал плечами и, попрощавшись, тоже ушел, показывая этим, что дальше продолжать разговор не будет…
Женька с Гришей, решив, что на сегодня приключений и заинтересованных взглядов хватит, вернулись в гостиницу на такси и заказали еды прямо в номер. Мешков знал, что у всех возникло множество вопросов по поводу неё, поэтому всячески сегодня старался оградить её от других. Стоило только кому-либо направиться в её сторону, как он был тут как тут и оказывался рядом с ней, готовый дать отпор интересующемуся. Поэтому пообщаться с ней толком и ни у кого не получилось. И фактически никто не видел её лица. Тогда в кафешке участники «Коды» были немного в ступоре, поэтому и толком не рассмотрели ничего. А на репетиции она постоянно была в капюшоне.
Но никто не рисковал задать ему вопрос в лоб, потому что был велик шанс оказаться посланным, куда подальше. Поэтому все только перешептывались, но толком о ней никто ничего не мог сказать.
После еды Гриша немного устало улегся на кровать, а девушка принялась подготавливать презентацию на завтрашнюю конференцию. В принципе все было готово – она когда-то все упорядочила для заведующего, поэтому осталось все пересмотреть и освежить память. Мешков, подложив руки под голову, наблюдал за ней с интересом. Её выражение лица было сосредоточенным и серьезным. Точно также она когда-то разглядывала его анализы и делала ему «подшивку» тогда в клинике. Ему даже показалось на мгновение, что они сейчас находятся в том времени…
Он не заметил, как задремал. Сон можно было назвать спокойным, но с множеством событий. Женька как-то на него влияла успокаивающе – за один день избавив от надоедливых вернувшихся кошмаров. Во сне он шел с ней на встречу. Торопился и даже нес букет желтых роз, таких, как она ему принесла на спектакль. А потом вдруг лез вверх по отвесной скале со спелеоснаряжением. И когда уже почти добрался до верха, веревки резко разорвались – как в замедленном кадре он видел, как они рвались, вызвав в нем всплеск безумной паники. Но при этом он даже не попытался ухватиться за край отвесной скалы, хотя вполне бы мог удержаться…И Гриша полетел спиной вниз…
Мешков с бешено колотящимся сердцем подскочил на кровати, шумно дыша. В комнате было темно, и лишь тускло поблескивали фонари на улице сквозь зашторенные окна, поэтому он не сразу понял, где он находится. Женька же в это время, как раз отключила компьютер, и тот в момент пробуждения Гриши погас. Она встала и тут же подошла к Мешкову.
-Все хорошо! Это всего лишь сон, - прошептала она, присаживаясь рядом и обнимая его. Мешков провел рукой по своему лбу, покрывшемуся испариной, и пригладил волосы. Постепенно он стал успокаиваться, осознавая, что это и, правда, был сон. Он обнял Женьку в ответ.
-Такой какой-то дурной сон приснился…Хотя нет, хороший сон, но закончился он по-дурному… - пробормотал он, окончательно успокоившись. –Сколько время-то? – он отпустил девушку и сел на кровати, свесив ноги вниз.
-Уже около двух ночи…
-А мне показалось, что я только минут на 10 уснул… - он опять пригладил волосы.
-Чаю хочешь? – спросила она.
Мешков кивнул. Женька, не включая свет, включила электорочайник и занялась приготовлением чая, а Гриша, тем временем, подошел к окошку и, отодвинув штору, закурил.
Девушка подошла к нему сзади и, поставив чашку с чаем на подоконник, обняла его.
Гриша одной рукой коснулся её руки и погладил её. На её запястье все еще был браслет, что вызвало довольную улыбку на его лице. Женька, не убирая руки, закурила.
- Я искал тебя во сне…Ходил долго и много…А потом вдруг лез вверх со снаряжением…Помнишь, как тогда в Крыму…-Мешков говорил тихо, почти шепотом. Девушка, молча, курила и слушала, ощущая, как его пальца на её руке напряглись. – И когда добрался до самой вершины, эти чертовы веревки прямо на глазах разорвались…И я полетел вниз…А потом проснулся…
-О чем ты подумал, когда падал вниз? – вдруг спросила она, потушив сигарету в пепельнице.
-Подумал? – он на секунду задумался, но потом уверенно добавил. – Я подумал, что не хочу умирать…П…здец! Херня какая-то! – тут же немного раздраженно отмахнулся он и повернулся к ней. – Ты права, это всего лишь сон…-он обнял её за талию. – И вообще, чего это ты в моем сне где-то от меня скрывалась? Почему я должен был тебя искать? А?
-Ой, ой, ой! – она скорчила рожицу, которая выглядела забавной в свете уличных фонарей. – Я держала страховку, пока ты лез вверх! Ты же не до конца упал, а только начал падать…Правильно?
-Ну да, - задумчиво кивнул он.
-Поэтому ты проснулся раньше, чем заметил меня со страховкой…А то сразу упал…упал…Так, полетал немножко…Знаешь. Как дети летают во сне…
-Как дети?
-Ну да, когда дети летаю во сне, они растут, - она выразительно кивнула и, обнимая в ответ, погладила его по спине.
-Растут, - по интонации он вроде, как и подтверждал её слова. – И как? Я вырос?
-Сейчас проверим, - её руки пробежались по его спине вверх, затем вниз. Прошлись по шортам и нащупали на них пуговицы.
-Ах, ты ж…Мышонок… - шутливо обиженно произнес он, и если бы был включен свет, то девушка наверняка бы увидела его порозовевшие щеки.
-Да, я коварная и меркантильная мышь…И мне надо лишь одно от тебя… Да побольше…- она расстегнула пуговицы на его шортах, и стянула с него футболку. Он особо не сопротивлялся этому…

-Жека, - тихонько позвал он её. Страсти улеглись, и девушка лежала голышом на животе рядом с ним на кровати. Гриша лежал рядом на спине, подложив руки под голову. Её глаза были закрыты, и она чему-то улыбалась. Женька приоткрыла один глаз, когда он позвал её.
-Жека, - снова повторил он.
-Ммм…
-Я правда хочу жить…-его голос звучал как-то по детски доверчиво.
Вместо ответа, девушка притянула его к себе, перевернувшись на спину. Мешков положил голову ей на плечо и обнял её. Она нежно поглаживала его по голове и молчала, не зная, что сказать ему. Но он и не ждал от неё никаких слов. Она была рядом, и на тот момент пока ему больше ничего не надо было…

Гриша проснулся, когда она уже собиралась выходить. Сегодня ей надо было попасть на свою конференцию. Выглядела она стильно. Песочный деловой костюм, блузка, туфли на высоком каблуке в тон, легкий макияж. Довершала образ небольшая сумочка. Волосы были собраны в стильную прическу.
Она, заметив его изучающий взгляд, подошла чуть ближе и покрутилась перед ним, давая рассмотреть себя.
-Какая же ты хорошенькая, черт возьми, - прокомментировал он, но тут же, немного смущенно улыбнувшись, прищурил один глаз и взъерошил волосы. Женька заулыбалась и подошла к кровати. Он тут же сел, свесив ноги вниз, и обнял девушку.
-Ты надолго? – прошептал он, заглядывая ей в глаза.
Она пожала плечами.
-Пока не знаю. Начало в 11, а как они это все растянут…
-Ну, хоть вечером, ты вернешься?
-Даже если не будут отпускать, обещаю сбежать…-торжественно сказала она и, обняв его за шею, поцеловала его. Потом немного отстранилась от него и серьезно заглянула ему в глаза: - Утро доброе?
Он довольно улыбнулся, кивнул и отпустил её. Женька поцеловала его еще раз и направилась к двери. Перед тем, как она вышла, Гриша спросил еще, где должна будет проходить конференция. Она ответила и, махнув на прощание, ушла. Мешков плюхнулся на спину на кровать и загадочно улыбнулся. Был у него в голове один коварный план…

Мешков заметил на комбике Серого странный пакетик с яркими желтыми таблетками. Басист, словно не замечал их, занимался своими делами – устанавливал гитару на подставке и аккуратно складывал шнуры.
-Что это за хрень? – голос Гриши звучал довольно угрожающе.
-Ты о чем? – Серый продолжил заниматься своими делами, даже не глянув на него.
-Про это, б…ять…Мы же договорились, что никакой выпивки и прочей херни, - Мешков потряс перед его носом пакетиком.
-Мешок, ты чего…Это не мое…- басист попытался оправдаться, хотя не понимал что к чему.
-Тогда, какого хера оно делало на твоем комбе, - Гриша лютовал.
На сцене кроме них никого не было.
-Мешок, я клянусь тебе…Это не мое…
-Конечно, не твое…Теперь это мое, - и Мешков запихал пакетик себе в карман шортов. Он не верил Серому, так как прекрасно знал своего напарника по «веселым развлечениям».
-Что у вас тут происходит? – поинтересовался Андреев, выходя из-за кулис.
-Ничего, - буркнул Мешков и посмотрел на часы на телефоне. Выносить свою находку на обсуждение он пока не хотел. Иначе это бы повлекло жесткие разборки перед самим концертом, а из этого ничего хорошего не вышло бы. И, к тому же, он так бы поступил с любым участником – они были близкими для него людьми, и просто травить их из-за таких проступков было не в его привычках. Да и сам он был в этом плане не таким уж идеальным.
-Ты уходишь? – Сашка заметил его взгляд на мобильный.
-Да, мне надо успеть в одно место…Еще переодеться…
Андреев немного удивился – Гриша особо никогда не парился по поводу одежды, но слово переодеться звучало, как накраситься.
-Все, репа окончена? – поинтересовался Леопольдов, выходя с противоположной стороны сцены.
-Да, хватит инструменты мучить, – отозвался Андреев.
-Есть предложение завтра сделать выходной. А послезавтра генрепа перед самим концертом, - предложил Леопольдов, окинув всех взглядом.
Все пожали плечами – в принципе можно было бы. Мешков даже обрадовался – можно было провести целый день с Женькой. Ведь им оставалось так немного времени. После концерта она должна была уехать.
-Тогда решено, - первым отозвался он. – Завтра выходной. Все я побежал.
Его проводили немного удивленным взглядом. Леопольдов был доволен, решив, что его план начинает потихоньку реализовываться. Чтобы получить влияние на Гришу после ухода Сашки, ему надо было заставить его чувствовать себя виноватым. Чтобы вызвать чувство вины, надо было «подвести» Мешкова к определенным действиям. По крайней мере, так он должен был быть более сговорчивым. Именно для этого он положил незаметно таблетки на комбик басиста. Зная, характер Гриши, он понимал, что тот «выпишет» пилюлей, но не станет придавать это огласке. И скорее всего, заберет таблетки себе. А если следующий день должен был быть выходным, то соответственно появится определенный интерес к ним. А еще больше всего Леопольдова радовало отсутствие рядом с Мешковым его спутницы. И он предположил, что уже её не увидит.
Мешков по дороге в гостиницу заехал в магазин, забрал свой новый костюм. Женька к 11 ушла на свою конференцию. Он видел, во что она была одета, и хотел ей сделать сюрприз. Гриша был в предвкушении предстоящей встречи, поэтому совершенно не заметил своего брата, который ехал за его такси на своей машине. Просто Кирилл приехал забрать по дороге Андреева, но тот попросил его проследить за братом. Сашка издалека видел промелькнувший пакетик с таблетками, который перекочевал в карман к Мешкову, поэтому на всякий случай решил подстраховаться.
Гриша, не замечая брата, вышел у гостиницы и скрылся в ней. Кирилл припарковался, подождал минут 5-10 и вышел из машины. Он позвонил Андрееву.
-Саш, ну вот я тут стою…Он ушел в гостиницу…Ничего такого пока не сделал…Заехал в магаз, взял какую-то одежду….Я сейчас подожду немного и пойду, наверное, загляну внутрь…Матерь Божья… - Кирилл заметил выходящего из гостиницы Гришу.
Андреев даже перепугался на том конце провода. – Ты не поверишь….Мой брат в костюме….Нет, не в черном…В светлом…Такой цвет песочный….Саш, это не все…Он в брюках, рубашке, пиджаке и туфлях…Причесан и в очках….Охренеть….Нет, это не мой брат, а какой-то…профессор….
Мешков действительно был одет в классический костюм песочного цвета с рубашкой и светлыми туфлями. Волосы были зачесаны назад, а образ довершали очки в черной оправе с прозрачными стеклами. Их он надевал и после спектакля, когда шокировал всех тем рок-н-ролльным нарядом в гримерке после Родда.
-Знаешь, мне уже самому интересно, куда он поедет….Все, жди меня дома… - и Кирилл сел в машину и медленно поехал за такси, в которое сел Мешков.
Они приехали к шикарному гостиничному комплексу, и Гриша стремительно направился внутрь. Он подошел к девушке, которая подглядывала в зал через приоткрытую дверью.
-Простите, вы не подскажите, как мне найти Евгению…
-Дмитриевну Швецову, - восхищенно прошептала она. – Проходите тихонечко, она сейчас доклад читает. Тут с краюшку есть место… - она впустила его в конференц-зал.
Если бы он немного еще подождал, то заметил бы брата. Кирилл подошел следом за ним к девушке, но та его уже не пропустила. Ведь в отличии от брата он был одет менее презентабельно. На вопрос, почему пропустили предыдущего, а ему нельзя, девушка ответила, что это же был известный профессор. Ответить на это что-то он не нашелся. И он в принципе не возражал и не скандалил по этому поводу. Кирилл направился к выходу, и уже у самой двери заметил довольно красочный стенд – «Международный съезд наркологов». Он набрал Андреева:
-Сашка, ты не поверишь…
Мешков сел на пустое место и огляделся. Зал был практически полный мужчин и женщин разных возрастов, одетых в деловые костюмы. Он довольно усмехнулся – с одеждой он угадал. Вот Женька удивится. А она как раз рассказывала с кафедры о работе своей клиники, демонстрируя различные слайды, как со статистикой, так и картинками. Гриша внимательно слушал – она говорила о том, что он частично прошел. Мешков почувствовал себя немного подопытным кроликом.
Когда девушка окончила доклад, на неё посыпались вопросы.
-В течении какого периода вы используете вашу методику индивидуальной реабилитации?
-Менее двух лет, точная дата была указана в докладе.
-Как вы считаете 50 человек за этот период – это много или мало?
-Учитывая количество персонала, это довольно много.
-Как осуществляется контроль во время реабилитации?
-Особого подхода нет. Это постоянный досмотр вещей, кожных покровов, глаз, зрачков, иногда исследование экспресс-тестами, иногда более детально…
-Как относятся реабилитируемые к такой бесцеремонности?
-Нервничают, ругаются, ехидничают, но все понимают.
-Количество неудачных вариантов реабилитации?
-Двое.
-Основная причина неудач.
-Неоконченный курс реабилитации по семейным обстоятельствам.
-Ваша последняя «подшивка»? – этот вопрос заставил Мешкова немного напрячься. Женька не знала, что он тут, поэтому скажет правду.
-Апрель этого года.
-Что с этим пациентом?
-К сожалению, он умер. «Подшивка» была проведена 2 апреля, курс реабилитации начат через 5 дней после детоксикации, но через неделю пришлось все прервать по семейным обстоятельствам. Пациент умер от передозировки через 5 дней после возвращения с реабилитационной территории.
И это было точно не о нем – Гриша улыбнулся.
-Не будем о плохом. Скажите, вы подшиваете сразу перед детоксикацией? Мы практикуем по-другому,- красивый и импозантный мужчина в элегантном костюме встал со своего места, задавая вопрос. На вид ему было лет 40. Мешков посмотрел на него и почему-то понял, что Женьке сейчас придется не сладко. Он оказался прав.
- Да, совершенно верно. Нам нравятся наши результаты по такой методике ведения пациентов – более мягче происходит отлучение от практически любых веществ. И нет привыкание к прегабалгину.
Дальше битва между этими двоими разгорелась не на шутку. Женька отвечала четко и спокойно, хотя Мешков заметил, что она напряглась, схватившись рукой за кафедру. Она ответила на все вопросы, которые касались не только финансовой стороны проекта, но и многого другого.
- Вы хотите сказать всем этим, что бывшие наркоманы…
-Люди с определенной зависимостью… - поправила она его.
-Простите, что бывшие люди с определенной зависимостью существуют? – ехидно поинтересовался «красавчик».
-Нет, такого не бывает. Никогда ни при каких обстоятельствах. Вы не путайте, пожалуйста, тот контингент, который ложится в клиники банально снизить дозу, чтобы облегчить себе финансовое существование. Будем называть все своими словами. «Подшивка» - это осмысленное желание зависимого человека. Это реальный шанс притупить эту зависимость и свести её практически на нет. Да, что я вам рассказываю, вы же сами с этим всем работаете.
-Да, но у нас нет такой реабилитации, какую вы устраивает, и таких блестящих результатов, - поддел он девушку.
-Очень жаль, что Ваше здравоохранение не дает вам таких возможностей,- в тон ему ответила Женька.
В зале раздались смешки. Здравоохранение обоих стран оставляло желать лучшего, но девушка выиграла дуэль.
-Спасибо за внимание!- поблагодарила она и под аплодисменты направилась к выходу из зала.
Это был конец конференции, поэтому никто не удивился её поступку. Все остальные общения планировались уже в неформальной обстановке на фуршете.
Мешков, которого она так и не заметила, поспешил за ней. Но в двери его, извинившись, немного оттеснил тот самый «красавчик» со своим коллегой. И Гриша частично подслушал их разговор.
-Хороша девка, что вы думаете, Владимир Викторович? – коллега «красавчика» подмигнул ему.
-Это, несомненно. Она отличный практикующий врач, несмотря на свой молодой возраст. И их программа работает, а это уже делает их выше нас на голову…
Гриша с гордостью за девушку последовал за ними. Правда он задержался, взять чай для себя и Женьки. Он в принципе знал, где её искать. А место для курения здесь было одно – на пороге здания…
Женька стояла на улице и курила, бурча проклятия в сторону «красавчика», который задавал вопросы, а также своего главного врача, который втянул её в свою авантюру с докладом.
-А ты все такая же импульсивная, Евгения Дмитриевна,- раздался знакомый голос рядом с её ухом.
-А ты все не уймешься, Владимир Викторович, - ехидно заметила она, поворачиваясь к нему лицом.
-Та ладно, мир, - он протянул руку. – Кто-то же должен был устроить батл на этом съезде нудотиков.
-Мир, - она пожала ему руку.
Вообще-то они дружили, но на людях грызлись на радость окружающим.
-Ты какими тут судьбами?- поинтересовался он.
-Отпуск догуливаю
-Нашла, где отдыхать!
-Люблю нетрадиционный отдых. Вот, например, на вашу зонг-оперу «Родд» сходила.
-Сборище упырей и наркоманов…
-А ты все также не разбираешься в людях, - заметила она.
-Прости, просто завидую вашему успеху в реабилитации. А мы все никак не откажемся от психушек и серых стен…
-Все в ваших руках…
Мешков сразу заметил Женьку, которая довольно дружелюбно беседовала с человеком, который буквально несколько минут назад забрасывал её вопросами. Гриша немного засомневался, подходить ли ему к ним. Но Женька заметила его и помахала ему рукой. Пока он шел, она его внимательно разглядывала. Ему шла одежда и очки. И весь образ был жутко интеллигентный - не скажешь, что этот человек скачет на своих концертах в шортах-футболке и материться на чем свет стоит.
-Привет! – она чмокнула его в щеку, а он её. И это было естественно, не наиграно, а просто и мило.
-Привет! Ты так вылетела из зала, что я не успел тебя остановить. Доклад был суперский,- он восхищенно смотрел на неё, протянув фирменный стаканчик с чаем и лимоном.
-Спасибо, это кстати,- она отпила глоток.- Кстати,- она заметила заинтересованный взгляд своего собеседника.- Знакомьтесь, это Владимир Викторович, местное светило в области наркологии. Профессор. А это ваш питерский коллега, Григорий Юрьевич. Вот обмениваемся опытом… - Женька подмигнула Мешкову. Тот улыбнулся, приняв её вызов.
Они пожали друг другу руки.
- Очень приятно, - Владимир Викторович вглядывался в его лицо – оно казалось ему знакомым. – Как же наслышан, -пробормотал он, да и имя у его собеседника было знакомое, звучное такое.
-Взаимно,- Гриша мило улыбался в ответ.
-Что вы скажите, коллега, по поводу программы нашей Евгении Дмитриевны?
Мешков галантно предложил Женьке зажигалку, затем закурил сам.
-Как сказал мой непосредственный начальник, - Гриша сделал глоток чая. Пауза придала значительности его словам. - Программа работает, а это означает огромный шаг вперед. И этим стоит заниматься.
Владимир Викторович открыл рот - и в Питере уже целятся на эту программу, а они тут в Москве только с ней детально ознакамливаются.
-Владимир Викторович! – молодая женщина выглянула из дверей.- Идемте же скорее, там фуршет начинается. Ваше слово вступительное…
Он скоренько попрощался и пошел внутрь. Женька рассмеялась.
-Гриша, ты бесподобен!!!!- она обняла его.
-Бежим отсюда, скорее! У меня есть огромное желание снять это все с себя,- он прижал её к себе.
-Под медленную музыку и танцуя?- она хитро заглянула ему в глаза.
-Ах, ты ж, мышонок…- он быстро коснулся её губ и, отстранив девушку от себя, решительно направился прочь.
-Ничего себе!- воскликнула она.- И это все! – Женька рванула за ним, но каблуки мешали быстро передвигаться. Она сняла туфли и уже босиком побежала за Гришей.
Он ориентировался на этот цокот каблуков, который следовал за ним. Но когда не услышал его, обернулся, и, увидев, что девушка бежит за ним босиком, побежал от неё.
Они были, как дети, бегали друг от друга, бросались её туфлями, кружились, целовались, не обращая ни на кого внимания. Прохожие улыбались, глядя на них. И если бы они знали, что еще один человек наблюдал за ними в этот момент. Это был брат Гриши, Кирилл. Он с улыбкой смотрел на них, не понимая, что произошло с его братом. Но таким непонятным, разносторонним и загадочным он давно его не видел…
Они вернулись в гостиницу в превосходном настроении. Она была босиком, а туфли торчали из её сумочки. Когда они добрались до номера, Женька сразу же направилась в ванную. Она снимала с себя одежду, бросая её прямо на пол:
-Если я сейчас не смою с себя всю эту научную феерию, то сойду с ума, - бормотала она по ходу.
Гриша рассмеялся, глядя, как она немного запуталась, снимая блузку через голову, не расстегивая. Он поймал девушку в свои объятия и освободил её.
- Мышонок, мышонок, - укоризненно проговорил он, целуя её. – Заняла мое место, это я должен так делать…- он имел в виде, что он должен был её раздевать.
Девушка сделала причудливый пируэт, легко выскользнула из его рук и скрылась в ванной комнате, показав ему язык и плотно прикрыв дверь. Мешков посмотрел ей в след, почесав затылок. Можно было бы присоединиться к ней прямо сейчас. Его глаза хитро заблестели – возникла у него одна идейка…
Женька появилась из ванной минут через десять. Чистая, свеженькая, только что из душа. Самое главное, она отмыла свои ноги после хождения босиком по улице. Одежды на ней не было никакой. Она прошлепала босиком к Мешкову, который сидел в кресле. Он все еще был одет в ту же одежду, в которой был на конференции. Гриша внимательно наблюдал за ней, вцепившись в ручки кресла, чтобы не сорваться со своего места к ней.
Она подошла к нему и забрала со спинки кресла его футболку, в которой он был сегодня днем на репетиции. Понюхав её, она довольная надела её на себя и посмотрела на его реакцию. Его фирменная «Рамонес» на ней тоже выглядела неплохо, если не считать, что размерчик был чересчур великоват.
-И чем пахнет? – поинтересовался он, нахмурившись.
-Тобой, - пожала она плечами.
Он усмехнулся, но не двинулся с места. По его лицу было видно, что он что-то хочет сказать и в то же время немного сомневается.
-Выкладывайте, граф, как на духу, - она внимательно посмотрела на него.
-Ну…я тут…вот вечно ты, мышонок, все видишь…-он немного засмущался. –Я…ты…ты давай иди садись на кровать, - он схватил её за руку и потащил к кровати. – Садись, устраивайся… - он очень суетился, чесал затылок, мельтишил, приглаживал волосы.
-Да, что случилось? – не вытерпела уже Женька, которая теперь сидела на кровати, скрестив ноги.
Он приложил палец к своим губам, призывая её молчать.
-Только не смейся…Поняла да?...Я такое творю вообще первый раз в жизни может быть…
Гриша подошел к столику и клацнул музыкальный центр…
Девушка несколько секунд сидела в ступоре, открыв рот. Мешков что-то там вытанцовывал под его совместную в Красными Элвисами песню. Это была какая-то неординарная смесь всевозможных движений – и что-то из рок-н-ролльных танцев, и из Родда были кое-какие моменты, и на концертах он, бывало, так мог двигаться. Это было и смешно, и забавно, и присутствовала какая-то сексуальная энергетика. Женька рассмеялась, но тут же закрыла рот себе рукой. Гриша погрозил ей кулаком, но все же продолжил свои танцы. Он снял с себя пиджак под музыку и кинув в ней. Она приветствовала это возгласами и захлопала в ладоши. Мешков на несколько секунд отвлекся, расстегивая пуговицы на рубашке. Женька в это время, продолжая наблюдать за ним, заметила на прикроватной тумбочке вазочку с разноцветными глазурированными ммдэсами, которые она сама лично пару дней назад туда насыпала и теперь периодически таскала оттуда. Схватив их маленькую жменьку, она насыпала их себе в рот.
Мешков поднял на неё глаза, когда она как раз подносила конфеты на ладони себе ко рту. Он оставил в покое свою полурастегнутую рубашку и рванул к девушке. Но конфеты уже оказались у неё во рту.
Дальше происходило что-то невообразимое. Он подскочил к ней и со словами «не ешь их, выплюнь на хрен» принялся вытаскивать их из её рта пальцами. Женька испуганно выплюнула все конфеты, которые даже не успела раскусить. Они рассыпались по кровати.
-Ты чего? – возмущенно посмотрела она на него.
-Ты не успела ничего съесть? – встревожено поинтересовался он.
-Гриша, это просто конфеты…Я их лично сама туда насыпала… - она покрутила у виска пальцем.
Мешков посмотрел на рассыпанные по кровати мелкие разноцветные конфетки-пуговички с характерным фирменным знаком сладостей, потом заглянул в вазочку – там были тоже такие же. Тогда он стремительно направился к столику с музыкальным центром. Там лежали его ключи, плеер с наушниками, их сигареты с зажигалками и тот злополучный маленький пакетик с желтенькими таблеточками. Они были несколько меньше конфет, и их было ровно столько, сколько он оставлял после репетиции.
-Приехали, - раздался голос девушки рядом с ним. Она выключила музыку и вопросительно посмотрела на него.
-Это не мои,- начал он.
Но она ему не верила, судя по нахмурившимся бровям.
-Я забрал их у Серого…Ну басиста нашего… - он смотрел ей в глаза и все вокруг рушилось. Она ему не верила.
-Тебе лучше уйти, - спокойно сказала она, закурив.
-Жека…Жека…я тебе не вру… - он пытался снова поймать её взгляд, но она больше не смотрела ему в глаза. – Ну, хочешь, пойдем сдадим …анализы какие там надо…Я все сделаю, только верь мне…Пожалуйста…
-Тебе лучше уйти…- она повернулась к нему спиной. – Я тебе потом позвоню…
Он, молча, вздохнул, сгреб со стола сигареты, зажигалку, плеер и ключи и вышел из номера. Он прислонился к стенке и закрыл глаза – внутри все бешено пульсировало. То, что Женька его выставила за дверь, его как-то особо не задело. Она во всем разберется (он не знал пока как) и поймет, что он говорит правду. Больше всего он испугался, что она тогда, сидя на кровати, могла съесть добрую горсть этих «таблеток». К своим пристрастиям он относился снисходительно и оценить свое поведение, когда употреблял, не мог. Но впервые в жизни он представил, что то же самое, что и с ним, происходит с человеком, который ему действительно дорог, как внутри все перевернулось. И это реально могло было сегодня произойти. Мешков сполз по стеночке и сел на пол. Ему совершенно никуда не хотелось идти. Он чувствовал, что ему не надо никуда идти. Он надел наушники и включил обучающий файл по английскому. Этот Женькин метод его успокаивал во многих ситуациях. Он устроился поудобнее на полу и закурил…
Женька открыла окно, впуская в комнату вечернюю прохладу. В голове была пустота. Вот так мгновенно разрушилось все, что было создано за последние дни. Иллюзия!!! Ничего не было создано. Она просто поверила в это, расслабилась и вот тебе «на».
Девушка взяла мелкие таблетки и высыпала их в унитаз. И что теперь делать? Женька плюхнулась на кровать и закрыла глаза. Она была в чужом городе, на чужой территории. Хорошо, а если она бы подобное случилось там, где ей было бы доступно все необходимое. Что бы она сделала? И тут мысли в голове сложились в единое целое. Девушка потянулась к своему мобильному на тумбочке…
Минут через 30, она вышла из номера, одетая сарафан и с сумочкой. Она знала, что Гриша где-то поблизости, вернее чувствовала это. Так и оказалось. Он все еще сидел на полу рядом с дверью их номера в наушниках. Увидев её, он выключил плеер. Женька закрыла дверь и остановилась возле него. Он скользнул взглядом по ней снизу вверх.
-Идем, - коротко скомандовала она.
-Куда?
-Кровь сдавать…
-Чего? – он удивленно посмотрел на неё.
-Ты против?
Он пожал плечами и послушно пошел за ней…
Такси остановилось возле Судебно-медицинского бюро.
-Охренеть! – воскликнул Мешков. – Мышонок, ты лучшего места подобрать не могла? Звучит обнадеживающе!
-А в чем проблемы? Это нормальное физиологическое место – все мы там будем рано или поздно,- пожала она плечами, подталкивая его в сторону входа. На самом деле, это было единственное место и в Москве, и такое же в Питере, где у неё работали однокашники, с которыми она общалась и по работе, и в жизни.
Мешков закурил.
-Предлагаю пари! Если у меня в крови ничего не найдут, ты останешься со мной столько, сколько я захочу? – он протянул ей руку, но тут же убрал её. –Хотя нет, ты останешься со мной до Нашествия, потом мы поедем к тебе в клинику, подошьем меня еще раз, а потом в мой отпуск…Хотя нет…
-Если в крови или еще где-то что-то обнаружится, то я сегодня же уеду…А ты ляжешь в клинику, - она перебила его и тоже закурила.
-А если нет?- хитро поинтересовался он. Он-то знал, что его обвинять было не в чем. Он с момента её «подшивки» ни разу не употреблял ничего, и даже старался не думать об этом.
Женька молчала.
-И все же? Если нет? – он протянул её руку.
-Если нет…Тогда я уеду, как и было запланировано, после концерта, - она посмотрела ему в глаза, выкинула недокуренную сигарету и решительно шагнула к двери.
Мешков вздохнул и пошел за ней…
Их встретил добродушный толстячок судмедэксперт – Вадим Анатольевич. Правда, он сначала слегка опешил от своих гостей. Ладно Женька, её видеть было привычнее. Но Гриша Мешков собственной персоной. Еще и в брюках, туфлях и рубашке светлых тонов. И пусть рукава рубашки были закатаны, и не все пуговицы были на ней застегнуты, но это был не тот брутальный панк-рокер, которого он привык видеть в последнее время с афиш в городе.
Отойдя немного от первого впечатления, он поздоровался с пришедшими.
-Ну, что ж…Не будем тянуть кота за выступающие части тела, прошу… - он любезно указал им в сторону коридора, но, увидев их замешательство, сам пошел первым. – Ладно, пойду первым…Надеюсь, слабонервных нет…- пробормотал он.
Прежде чем дойти до лаборатории, они прошли по коридору мимо запертого «холодильника» и четырех секционных залов, в которых было по два-три санитара, которые были заняты своими делами и не обращали внимания на пришедших. Запах стоял мертвый и затхлый. Только в последнем зале все столы были пусты, и была практически идеальная чистота. Мешкову стало не по себе от всего этого, но он старался не подать виду.
- Прошу,- Вадим распахнул перед ними дверь лаборатории. Тут было совсем другое царство – колбы, пробирки, баночки, реактивы, анализаторы, компьютер и много прочей дребедени. Судмед тут же протянул Мешкову литровую чистую банку: - Туалет там,- он указал в сторону еще одной двери.
-Бл…ть, а трехлитрового нет? – на Гришу накатила волна раздражения.
Вадим молча протянул ему контейнер для мочи поменьше. Мешков скорчил гримасу и ушел в туалет все-таки с литровой тарой…
Когда он вернулся с тем, что от него требовали, Женька взяла у него кровь, а судмед – слюну. Мешков возмущался мысленно, и только можно было представить себе его выражения, судя по его живой мимике. Потом от него отстали. Он уселся на свободный стол и болтал ногами, наблюдая за Женькой и Вадимом. Они переговаривались о своем и совершенно не обращали внимания на Гришу.
-Я сейчас, - Вадим отлучился на пару минут, когда весь биоматериал был распределен, аппараты запущены и пошел процесс анализа и распознания. Практически все было автоматизировано – аппараты сами тировали необходимые реактивы, которые были в них заправлены. В общем, техника на грани фантастики. Он вернулся с открытой бутылкой вина и тремя бокалами.
-Винца для… - он подмигнул Мешкову, не договорив банальную фразу.
Гриша отрицательно усмехнулся.
-И правильно, а то результаты будут ложноположительными, - и он разлили вино по двум бокалам и протянул один Женьке. Девушка улыбнулась и взяла бокал. – Не будем же время терять зря, а то еще час ждать…- он цокнулся с ней бокалом и отпил глоток. – Чудный букет, настоящее грузинское…Друг недавно привез с поездки…
-Да, винище отменное…- заценила Женька.
-Эй, вы там, врачи, - окликнул их Мешков.- Вы там анализы мне не сделайте сложноположительными….-последнее слово он отчеканил, специально сделав ошибку.
-Пациент, вы курите, курите, и ни о чем не беспокойтесь, - отмахнулся Вадим. – Жек, как сама? Давно с Серегой пересекалась? – Сергей это был их однокурсник, который теперь работал в судмедбюро в Питере.
-Прошлым летом он к нам приезжал отдыхать в Крым, там пересекались,- Женька пила вино и прохаживалась вдоль аппаратов в ожидании результатов. Она посмотрела на Мешкова. –Это коллега Вадима, только он в Питере работает, - пояснила она ему. Гриша сделала вид, что ему все равно. - А зимой пришлось ехать к нему по работе…
-Да…бывает…- Вадим помолчал минуту. К нему Женька пока еще не приезжала до сегодняшнего дня.
Мешков, молча, курил, слушая их разговор. В голове складывалось все в логические цепочки. Какая у неё может быть работа с судмедэкспертом? Только если кто-то умирал.
Засигналили первые результаты. Это были экспресс тесты. Девушка удовлетворенно прошла мимо ряда тест-полосок.
-Хорошо,- сказала она и протянула пустой бокал Вадиму. Тот тут же его наполнил снова и отдал ей.
-И что значит две полоски?- поинтересовался Мешков, тоже глянув на результаты. – Я что беременный?
-Нет, младший лейтенант, - хмыкнул Вадим.
-Банально,- отмахнулась Женька.- Это отрицательный результат, - она посмотрела на Гришу. Тот только довольно улыбнулся…
Так за разговором и вином, они дождались всех результатов. При чем отрицательных на более, чем на 20 разных веществ.
-А с такой биохимией можно не только жить, но и в космос лететь,- дал свой окончательный вердикт Вадим через час ожиданий.
Мешков торжествовал и весь светился. Судмед распечатал заключения и отдал его девушке.
-Ну,все…А теперь проваливайте скорее, иначе так и дежурство пройдет – поспать мне не дадите, - забурчал шутливо Вадим. Они с Женькой обнялись на прощание, и она сунула ему в карман конвертик.
– Спасибо…И никаких возражений, реактивы-то казенные, - девушка отвергла все его попытки противиться – работа была работой, а дружба дружбой.
Он провел их до выхода.
-До… - начал было Мешков, протягивая ему руку, но девушка рукой закрыла ему рот и отрицательно покачала головой.
-Здравия желаю,- поправила она его.
-Желаю здравия, - Гриша снова протянул ему руку.
-Аминь, - Вадим пожал её. – Обращайтесь, если что…
И они, попрощавшись таким образом, разошлись в разные стороны.
-Запомни, никогда ни при каких обстоятельствах не говори врачам «до свидания», особенно судмедэкспертам и патанатомам…-Женька закурила.
Он кивнул. В это что-то было. И, правда, лучше не встречаться с ними еще раз.
-Ну, что твоя душа довольна? – ехидно поинтересовался Гриша, когда они оказались на улице одни. В его голосе чувствовалось небольшое раздражение.
-Вполне, - она пожала плечами.
-И это все? Стоило устраивать весь этот цирк, чтобы потом сказать «вполне»?
-Стоило,- она спокойно смотрела ему в глаза.
-Когда я говорю, что это не мое, то это не мое. Верить людям надо, - Мешков был зол. Обычно он с юмором реагировал на все проверки Женьки, но на сегодняшнюю, как бык на красную тряпку.
-Обязательно.
-Что обязательно? Что обязательно? – то, что она отвечала одним словом, его тоже теперь раздражало.
Она зевнула устало, не реагируя на его раздражительность.
- Я устала. Давай поедем в гостиницу, - сказала она.
Мешков понял, что скандала, как и вразумительных ответов не будет, поэтому молча, поймал такси. Они сели на заднее сиденье, но каждый смотрел в свое окно.

Такси остановилось возле гостиницы. Женька вышла первая. Мешков остался сидеть. Она наклонилась и вопросительно посмотрела на него.
-Думаю, мне лучше сегодня остаться у себя,- сказал он, глядя ей в глаза.
Она улыбнулась и, кивнув, направилась ко входу в здание. Мешков даже разозлился – ничем её не проймешь. Гнет свою линию, и даже глазом не моргает. Неужели ей все равно вместе они будут сегодня или нет. И с какого перепугу решил ехать к себе, он сам не знал. Возможно, его задело её недоверие к нему. Но…Ведь он и требует порой такого жесткого контроля. С тех пор, как он познакомился с Женькой, его постоянно не покидает чувство, что она всегда и постоянно рядом. И стоит ему только подумать о том, о чем думать не стоит, как она тут же оказывалась рядом. По крайней мере, ему так казалось каждый раз. И, возможно, это останавливало его на грани дозволенного.
-Останови машину,- попросил он таксиста. Тот успел уже повернуть за угол гостиницы и проехать несколько метров. – У меня есть еще одно незаконченное дело, - пробормотал Гриша, но слова больше адресовались ему самому.
-Вас ждать?
-Нет, - он расплатился и решительно направился в сторону входа в гостиницу.

Женька зашла в номер и, не включая свет, подошла к открытому окну. Не думать, не оценивать, не ждать! Девушка закурила. Она закрыла глаза и представила берег моря, солнечное утро, тихий шум прибоя. Еще помогала музыка, но плеер был на столе, и ей лень было к нему идти.
Он так захотел, а она не будет требовать ничего. Вернее не имеет права требовать ничего от него. Эти чертовы таблетки и правда оказались не его, но доказать это стоило и его и её нервов. Как бы ей ни хотелось верить ему, но она не могла. Не могла только потому, что он тот, у кого есть свои слабости. Ведь ей четко вдолбили в голову «учителя» на работе – не верить, а проверить. И она проверяла…
В дверь постучали. Женька удивленно оглянулась, потом посмотрела на часы на руке. Как раз в это время они заказывали с Гришей ужин, но она не звонила никуда сегодня. Девушка потушила сигарету и направилась к двери. Пока она шла, стук повторился снова.
Женька распахнула дверь и немного прищурилась от яркого освещения в коридоре. На пороге стоял Мешков. Глянув на неё серьезно, он чуть потеснил её и зашел внутрь номера, решительно направившись в сторону столика. Девушка подумала, что он что-то забыл – ведь все мелкие вещи они сваливали на этот столик, начиная от ключей, заканчивая телефонами. Она осталась стоять возле открытой двери. Свет из коридора немного разогнал темноту в комнате.
Гриша выложил на столик свои вещи из карманов брюк и затем направился также решительно к девушке, расстегивая рубашку. Закрыв дверь, он прижал Женьку к ней и поцеловал…

Мешков проснулся чуть раньше Женьки. Она спала, свернувшись клубочком, запутавшись в простыни. Её волосы рассыпались по подушке кудрявым веером. Гриша, подперев голову рукой, внимательно её разглядывал. Её лицо было спокойным, еще погруженным в сон. Его взгляд скользнул по его голым плечам, вниз по спине, где притаилась хитрая саламандра. Ему вспомнилось, как он тогда в Крыму сомневался перед тем, как…Мешков заулыбался стеснительно от своих откровенных мыслей. И эта улыбка или, может быть, эти мысли разбудили Женьку. Она потянулась и открыла глаза. И тут же столкнулась с нахмуренным взглядом Гриши. Девушка немного виновато опустила глаза – он еще злился на неё за вчерашнее.
-Прости меня, - прошептала она, закутываясь в простынь в калачик, и виновато поднимая на него взгляд.
Гриша держал марку и продолжал хмуриться. Но девушка была такая забавная в своем чувстве вины, что он просто не смог долго притворяться. Он расхохотался.
-Мышоночек, ты такая смешная…- проговорил он сквозь смех.
-Я смешная? Ах, я смешная! – Женька вскочила в простыне и забралась не смеющегося Гришу сверху. – Я тебе покажу смешная, – и она принялась его щекотать.
-А-а-а, - застонал он, извиваясь под ней.
-Ну как, смешно тебе еще, - её пальчики проворно перебирали его ребра.
-Все, не могу больше, – он подмял Женьку под себя и так сильно прижал к кровати. Что она пошевелиться не могла. Она попыталась высвободиться, но у неё ничего не получилось. Он почти касался её губ, но в то же время не спешил этого делать, а только внимательно разглядывал черты её лица. Она перестала мельтишись и внимательно посмотрела ему в глаза.
-Прости меня… - прошептала она.
-Уже забыл… - он прошептал в ответ. –Но ты мне не веришь, вот это больно, - в его взгляде скользнул укор, который больно ударил по девушке.
-Нет, не верю…-пробормотала она. – Но я доверяю тебе…Больше чем кому-либо…
Он улыбнулся так, что по телу девушки пробежала дрожь. Он довольный отпустил её и встал с кровати.
-Ты куда? – немного удивленно спросила она.
-Ну, вообще-то у меня по расписанию бассейн, - он встал и направился в сторону ванной комнаты. – А что? – он остановился и посмотрел на неё.
-Нууу… - она встала на кровати и, закусив губку, скользнула по нему взглядом. –Я думала, мы….-она многозначительно пошевелила бровями.
-Вот знаешь, – он вдруг стал серьезным. – Я всегда подозревал, что тебе от меня только одного и надо…
Ей вдруг стало стыдно. А ведь он прав. Но она ничего не могла с собой поделать, когда он был рядом. Гриша рассмеялся, а она поняла, что снова попала.
-Зараза! – она скомкала и кинула в него простынь, в которую она была завернута. Он поймал её и, хитро прищурившись, посмотрел на девушку секунду. Прежде, чем Женька опомнилась, Гриша подхватил её себе на плечо и понес в ванную.
-Эй, ты чего?
-Чего чего? Мы в бассейн опаздываем… - пробормотал он, хлопнув её по попе.
-Ай! – она шлепнула его в ответ по спине. – Граф, но утро-то доброе?
-Когда ты рядом, то очень…- он шутливо укусил её за бедро…
Это был день, похожий на день в Крыму. Он показал ей бассейн, куда он захаживал. Как тогда, она сидела на топчане и поглядывала на него, а он плавал в свое удовольствие. Потом они позавтракали в уютном кафе, погуляли по парку, пообедали в другом кафе. Потом вернулись в гостиницу. Гриша собрал свои вещи. Он хотел, чтобы они отнесли их на квартиру, а в замен взяли чистые. Женька была не против. Ей нравился сегодняшний день. Они много гуляли и разговаривали обо всем – о музыке, будущих концертах, о его группе. Девушка только слушала и редко говорила в ответ. Только когда он спрашивал, что она об этом думает. И, несмотря на всю известность Гриши, их никто не беспокоил ни автографами, ни фотографированием…
Мешков, держа её за руку, решительно направился к одному из подъездов девятиэтажки, но Женька его остановила.
-Ты иди, а я подожду здесь, - она посмотрела ему в глаза.
Он понял, почему она не хочет подниматься наверх, и не стал её заставлять.
-Хорошо, я быстро… - он поцеловал её в щеку и скрылся в подъезде. Женька достала из сумочки сигареты и закурила, оглядывая двор. Где-то на площадке играли дети, молоденькие мамашки кучками шли с колясками, весело переговариваясь, а бабушки на лавочках у подъездов внимательно за всем следили, довольно эмоционально переговариваясь. Возле подъезда Мешкова пока никто не сидел на лавочках. Женька усмехнулась – видимо чувствовали, кто здесь живет.
Пока девушка разглядывала все вокруг и курила, мимо прошел Андреев, окинув её взглядом. Симпатичная. Распущенные длинные слегка вьющиеся волосы. Короткий сарафанчик с балеро поверх него. Хорошая фигурка. Такую девушку он не замечал раньше у них во дворе. И в то же время она показалась ему какой-то знакомой. Но он торопился домой и прошел мимо, не замеченный ею…
-Сашка, хорошо, что ты пришел…Там у Гришки на руке….След от укола…Свежий… - Кирилл поймал друга за руку, как только тот вошел в квартиру.
Андреев еще под впечатлением от девушки внизу, не сразу сообразил, о чем тот говорит. Дверь в комнату Мешкова была открыта, и там слышались какие-то телодвижения, шуршания и бормотания. Сашка с Кириллом прошли в комнату Гриши и стали на её пороге, облокотившись о косяк. Мешков их не замечал и продолжал что-то искать в ворохе одежды на своей кровати.
-Рубашка, рубашка, рубашечка….-бормотал он при этом, перебирая одежду. Из вороха он вытащил футболку и, сняв с себя старую, надел чистую. Грязная очутилась на стуле вместе с остальными использованными вещами из его рюкзака. Потом он выудил из того же вороха пару шортов, несколько футболок, носки, трусы и, предварительно сложив все аккуратно, погрузил в свой рюкзак. Потом он подхватил ворох грязной одежды и только тут заметил Сашку с Кириллом, которые стояли в дверном проеме. Он удивленно посмотрел на них. А те также удивленно смотрели на него. То, что он мог чудить под кайфом было им известно, но вещи он при этом так никогда не паковал и не перебирал.
-Я потом все сложу, - пообещал он им и, протиснувшись сквозь них, на несколько секунд скрылся в ванной комнате.
-О, а вот и рубашечка! - послышался оттуда его радостный возглас, а потом появился и он сам, неся свою находку в руках. Грязные вещи были оставлены в корзине в ванной. Гриша протиснулся назад в свою комнату, сложил рубашку и положил её в рюкзак. Потом он надел его на одно плечо и собрался уходить. Но вдруг передумав, достал еще из шкафа косуху и, сложив, тоже утромбовал в рюкзак.
-Гриша…-начал неуверенно Сашка. Слишком уж бодро выглядел друг, как для употребляющего человека. Хотя внешность бывает обманчива. – А что это у тебя на руке?
-На руке? – Мешков удивленно осмотрел свои руки и только сейчас заметил след от укола на локтевом сгибе. – Блин, Же…-начал было он, но тут же замолчал и настороженно посмотрел на Сашку с Кириллом. – Это не то, о чем вы подумали, – усмехнулся он и, снова протиснувшись между ними, направился к выходу. – Встретимся завтра на концерте, - он, не оборачиваясь, помахал им рукой и вышел из квартиры, закрыв за собой дверь.
Сашка с Кириллом переглянулись и быстро вышли на балкон, который выходил на сторону подъезда. Там все еще стояла Женька, которую видел Андреев, и уже расселись по лавочкам бабушки, которым стоящая неподалеку девушка просто невероятно не давала покоя. Они уже стали придумывать ей всякие несуществующие факты из жизни. Женька стояла и слушала их, довольно улыбаясь. Всегда приятно было о себе узнать много нового.
Сашка и Кириллом притаились на балконе, слушая каждое слово, благо третий этаж прекрасно это позволял.
-Добрый вечер! – громко поздоровался Гриша, изобразив на лице милейшую улыбку. Бабушки заулыбались в ответ и тоже поздоровались. Мешков заулыбался еще шире, подходя к Женьке. Она тоже ему улыбнулась. Чмокнув её в щеку, он обнял её за плечи, и они зашагали куда-то вперед. Андреев с Кириллом закурили, глядя в след удаляющейся парочке.
-А она хорошенькая, - констатировал факт Сашка.
-Лучше скажи, кто она? – спросил его Кирилл. Друг лишь пожал плечами…

Они медленно шли по улицам, вслушиваясь в шум города, который медленно погружался в ночную суету и огни фонарей. Люди вокруг них куда-то спешили, даже не замечая, что эти двое существуют. Гриша надел на себя курточку и нес на плече рюкзак, а свободной рукой обнимал девушку за плечи. Она обнимала его за туловище одной рукой, а второй держала за руку на своих плечах. Они редко переговаривались, но и молчаливые паузы были не от того, что им нечего было сказать. Разговор происходил без слов – прикосновения, их объятия, переплетающиеся пальцы, взгляды друг на друга. Они не торопились, и, казалось, время тоже замедлилось, давая им подольше побыть вдвоем.
Они как раз проходили мимо небольшого парка с площадкой в центре, где собрались фаерщики и, судя по всему, должен была происходить или тренировка, или выступление, или и то и другое, но связанное с огнем. Уже было достаточно темно, и, несмотря на горящие фонари, картина все равно была довольно сказочной – как будто на поляне леса собрались какие-то фантастические существа. Звучали гитары и дарамбука, горели факела, кто-то прожигал свой реквизит, а кто-то принес на обмен и продажу свои работы.
Гриша почувствовал, что девушка вся напряглась, как струнка, заметив знакомую картину. Её глаза горели искренним интересом.
-Пойдем, подойдем туда, - предложил он раньше, чем она это сказала. Женька обрадовалась, как ребенок. Мешков взял её за руку, и они пошли туда же. Пока они добрались до фаерщиков, ему казалось, что Женька просто летит, и только он держит её на земле за руку.
Компания отнеслась к ним дружелюбно, тем более, что Мешкова сразу же узнали. Пока он общался со своими поклонниками, Женька тоже разговорилась с фаерщиками с последующим разглядыванием реквизита. Гриша периодически поглядывал на неё. Она заинтересовалась какими-то причудливыми веерами, и даже попробовала их покрутить, но, тем не менее, отдала их обратно, и потом еще какое-то время говорила с их хозяином.
Потом было огненное представление, правда, импровизированное, но приуроченное к приходу Мешкова, которое сопровождалось ритмичной музыкой.
Гриша, сказав своим собеседникам- я сейчас вернусь, решительно направился к Женьке. Она стояла и внимательно следила за выступающими.
- А ты я будешь крутить? – прошептал он ей на ухо, подходя к ней сзади и обнимая её.
Она отрицательно покачала головой.
-Нет…Сегодня не мой день…
-Почему? – он-то видел, что ей тоже хотелось.
-Ну, во-первых, с собой у меня реквизита никакого нет, а чужой мне никто не даст – не положено давать чужому человеку что-то свое…А потом одежда у меня не подходящая немного….
-Хорошо…Подержи-ка мой рюкзак… - он совершенно её не слушал больше. Отдав ей свой рюкзак, он отошел. У него возникла одна сумасшедшая идея. Ш9
Женька немного удивленно посмотрела ему в след, но осталась стоять на месте. Она знала, что он сейчас вернется.
Мешков нашел парня, у которого девушка смотрела веера. Тот сидел на корточках и заботливо паковал свое «богатство» по чехлам и сумкам.
-Дружище, а ну-ка покажи, что у есть…
-Пои, кометы, веера… - парень начал все перечислять и называть цену, не поднимая головы и снова приоткрывая товар. – Светал, керамошнуры, подшип…- он наконец-то поднял голову и умолк, увидев, кто его спрашивает. – А вы тоже занимаетесь…Вы смотрите, что вам понравится, выбирайте…Товар у меня хороший, как для себя делал…
Мешков задумчиво почесал голову – легко сказать, выбирайте…Но когда в этом ни черта не понимаешь, то и выбирать как-то не легко.
-К тебе тут девушка подходила…Такая красивая…- Гриша говорил эмоционально и жестикулируя руками, но парень почему-то сразу понял, о ком идет речь.
-Жека что ли?
-Ну да…Такая еще в сарафане и волосы волнистые длинные…
-Точно она…
-Что ей понравилось? Что она смотрела?
-В основном веера…Вот на эту модель по ходу запала…- парень достал веера с 7ю причудливо извитыми лучами, как змеи на голове Горгоны. По крайней мере, у Мешкова возникла такая ассоциация. – Но сказала, что еще подумает…Хотя по параметрам они её подходят вполне…- и парень пустился в пояснение параметров, материала и прочих моментов изготовления.
-Отлично, я их возьму… - Гриша прервал его, полез в карман и вытащил деньги.
-Деньги я не возьму, пусть это будет мой подарок…С меня не убудет…-парень отмахнулся и, упаковав веера в чехол, протянул их Мешкову.
Гриша, нахмурившись, строго посмотрел на него и протянул две купюры.
-Друг, не обижай меня. За такую красоту и денег отдать не жалко…
Парень помялся и взял деньги, но в придачу вручил Грише две бутылочки топлива для фаерщиков.
-Это сдачи! Хорошего прожига! – он пожал протянутую руку, но все равно ему еще было не по себе. До этого дня он никогда не думал, что когда-нибудь продаст что-то из реквизита самому главному «кодовцу».
Гриша только улыбнулся и потащил свое добро к Женьке.
Девушка стояла все там же, где он её оставил, и смотрела выступления. Он подошел тихонько сзади и наклонился к её уху:
-Ку-ку!
Она даже вздрогнула от неожиданности, но тут же заулыбалась, увидев, что это был он.
-Ребята просто нереально крутые!!! – она стала рядом с ним и взяла его под руку. Она вся дрожала от восторга.
-Мышонок, а это тебе! – он протянул ей свои приобретения.
-Граф…Ну ты… - у неё не было слов. – Спасибо, мой хороший…-она обняла его и чмокнула в губы.
-Что спасибо? Что спасибо? Иди, давай, опробуй! И вообще, мне просто захотелось увидеть, как ты крутишь свои огни еще раз…Вот и все… - он засмущался немного, забирая у неё свой рюкзак. Его руки сутливо забегали, поправляя волосы на голове. И он закурил.
-Да, конечно…Вот только…одежда… - она оглядела свой сарафан.
-Ну, одежду уж извините, могу предложить только свою, - он пожал плечами. Но тут же на его лице заиграло озарение, и он протянул ей свой рюкзак. – Вот, тут это добра полно. Правда размерчик…Но ничего…Главное, никакой синтетики…
Она улыбнулась ему и поспешила в сторону. Она нашла организатора встречи и о чем-то говорила с ним некоторое время. Судя по всему, тот очень был не против её выступления. Потом она о чем-то говорила с гитаристом и даже включила ему песню на телефоне. Он слушал её через наушник в одном ухе и буквально через минуту выдал нужную ей мелодию, судя по её одобрительному киванию. Мешков все это время стоял там, где она его оставила, и наблюдал за всеми её действиями. Все это время в центре круга продолжались импровизированные выступления под вторую гитару и барабанный ритм.
В какой-то момент Гриша вдруг потерял девушку из вида. Оглянувшись, он не смог её найти и внутри почему-то возникла непонятная паника. Но он решил никуда не идти, а стоять на месте. Она должна была вернуться к нему, а если он пойдет бродить, то они точно потеряются. Он закурил очередную сигарету и постарался унять внутреннее беспокойство. Его немного отвлекла разговором парочка, которая к нему подошла и заговорила.
А еще чуть попозже Женька подошла к нему – на ней была его рубашка, а волосы заплетены в косу. Надобности в шортах не было, потому что то, что на неё было надето, вполне походило на супер короткое платье. Она отдала Мешкову его рюкзак, теперь уже с его и со своей одеждой и маленькой сумочкой внутри.
Он посмотрел на неё оценивающе.
-Даааа, - протянул он. – Хорошо, что я такой большой…
-Был вариант, конечно, вообще голышом… - она подмигнула ему, на что Гриша стыдливо улыбнулся, пригладил волосы и потер подбородок, представив её в таком виде. – Но так, я думаю, - она подняла указательный палец вверх. – Лучше…
Ответить он не успел. Самый главный сегодняшний фаерщик вышел в центр круга и стал объявлять номер Женьки.
- И только сегодня маленькая импровизация от нашей маленькой гостьи с Украины...И только сегодня впервые прожигаются веера «Горгоны» от нашего мастера Ильи…И только сегодня здесь звучит музыкальная композиция нашего случайного и, надеюсь, не в последний раз гостя Григория…Встречайте….
Мешков все это время смотрел только на Женьку. Она закрыла глаза во время всего этого перечисления и молчала. Вдох-выдох. И вот она открыла глаза и решительно шагнула в круг, мельком глянув на Гришу.
Для импровизированного выступления еще и с новым реквизитом можно было сказать, «ляпов» было минимальное количество, которые заметили, пожалуй, только самые продвинутые фаерщики и о которых знала сама девушка. Но самой главной «изюминкой» была песня, которую она выбрала. Это был «Фокусник» из «Театра демона». Надо сказать, что гитарист неплохо подобрал её за отведенное ему время, а барабанщик только поддержал нужный ритм, а пели все. Сначала только один-два человека, но потом все, кто знал слова. Даже Мешков участвовал в этом.
Закончилось все бурными аплодисментами. А еще чуть позже Гриша и Женька, которая переоделась в свой сарафан, под прикрытием очередного выступления покинули эту веселую компанию.
-Я никогда не думал, что под наши песни можно делать вот такое…-Мешков был еще под впечатлением. Да и вообще ему нравилось наблюдать за ней и огнем. Она становилась в такие моменты совершенно другой. Вся сама светилась, как и огонь к её руках.
-Можно…Я вот подумываю сделать целую программу под ваши песни…Если они такие, то почему бы нет… - она говорила довольно эмоционально, еще под действием огненного шоу. Вот он, её наркотик.
-Ну да! Потом будешь на корпоративах выступать… - подколол он её.
-Нет уж! – она скорчила гримасу.
-Чего? – спросил он, хотя знал ответ.
-Ты же все сам знаешь, - она подмигнула ему. – Вы ведь тоже не корпоративщики, - она рассмеялась.
-Дааа, - он довольный заулыбался.
Они, обнявшись, шли вперед по ночному городу. До гостиницы еще было идти и идти, но пока им совершенно не хотелось никуда спешить…
В гостинице они были чуть за полночь и просто валились с ног от усталости. Побросав вещи прямо на пол и не зажигая свет, они рухнули на кровать. У обоих закрывались глаза. Гриша нащупал девушку рукой и погладил её по голове. Она тоже коснулась рукой его щеки. У него уже была хорошо отросшая бородка и щетина.
- Вот шерстью покрываюсь, - пробормотал он, не открывая глаз.
Она усмехнулась, тоже не открывая глаза.
-А мне нравится…твоя шерсть…- её пальцы скользнули с его щеки ему на губы. Он улыбался.
Еще несколько секунд и оба спали, даже не поняв, когда успели провалиться в сон…



На следующее утро, в день концерта, Женька и Гриша пришли на репетицию самыми последними. Большинство уже даже немного засомневалось, будит ли Мешков сегодня. Ведь ходили слухи, что он вчера крепко чем-то злоупотребил. Хотя ни подтвердить, ни опровергнуть эти слухи никто не мог.
Когда он пришел, в хорошем настроении в сопровождении его таинственной незнакомки, которая продолжала прятать свое лицо под тенью капюшона, все немного облегченно вздохнули. Но тут же немного напряглись – на руке у Мешкова был довольно свежий след от укола и синячок. Хотя вел он себя довольно адекватно и был бодр и полон сил. Окружающие тут же стали к нему внимательно приглядываться – кто-то отметил его несколько дневную небритость только сейчас, кто-то усталость, кто-то новые морщинки, но ничего более криминального не обнаруживалось.
Девушка взяла чай и заняла свое место, а Мешков курсировал от неё на сцену и обратно. Они с Гришей порой переглядывались и чему-то улыбались и даже посмеивались, и никто не мог понять, что это только из-за того, что сегодня и в данный момент мысли у них были на двоих. И их можно было даже ничего не произносить. Они понимали друг друга без слов. Кто-то наблюдал за этим с улыбкой, а кого-то это, безусловно, раздражало. Но этой парочке было все равно…
Леопольдов собрал их в предбаннике туалета, где располагались умывальники. Перед этим он заглянул и в женский, и в мужской туалеты, спросив несколько раз «есть тут кто?». Таким образом, вроде, как и проверил, кто и где был. Это была глупость с его стороны. В женском не отозвалась из кабинки Женька, решив, что это очередная чья-то шутка. А в мужском в разных кабинках были Мешков и Андреев, но они тоже промолчали, тоже решив, что это какая-то шутка. Кабинки отделялись от предбанника еще одной дверью, как в мужском, так и в женском туалете. А еще достопримечательностью данного места было то, что вода в бачках и трубах тут жила своей жизнью – периодически бурлила и текла, создавая определенные шумовые эффекты. Но к этому все привыкли и не обращали внимания. Поэтому случайными свидетелями разговора, который затеял Леопольдов, стали Женька и Андреев, которые вышли из кабинок каждый в своем туалете и собирались выйти в предбанник, чтобы вымыть руки. Но притаились, услышав голос гитариста. Сашка стоял за приоткрытой дверью в мужской туалет, а девушка - прижавшись к стене возле приоткрытой двери в своем туалете.
-Ребята, я реально говорю вещь! – Леопольдов попытался быть убедительным. – Вы же понимаете, что, когда Андреев уйдет, Грише будет очень трудно быть во главе самому.
-Не гони пургу, - отозвался басист. Барабанщик закивал ему в такт. – У Гриши достаточно сил, чтобы повести нас вперед и без Андреева….
-Я ж не против…Но ему бы было легче, если бы он был не один…
-Так мы его поддержим, - отозвался клавишник.
Ребята не понимали, к чему был весь этот разговор. Уход Андреева было дело решененным, поэтому все были готовы к этому.
- Я о другом…Я бы хотел предложить себя на место Андреева… - Леопольдов окинул всех взглядом. – Ведь все гениальные моменты приходят однозначно в паре…Вы оглянитесь на минуту на все наше творчество…Практически все было принесено их тандемом…Сейчас Гриша лишиться прикрытия с тыла…И я мог бы ему его обеспечить…
-Какой тыл? Что за х..ень ты несешь? – барабанщик вопросительно посмотрел на него, окончательно потеряв суть. – Хватит юлить, говори уже, нах..р, в лоб, чего тебе надо от нас…
Все остальные его поддержали.
-В общем, расклад такой…Перед выездом в тур предлагаю собраться и обсудить такой момент…Взять меня вторым вокалистом вместо Андреева…
-Подожди, но ты и так в бэк-вокале…Как и впрочем мы все… - отозвался клавишник.
-Не то, я хочу официального признания меня вторым вокалистом… - Леопольдов начинал нервничать.
Наступило короткое молчание, во время которого все переглянулись.
-По-моему, это не очень красиво обсуждать без Гриши и Сашки, - наконец, выдал басист. Все остальные закивали.
-И потом тогда мы лишимся второй гитары, - добавил гитарист.
-Гитару я не брошу, тут не переживай….Ребята, я не собирался обсуждать все без них. Я подниму этот вопрос на собрании…Я просто хотел вашей поддержки…Вы подумайте, Гриша ходит по краю постоянно…Ему необходима твердая поддержка рядом, - Леопольдов старался и подбирал нужные слова. – Вы ведь сами видели след на его руке от укола…Периодически на какие-то периоды ему надо будет ложиться на реабилитацию, и в эти моменты надо будет вести группу вперед…
-Я не буду участвовать в этом бреде, - перебил его басист и вышел из туалета. Барабанщик последовал за ним.
-Я не хочу ничего плохого, - заверил всех оставшихся Леопольдов. – Просто был бы рад, если бы на собрании вы меня поддержали в случае обсуждения этого вопроса…В свою очередь я обещаю справедливость в финансовых делах…
-Что за бред? Мы все получаем нормально и одинаково. Никто не обижен…И этим занимается финдиректор, а не Мешков с Андреевым… - клавишнику совершенно не нравился этот разговор, но он решил остаться до конца. Единственное, в чем Леопольдов по его мнению был прав так это в том, что Грише действительно понадобиться поддержка после ухода Саши.
-Но денег может быть больше…Поверьте мне, я знаю, как сделать так… - Леопольдов уже решил, что нашел нужную точку, куда следовало бы надавить.
-Вот сука! – раздался четкий и разборчивый шепот, хорошо различимый даже сквозь плеск воды. Стоявшие в предбаннике почему-то оглянулись в сторону женского туалета.
Женька тоже слышала этот шепот про суку и поняла, что пора было выходить. Высказывание было не её, хотя она была полностью с ним согласна. Она выскользнула из своей половины туалета в капюшоне, надетом так, что никто не мог разглядеть её лица. Все уже привыкли к её безмолвной тени, которая сидела на своем месте, не мешалась под ногами, и общалась только с Мешковым. Им было все равно, кто она. Леопольдов попытался спросить у самого Гриши о ней, но был послан подальше. Андреев делал вид, что ничего не происходит. А она была – тихая маленькая мышь, которая за всем следила и о чем-то разговаривала с Мешковым. Изменения в положительную сторону с ним Леопольдов тоже заметил. И даже, несмотря на свежий укол на руке, Гриша вел себя адекватно.
И тут эта тень выползла из женского туалета и наверняка все слышала. Женька на мгновение замешкалась, окинув всех взглядом из-под тени капюшона. Её глаза сверкали от злости, но она тут же опустила голову и подошла к умывальнику, чтобы вымыть руки. Леопольдов посмотрел на её напряженную спину и понял, что она обязательно расскажет об этом разговоре Грише. Он кивнул оставшимся участникам «Коды» выйти:
-Я сейчас вас догоню… - пробормотал он.
Девушка мыла руки и ничего не подозревала, а Леопольдов решительно направился к ней, когда ребята вышли. Он захватил её сзади за шею и закрыл рот рукой так стремительно, что девушка даже не успела пикнуть. После этого он потащил её к двери в мужской туалет, пятясь спиной назад. Андреев, услышав суматоху в предбаннике, выглянул из своего укрытия в приоткрытую дверь. Увидев приближающуюся спину Леопольдова, он ничего не нашел лучше, чем поспешить к кабинкам. Мешков как раз выходил из одной из них. Сашка, приложив палец к своим губам, затолкал его назад и тихо прикрыл дверь. Гриша удивленно на него уставился. Андреев жестами приказал ему молчать и слушать. Мешков послушно кивнул.
Леопольдов затащил Женьку в туалет и закрыл дверь на щеколду, чтобы его беседе никто не помешал. Он был выше по росту не только девушки, но и самого Гриши, и она немного в шоковом состоянии даже не сопротивлялась ему. Он швырнул Женьку лицом к стенке и прижал крепко сзади.
-Слушай меня внимательно…Дважды повторять не собираюсь… - злобно проскрипел он. – Если ты хоть слово пискнешь про то, что слышала там, Мешкову, то очень сильно об этом пожалеешь…
Андреев с Мешковым осторожно встали на края унитаза и выглянули поверх двери. То, что они увидели, вызвало у них дикую злость. Они уже собирались рвануть девушке на помощь. Но буквально на их глазах, она сделала ряд невероятных движений и поворотов. Вобщем, они не совсем поняли, что произошло, но громоздкая фигура Леопольдова оказалась на коленях, прижатая щекой к кафельной стенке. Он и сам не понял, как так получилось, но теперь любое шевеление вызывало настолько дикую боль (девушка знала, куда нажимать), что он предпочел не шевелиться.
Гриша спустился на пол и показал жестом Сашке молчать. Тот кивнул и последовал его примеру. Андреев посмотрел ему в глаза и состроил гримасу – «ни хрена себе у тебя подруга». На что Мешков горделиво улыбнулся – «Ха, еще бы». Они замерли, вслушиваясь в каждое слово, договорившись пока оставаться в укрытии.
-Слушай меня, мудак бородатый! – злобно начала девушка. – Угрожать будешь кому угодно, но не мне…- она больно двинула его коленкой по спине. – Запомни на всю жизнь, не смей трогать Мешкова…Я все прекрасно видела…И знаю, все твои штучки…И где бы вы не были, я всегда буду рядом, чтобы твою бороденку повыщипывать в случае чего…Понял?
Тот судорожно закивал. Она отпустила его. Леопольдов, судорожно дыша, уселся на пол и посмотрел на неё снизу вверх. Перед ним стояла маленькая хрупкая девчушка с взъерошенными и растрепанными длинными темными волосами. Правда глаза у неё были злющие и горящие, а руки сжаты в кулаки. Больше тягаться он с ней не желал. То, что она так его скрутила, не укладывалось у него в голове.
Женька глубоко вдохнула и выдохнула. Её кулаки разжались.
-И еще одно…Ни того, ни этого разговора не было…Забыл, понял? – она внимательно посмотрела на него.
-Но ты же понимаешь…
-Не понимаю…- перебила она его. – Главное, чтобы ты меня понял…
-Понял,- кивнул он.
-Вот и отлично, - она снова накинула капюшон и направилась к двери. В разнервничавшемся состоянии, она не заметила щеколду и вырвала её с корнем, когда резко распахнула дверь плечом. Леопольдов вздрогнул.
-Черт!- пробормотала девушка, выходя и заметив упавшую щеколду на пол. В двери осталась выемка. Женька вымыла снова руки, вытерла их салфетками и вышла в зал.
Перед дверью стояли в ожидании участники «Коды». Женька остановила мимо проходившего официанта и сунула ему купюру со словами – «я вам там замок сломала». Музыканты пооткрывали рты. А она направилась на свое место.
Чуть позже появился Леопольдов, умытый и спокойный. На вопросительные взгляды музыкантов, он спокойно ответил – «мы пришли к консенсусу, эту тему пока не поднимаем». После этого вся толпа вернулась на сцену и продолжила репетицию. До концерта оставалось около 4х часов.
Мешков и Андреев, дождавшись, пока Леопольдов уйдет, вышли из кабинки.
-Вот, сука! За Женю я его пере…бу… - злобно прошипел Мешков. – Какая муха его укусила…
Андреев в двух словах ему пересказал то, что подслушал ненароком.
-Не, ну Жека у тебя огонь! – добавил он в конце. Гриша серьезно посмотрел на него. – Все, молчу! Это не мое дело!
Они некоторое время помолчали, закурив, каждый со своими мыслями. Вернее Андреев заставил друга таким образом немного остынуть, иначе бы без скандала не обошлось. И потом совместно было решено оставить все, как есть. Андреев однозначно уходил из группы, и они ехали в летний тур и на фестивали без него. Здравый смысл взял верх – нового гитариста пришлось бы многому учить заново, хотя идея о молчании не особо нравилась Грише. Он предпочитал все говорить в лоб и не юлить. Они докурили и вышли в зал. Гриша взял в баре два чая и направился к Женьке, а Сашка на сцену – пришло время прогнать его партии. Леопольдова там не было. Андреев заглянул за кулисы и увидел его говорившим по телефону в дальнем углу. Сашка, прячась за кулису, подошел чуть ближе. Тот, судя по разговору, созванивался с женой Гриши, активно намекая, что тот «весело» проводит тут время. И она должна была приехать к вечернему концерту. Видимо, она уже выехала из Питера и как раз была в дороге. Андреев молча покинул свое укрытие и вышел на сцену. Они начали без Леопольдова, который поспешно к ним присоединился, когда они закончили первую песню.
-И зачем вам второй гитарист? – ехидно поинтересовался Сашка у ребят. – Вы вон и с одним отлично справляетесь…Думаю, на мои партии оставим одного Янчика, а то слишком наляписто будет…
Леопольдов покраснел и пожал плечами – типа, как хочешь, и пошел покурить в зал…
Репетиция потихоньку завершилась. Материал был прогнан. До того времени, когда должны были начать пускать зрителей, оставалось около 2,5 часов. Ряды стульев начинали убираться работниками клуба, чтобы освободить танцпол.
Все решили перекусить тут же и немного выпить, но не расходиться никуда. Гриша сидел на краю сцены и корректировал плей-лист с музыкантами, а Андреев сидел позади Женьки на несколько рядов. Он встал и пошел по проходу в сторону сцены. Остановившись буквально на секунду рядом с девушкой, он бросил ей на колени маленькую белую бумажку, сложенную пополам, и пошел дальше.
Девушка развернула её и прочитала – «Жена Мешкова будет на концерте». Андреев, дойдя до конца ряда со стульями, обернулся и посмотрел на неё. Она кивнула утвердительно. Он кивнул в ответ и направился к Мешкову.
Минут через 15-20 Гриша подошел к Женьке.
-Не заскучала, мышонок? – поинтересовался он, присаживаясь рядом.
-Нет,- она улыбнулась. – Я тот счастливчик, который дважды побывает на вашем концерте за один день…Кстати, поеду-ка я переоденусь…- она потянулась.
-Я тебе местечко займу…
-Не, никаких местечек…Только танцпол, - она показала ему язык. – Что мне потом на стуле скакать под музыку…
Он рассмеялся.
-И вообще, ты занимайся концертом и всем, что там надо, а я сама о себе позабочусь…Я ждать тебя не буду после концерта, хорошо… Пойдем. Проведешь меня до выхода…- она встала и направилась по ряду от Гриши в сторону черного входа.
-Вот это меня и пугает…Тут такая толпа будет, вдруг потеряешься…- он поспешил за ней и поймал за руку.
Она повернулась к нему и внимательно посмотрела ему в глаза:
-Я не потеряюсь, ты знаешь, где меня искать…Если после всего этого ты захочешь приехать, приезжай…
Он кивнул, хотя совершенно не понял, к чему она это говорит. Так, как будто они больше не увидятся. Он провел её до двери по темному коридору. Перед тем, как выпустить её, он крепко обнял и поцеловал её.
-Пока, мышонок, - он нехотя отпустил её из своих объятий.
-Веди себя прилично, граф, - шутливо погрозила она пальчиком. – И никаких энергетиков…
-А все остальное можно?- рассмеялся он.
-Можно, но в меру… - она улыбнулась и решительно шагнула в дверь.
Возвращаясь назад по коридору, его не покидало чувство, что он попрощался с ней навсегда…
Женька на такси добралась до гостиницы и по дороге уже практически окончательно решила, что никуда не пойдет. Когда она вошла в номер, её мобильный звонил. Она ответила. Это был её однокашник Вадим, у которого они вчера были с Мешковым.
-Жекач, тут такое дело…-начал бодро он. – Мне тут досталось два билета на сегодняшний концерт «Коды». Как ты смотришь на то, чтобы составить мне компанию…Отказ не принимается…Встретимся возле клуба за пять минут до начала… - и он отключился. Женька даже не успела ничего ответить ему. Она плюхнулась на кровать и закрыла глаза. Если она не пойдет никуда, то «съест» себя своими размышлениями. А если пойдет, то хорошо проведет время в хорошей компании и под хорошую музыку. Ну почему бы и нет?
А с другой стороны, а почему бы не собрать вещи и не сбежать на вокзал? Тогда можно избежать того, если он не придет к ней по известной причине, можно избежать прощания, если он все-таки придет сегодня. Она фыркнула – как же её теперешние размышления похожи на те, которые её одолевали, когда она раздумывала ехать или не ехать на спектакль в Москву. Нет, лучше всего никуда не идти. Дура, не стоило вообще во все это ввязываться, начиная с самого начала. Тогда бы не корила себя ни за что и не создавала бы другим проблем.
Женька села на кровати, полная решительности собрать вещи сейчас и уехать домой…

-Привет, Сашенька, - Ира подошла к Андрееву и обняла его, чмокнув в щеку в знак приветствия. Та же процедура была проведена и с Кириллом. Клуб еще был закрыт, но уже через несколько минут пора было начинать впускать зрителей, которые толпились под дверями, распевая песни и распивая напитки разной крепости.
Музыканты были в гримерке, а Андреев с братом Мешкова стоял на сцене и разговаривал, когда она подошла. Гриша в это время стоял у барной стойки и о чем-то мило беседовал с исполнительницей роли Ловетт. Они оба пили пиво.
-А где Гриша?
Сашка с Кириллом посмотрели в сторону бара.
-Отлично, пьет уже…А вот и «времени даром не теряет»… - пробормотала Ира и решительно направилась к ним.
Сашка с Кириллом только переглянулись, не совсем понимая, чем она недовольна. Да, он пил пиво, но перед этим они все хорошо поели. Да, он говорил с Ловетт, но это был всего лишь разговор. Андреев хлопнул себя по лбу, вспомнив разговор Леопольдова с ней по телефону. Он в двух словах рассказал все брату Мешкова.
-Блин, будет скандал… - констатировал тот факт.
-Если сейчас вмешаемся, то точно, - поддержал его Сашка. Если бы они пошли следом за ней, то Ира точно приняла бы все за то, что они покрывают её мужа.
И они остались на своих местах…
-Привет! А я смотрю, ты времени даром не теряешь! – Ира подошла и теперь стояла за спиной Гриши.
Он как раз делал глоток пива и чуть не подавился. Он кашлянул и повернулся к жене.
-Привет! А ты что тут делаешь? – немного удивленно посмотрел он на неё.
Ловетт поспешила уйти, видя всю решительность Иры, хотя ей нечего было бояться.
-Вот, решила сделать тебе сюрприз…Только вижу, что ничего не изменилось… - она скрестила руки на груди и внимательно смотрела на него.
Мешков поставил пиво на стойку и закурил. Он немного занервничал под её взглядом, и еще от того, что не знал, как теперь с ней себя вести. Она ушла от него, а теперь тут. Просто взяла и приехала, а он ведь с Женькой...Гриша молчал и курил, глядя на неё.
-Ну и что, мы так и будем здесь стоять? – нетерпеливо поинтересовалась она. Он пожал плечами.
-Пойдем…в гримерку?
Она кивнула согласно. И они направились за кулисы к служебным помещениям.
В гримерке было людно и дымно от сигарет. Когда они вошли туда, все поприветствовали Иру и поспешили оставить их вдвоем, видя её совсем не шутливое настроение. Мешков сел на один из освободившихся стульев и продолжал курить.
-Послушай, ты не рад, что я приехала? – немного возмущенно спросила она. Обычно он вел себя по-другому, когда она вот так приезжала без предупреждения.
-Почему же? Рад. Просто не ожидал, что ты приедешь… - он пожал плечами.
-Нет, что-то не так…Что-то произошло…Я чувствую это…-констатировала она факт, внимательно вглядываясь в него.
Под её взглядом Мешков чувствовал себя виноватым. Ира заметила на локтевом сгибе след от укола и небольшой синячок.
-Что это? – она ткнула туда пальцем. – Гриша, ты опять начал? Ты же мне говорил, что начал все с чистого листа, что завязал со всем? А ты…Только почувствовал свободу. Как тут же опять начал..Еще и пьешь…
Гриша под тирадой её слов впал в какой-то ступор, сразу не поняв, о чем она. А Ира продолжала свои обвинения, постепенно переходя на крик.
-Это не то, о чем ты подумала… - наконец, сориентировался он, почему она все время тычет пальцем ему в руку. – Я сдавал…
-Опять врешь, Мешков! Ты всегда мне врешь!!!!И придумываешь какие-то глупые оправдания!
Мешков, как виноватый школьник, сидел, курил сигарету за сигаретой и слушал, как она его отчитывала. Наконец, он тоже вспыхнул, как спичка, и понеслось. На повышенных тонах они хорошенько наорали друг на друга, наговорили кучу гадостей и очередных ненужных глупостей.
-Я думаю, тебе лучше уйти сейчас…Уехать назад в Питер! – вдруг спокойно сказал он.
-Да, я уйду, но больше ты меня в жизни не увидишь, и дочь свою тоже! Можешь забыть о нас и таскаться тут по своим бабам, колоться, бухать и заниматься дальше самоуничтожением…Мне по фиг, что с тобой произойдет…Понял. Мне все равно! Алкоголик конченный! – и она вышла, громко хлопнув дверью.
В коридоре топились все те, кто вышли перед этим из гримерки. Они отлично слышали все сказанное, и теперь стояли и боялись пошевелиться, задержав дыхание.
-Как я вас всех ненавижу! Это вы сделали его таким! Шутом несчастным! И пользуетесь его слабостями! – прошипела она и, растолкав всех, поспешила прочь. Все впервые видели её в таком состоянии. И вообще подобная сцена между Ирой и Гришей была дебютной. Они никогда не позволяли себе подобную открытость. Видимо, совсем все плохо было.
Никто не решался заглянуть в гримерку. Зная, как Мешков любит свою жену, они просто боялись увидеть его состояние после ссоры с ней. Он вышел к ним сам. Он был уже переодетый в небрежно застегнутую черную фирменную рубашку с коротким рукавом. На правой руке красовалась повязка из Родда, которая частично прикрывала то злополучное место от укола, которое вызывало сегодня у всех много вопросов. Он выглядел уставшим и привычный за эти дни лихорадочный блеск в глазах тоже поблек. Перед ними был какой-то сгорбившийся старик.
-Спектакль окончен! Идите все на хер! – пробормотал он, и устало побрел по коридору. Андреева и Кирилла тут не было.
-А концерт? – воскликнули почти все одновременно.
-Его никто не отменял, - бросил Мешков, не останавливаясь.
Леопольдов поспешил за ним.
-Гриша, послушай, все обязательно наладится. Так в жизни у всех бывает! Просто так…
Договорить он не успел. Мешков схватил его за края рубашки и прижал к стенке. Он был ниже Леопольдова, но силы ему было не занимать.
-Слушай меня, - злобно прошипел Гриша. – Не лезь ко мне…Не твое дело, что происходит у меня в жизни…Вот тут мне «тыл прикрывать не надо», мудак бородатый…Поэтому занимайся своим делом…
-Гриша, отпусти его, - Сашка подошел и коснулся плеча друга. Мешков сверкнул на него глазами, но послушался его и, отпустив Леопольдова, пошел дальше. Тот поправил рубашку и что-то пробормотал.
-Это я ему рассказал, - сказал Сашка, поняв, что тот бормочет угрозы в адрес Женьки. – Я сам слышал все своими ушами, а потом еще и видел, что с тобой она сделала. И Гриша там тоже был…
Леопольдов ошарашено смотрел на него.
-Я скажу так, решать, конечно, Грише, потому что я уже фактически никто для «Коды». Но я бы тебя не взял вторым вокалистом. Для бэк-вокала ты хорош, но твой голос без изменения тембра совершенно плоский для вокала. А постоянно тужиться и повышать или понижать тембр это уже пародия на вокал. Так что, вот так вот… - Андреев похлопал его по плечу и пошел в след за Гришей. Их разговор никто, кроме них самих не слышал. Когда Мешков схватил Леопольдова и на горизонте появился Андреев никто не подходил к ним близко, зная, что только тот может повлиять на друга.
Конфликт был исчерпан, и все поспешили снова в гримерку. А Леопольдов некоторое время так и стоял, глядя в ту сторону, куда удалились два друга. Настроение у него было безнадежно разбито, как в принципе и некоторые планы…
Когда Андреев вошел в зал, то Мешков уже сидел у барной стойки и залпом допивал из своего оставленного бокала пиво. Пока он дошел до него, Гриша поставил пустой стакан и что-то сказал бармену, тот кивнул в ответ. Андреев поспешил к нему, уверенный, что сейчас его друг будет «нагружаться градусами алкоголя».
-Гриша…-начал он, подойдя к нему.
-Иди на хер, Сашка, - отмахнулся от него тот.
Андреев сел рядом с ним, совершенно не обижаясь на друга, и они закурили, молча.
-П..здец! Это был п…здец, как она орала на Мешка! На весь клуб… - подошедший к бару работник сцены оживленно описывал события, произошедшие в гримерке, своему другу. Заметив Мешкова с Андреевым, он замолчал.
-На хер отсюда! – буркнул ему Гриша. А Сашка, который застал только его перепалку с Леопольдовым, окончательно понял, почему его друг мрачнее тучи. Тогда точно «п…здец», как говорил работник. В таком состоянии от Гриши можно было ожидать чего угодно.
Бармен поставил перед Мешковым стеклянный пивной бокал с ручкой, наполненный почти до краев.
-Прости, но чашки временно закончились, - пожал плечами бармен.
Мешков только отмахнулся. Коснувшись стенки бокала, он одернул руку и взялся за ручку на нем:
-Черт! Горячий! А лимончик? Где мой лимончик?
-Какой лимончик? – вырвалось у Андреева.
-Ну, в чае? В чае должен быть лимончик, - невозмутимо заметил Гриша. Бармен щипчиками положил ему пару долек лимона.
-Вот, я тебя знаю уже сто лет, Мешков. Но ты, б…ять, каждый раз такую хрень выбрыкиваешь, что мне кажется, что совершенно тебя не знаю.
-Сань, а что я должен был нажраться…После всего этого? – он кивнул в сторону кулис. – А вот им всем, - он показал куда-то средний палец. – Всем, кто в меня не верит…Хотя…Может и правильно делают, что не верят… - он сделал глоток чая и закурил очередную сигарету. Сердце противно щемило и барабанило внутри. – Я сделал все возможное, чтобы мне никто не верил…-он горько усмехнулся.
-Ладно мы, а твоя Женя?
-Женя… - Гриша сделал еще глоток чая и задумался. Верит ли она ему? Нет, она ему не верит. Она сама об этом ему говорила. Но она ему доверяет, а это многого стоит. Вот её ему стыдно обманывать, и он ей практически всегда говорил и говорит правду. – Женя, она работает с такими, как я…- Гриша внимательно посмотрел на Сашку. Тот от удивления приоткрыл рот. – Она мне не может верить…Она со мной работает…Она меня лечит… - Мешков замолчал, нахмурившись. Что-то его пробило на откровения. А мысли о Женьке разлились приятным теплом по телу и немного его успокоили. Он даже сам удивился этому. Обычно его семья вытесняла её из его мыслей, а тут наоборот.
Женя – врач! Эта мысль не давала покоя Андрееву и не укладывалась у него в голове. Ну. Как она могла быть врачом? Маленькая, хрупкая девушка, которая ходит на панк-роковские концерты, курит, дерется с мужиками и лечит. Неет! Этого просто не может быть. Он мог представить её кем угодно – подружкой, любовницей, новым увлечением или даже чем-то важным и серьезным в жизни друга, но только не медиком.
-Так ты что, правда, сдавал кровь на анализы? – вдруг ляпнул Сашка. Ведь теперь все сходилось – вот почему Мешков был на съезде наркологов, вот почему он весь такой необычный приехал с реабилитации.
-Ну спасибо! – буркнул Гриша, усмехнувшись, глядя на друга в прострации. –Бумажки надо предоставить?
-Прости, я просто немного в шоке…
Гриша рассмеялся от души, допил чай и уже в более ровном настроении ушел за кулисы. Внутри остался горький осадок от произошедшего, но после разговора ему стало немного лучше.
-Что тут произошло? – спросил подошедший Кирилл. – Ира вылетела из-за кулис вся в слезах. Я её посадил на такси и отправил на квартиру. Пусть выспится, а завтра с утра поедет уже домой. Что-то она совсем на нервах…Что ей Гриша сказал?
Сашка рассказал ему обо всем.
-Ой, не знаю, как оно все будет дальше. Но Мешков вряд ли сегодня вернется на квартиру…И по-моему эта его подруга стала ему больше, чем подруга…В смысле не просто увлечение…Ты ведь помнишь, какой он ходит после ссор дома, а тут быстро отошел…
-Вот сука!
Сашка немного удивленно на него посмотрел.
-Да я про Леопольдова…
-Да, это вообще сейчас не главная тема…Это так…мелочи жизни, - отмахнулся Сашка.
-Но и влезать в это все мы тоже не имеем права…
-Да, только можем быть наблюдателями и поддержать, если что…
-Не очень мне это все нравится, - Кирилл внимательно посмотрел на Сашку.
-Посмотрим… - как-то неопределенно сказал на это Андреев…

Концерт был невероятным. Энергетика просто окутывала все вокруг, спускаясь мощной лавиной со сцены и возвращаясь туда же таким же огромным потоком. Женька с Вадимом (несмотря на его комплекцию) не присели ни на минуту все 2,5 часа. Еще и горланили песни так, что под конец оба охрипли. «Кода» прокачала сквозь всех свою программу до мурашек по коже. Единственно, Ловетт «спалилась» в своих корыстных замыслах «стать известной» за счет более известных музыкантов. Она вела себя на сцене как-то непонятно. Вместо партнерской игры с Гришей, попыталась занять ведущую роль. Мешков, как истинный джентльмен, позволил ей насладиться этой иллюзией в течении ее пары песен. Но потом она ушла со сцены и про неё тут же забыли.
Женька не отрывала глаз от Гриши. Он был бесподобен. Но и в то же время она заметила, что он был довольно уставшим еще в самом начале концерта. Но, несмотря на это, выкладывался на все 200 процентов. Она старалась не думать о том, что могло бы произойти перед концертом между ним и его женой. Но в одном она твердо себя переубедила – она видит его сегодня в последний раз, вот прямо сейчас, во время концерта. И он точно сегодня не приедет к ней. А завтра она уедет навсегда...
-Спасибо, Вадя, я давно так не отрывалась, - проскрипела Женька на прощание, обнимая друга.
-Не за что! Это был мой самый классный отдых за последние несколько лет, - проскрипел он в ответ, тоже обняв её. – Спасибо! И будь здорова!
-Взаимно! – Женька чмокнула его в щеку и стремительно направилась ко входу в гостиницу. А Вадим сел в такси и поехал домой.
Приняв душ, выпив чаю с сигаретой, она легла и тут же заснула. Она была настолько опустошена после концерта, что даже думать ни о чем не было сил. Поэтому весь мыслительный процесс она оставила на дорогу домой…
Женька, заспанная, в белом банном халате с взъерошенными волосами стояла, приоткрыв дверь, и, щурясь от яркого света в коридоре, смотрела на него. Гриша был вымотанным и безумно уставшим, как физически, так и морально. Человек, который впервые бы с ним столкнулся, решил бы, что он просто пьян или еще под чем-либо. Потому что его взгляд бегал от одной точки в другую, глаза закрывались, а тело пыталось балансировать, выбирая более устойчивую позицию.
Он, молча, отодвинул рукой девушку в сторону и медленно поковылял в сторону кровати. Свернувшись на ней клубочком, он устало зевнул и натянул на себя одеяло.
- Почему ты не сказала мне о том, что приедет Ира и о разговоре с Леопольдовым? – тихо проговорил он.
Женька молчала и смотрела на него. Потом она закрыла дверь и, подойдя к кровати, села боком к нему. Комната освещалась только фонарями с улицы через зашторенное окно. Они видели очертания друг друга. Тишина была гробовая – было слышно дыхание каждого, как бьется сердце и даже, как хлопают ресницы при моргании.
-Хотя, ничего не говори…Ты просто не хотела вмешиваться в мои личные вопросы…С Леопольдовым понятно…Он покажет себя…Но я был там, я видел все…и слышал…И это полная грусть…Оказаться с таким человеком дальше…Понимаешь да? Я буду стараться и дальше…чтобы не давать таких поводов…Ну, чтобы он ничего не имел против меня…Чтобы ткнуть мне это в упрек…
Женька молчала и слушала его. Она прекрасно понимала, что он имеет в виду, хотя порой его мысли скакали и укладывались в несвязные предложения. Он сделала паузу, во время которой порылся в кармане шортов и вытащил оттуда пачку сигарет. Закурив, он устало поднялся и побрел к окну, где стояла пепельница.
- А на счет Иры…Я не знаю, как ты узнала, что она приедет…Но я не хочу это знать…Но хорошо, что тебя там не было…
Женька подошла к нему и встала рядом, тоже закурив. От его слов было двоякое ощущение.
-Мы с ней никогда не ссорились на людях…Все происходило только внутри нашей семьи…Все должно происходить только внутри семьи, если это касается семьи…Понимаешь да? – он помолчал немного. – Когда я вернулся с реаблит…ребилти…Бл…ть, да что ж за слово такое…Короче, тогда она решила уйти…Мы расстались, Жека, понимаешь да? Она захотела подумать…Но я её понимаю…Ты её понимаешь? Я никому не пожелаю себя…Это очень сложно…Все настолько…Она ушла…И она не вернулась…И когда она появилась сегодня…Тоже ничего хорошего не произошло…
Он говорил и говорил. Сложно, запутанно. Они курили, но Женя молчала. Она все прекрасно понимала. Все, что он чувствует внутри. Особенно, все его личные переживания. Но она могла только поддержать, выслушать, но никак не руководить его действиями.
-Прости меня, мышонок, - он вдруг опустился перед ней на колени и обнял её за ноги. – Я только всем делаю больно…моим родным…тебе…я не должен был всего этого говорить…но…если бы не ты…я бы давно сорвался…сейчас ты мой маяк, на который я ориентируюсь…ты мое спокойствие…
Женька опустилась к нему на пол и обняла его. Они посидели еще некоторое время на полу, а потом вернулись на кровать. Девушка не говорила ни слова. А Гриша продолжал свои философские рассуждения. И надо сказать, что он давно так много и столько всего не говорил. Он затронул все вопросы – семья, родители, группа, Сашка, Кирилл.
Они просто лежали, обнявшись, а он все говорил и говорил. И ему становилось все легче и легче на душе, а у Женьки наоборот образовывался внутри тяжелый «камень». Зачем, зачем он ей все это рассказывает? Она завтра уедет и увезет это все с собой, а он опять останется один. Она ненавидела себя за это. Она вывернула этого человека наизнанку, встряхнула его жизнь, внутреннее равновесие, а потом просто исчезнет. От осознания этого внутри становилось горько до безумия и хотелось выть. Но по-другому она не могла...
Они заснули почти под утро и проспали до самого обеда. Её поезд был в 6 вечера, а он уезжал с группой на автобусе в очередной запланированный тур. Его должны были подобрать у вокзала.
Девушка потянулась и открыла глаза. Мешкова рядом не было. Она удивленно оглянулась, но в комнате было пусто. Через несколько секунд он появился из ванной только после душа в хорошем настроении. Женька заулыбалась и внимательно его разглядывала, не поднимаясь с кровати. Он подошел ближе, приятно ощущая её взгляд на себе.
-Утро доброе, мышонок? – тихо спросил он, улыбнувшись и присев рядом с ней.
Она кивнула.
-Ты…прости…Я наговорил вчера много всего… - он немного засмущался, вспомнив вчерашнюю ночь.
-Ничего страшного…Проехали… - прошептала она, коснувшись его губ пальцами. – Это было вчера…Сегодня новый день…
Она так тихо шептала, что он половину слов различил интуитивно. Он немного удивленно посмотрел на неё.
Она вдруг рассмеялась беззвучно, а потом попыталась что-то сказать. У неё совершенно не было голоса, а если и получался какой-то звук, то он был таким скрипучим, что без смеха слушать было просто невозможно.
Гриша тоже захохотал.
-А ну еще скажи что-нибудь… - просил он и опять трясся от смеха.
Она шутливо скорчила рожицу и, обиженно оттолкнув его, сбежала в ванную комнату.
Когда она вышла оттуда, завернутая в полотенце и с мокрыми волосами после душа, он ждал ей с горячим обедом. Как только он увидел её, опять захохотал, вспомнив её голос. Она сначала погрозила ему кулаком, но, поняв, что это не действует, она стащила с себя полотенце и, скомкав его, запустила в Мешкова. Это его повеселило только еще больше.
Тогда Женька схватила подушку с кровати и хорошенько его огрела ею. А потом еще и еще.
-Между прочим, это ты виноват и твой концерт! – скрипела она, вовсю орудуя подушкой по нему.
Гриша смеялся и защищался от неё, пока девушка не оказалась крепко зажатой в его объятиях. Она даже попыталась высвободиться – ведь он смеялся над ней, а ей на тот момент было это очень обидно. Но он крепко держал её.
Вдруг он так серьезно посмотрел на неё, что она даже немного испугалась и перестала сопротивляться. Он положил ей на кровать и устроился рядом.
-Знаешь, я еще никогда в жизни…у меня еще никогда ничего не было с девушкой с…таким голосом – и он снова захохотал.
-Зараза, можешь быть уверен и не будет - проскрипела она и попыталась встать, но он её не пускал.
-Да? – заинтересовано спросил он и внимательно посмотрел ей в глаза, перестав смеяться. Этот его взгляд и легкая улыбка, и Женька совершенно забыла про все обиды и даже о том, что происходило пару секунд назад. Ну, как можно было устоять перед его обаянием…
Они приехали на вокзал за 15 минут до отправления её поезда. У них были причины так опаздывать, но работникам железной дороги это было не объяснить. Гриша был в джинсах, футболке с надетым капюшоном на голову и курточке. На плече болтался его рюкзак, в руках была дорожная сумка девушки, а другой рукой он крепко держал за руку Женьку. Она была в светлой юбке и пиджаке с рукавами в три четверти, а на плече висела сумочка в тон одежде. Волосы были распущены и развевались по ходу их движения. Они шли довольно быстро в сторону нужного пути, и девушка даже в свои туфлях на высоком каблуке ничуть не уступала по передвижению ему в его кедах. Они торопились, поэтому даже не заметили Сашку с Кириллом, которые стояли у центрального выхода к поездам и внимательно за ними наблюдали.
Они вышли на нужную платформу и теперь быстро шли вдоль состава к её вагону. Тут же на одной из лавочек расположился уличный музыкант с гитарой, который собрал вокруг себя небольшой кружок ценителей. Просто невероятная роскошь для московского вокзала, на котором через каждые полметра можно было встретить милиционеров. Музыкант как раз начинал исполнять новую песню.
-Арбенина, - проскрипела Женька и вдруг остановилась.
-Что? – удивленно спросил её Гриша, тоже остановившись.
-Песня Арбениной «Он не дожил до ста», - девушка, говоря это, достала из сумочки купюру и оставила музыканту в шляпе у его ног. – Песня моего друга спелеолога…
Мешков почему-то понял, что её друга уже нет в живых, и внутри кольнула какая-то грустная нотка.
Это все заняло несколько секунд, и они опять продолжили свой путь.
Проводница быстро взглянула на билет Женьки и милостливо позволила Грише провести её до купе. Они оставили её дорожную сумку и направились к выходу – еще было немного времени, чтобы покурить и кое-что сказать друг другу. Но…Хозяйка вагона решила по-другому. Она сразу же после того, как Мешков вышел, шагнула в тамбур и преградила дорогу на выход девушке:
-Мы уже отправляемся, - сообщила она Женьке.
Та растерянно посмотрела на Мешкова. Но тот немного оттеснив проводницу, притянул к себе Женьку и поцеловал её.
-Все хорошо, мой мышонок, - прошептал он, крепко обнимая её. Потом снова поцеловал её. Состав заскрипел.
-Молодой человек, или оставляйте пассажирку, или дайте мне выполнить свою работу, - настойчиво противным голосом заявила проводница.
Гриша так на неё зыркнул, что Женька испугалась, что он сейчас пошлет её куда подальше. Она взяла его лицо в свои ладони, поцеловала, а потом обняла еще раз. Затем она мягко высвободилась из его объятий и сделала шаг назад, помахав рукой в знак прощания. Он сжал губы и кивнул. Проводница заняла свое место у открытого тамбура, подняв сигнальный флажок.
Мешков показал Женьке жестом, чтобы она шла к купе и выглянула в окно. Та кивнула и скрылась в вагоне. Гриша шел, вглядываясь в окна, и достав из кармана свой мобильный. Он остановился у окна, где она стояла, и, указав пальцем на свой телефон, нажал что-то на нем и приложил трубку к своему уху. Женька немного непонимающе за ним наблюдала. Телефон в её сумке запиликал, а Мешков стоял и довольно улыбался.
На дисплее высветилось «Граф». Девушка, не веря своим глаза, ответила на звонок. Поезд дернулся и медленно поплыл вперед. Мешков шел по ходу движения и говорил с ней.
-Я подумал…Я не хочу вот так расставаться…Ты нужна мне…Поэтому, я конечно извиняюсь, но тебе придется меня терпеть…Вот так вот, мой мышонок…
Она не могла произнести ни слова. Она была уверена, что это конец – и они больше никогда не увидятся. Ведь она сама лично проверила его телефон перед отъездом. Когда он успел.
Поезд набирал ход, оставив Гришу на перроне, и увозя Женьку домой. Но между ними теперь была тоненькая, но прочная ниточка - телефонная связь.
Мешков остановился как раз возле музыканта, который все еще пел ту самую песню. Он достал из кармана купюру и положил в шляпу.
-Мышонок, жаль, что немного времени не хватило, поэтому придется слушать так…Но зато вместе… - и он повернул динамик телефона так, чтобы Женька могла слышать песню.
Она села на свое место в купе, продолжая держать телефон у своего уха. Слезы сами собой потекли из глаз. У Мешкова побежали мурашки по коже от песни, и он даже представил на секунду, что могло произойти с её другом…
-А теперь мне тоже пора…Меня уже ждут, наверное… - он помолчал. – Я позвоню еще…-пообещал он.
-Хорошо, - прошептала она. – Я буду ждать твоего звонка, - пообещала она также шепотом и положила трубку.
Мешков спрятал телефон и довольный направился к выходу с вокзала. Идея с телефоном пришла к нему в последний день. Нет, он не мог так просто все закончить. Он не хотел этого. И она не хотела. Как бы она не говорила обратное, Гриша отлично знал её мысли. Поэтому распорядился по-своему усмотрению. И не жалел об этом.
На выходе он встретился с Андреевым и Кириллом.
-А вы что тут делаете? – немного удивленно поинтересовался он.
-Пришел вас проводить, - доложил его брат.
Гриша только усмехнулся – эта парочка явно чего-то не договаривала, но ему сейчас было все равно. Его мысли ехали в поезде в другую страну.
-Я жду своих ребят, мы поездом едем на концерт… - Сашка внимательно посмотрел на него. Мешков был на столько где-то внутри себя, что даже не слушал, что говорит друг.
-Да? Это хорошо…Тогда встретимся на Нашествии, - Гриша обнял друга, потом Кирилла и, попрощавшись еще раз, направился к своему автобусу, закурив. Его уже ждали.
-Что-то он уж очень доволен, как для расставания, - поделился своими мыслями Кирилл.
-Что-то мне подсказывает, что это еще не конец… - пожал плечами Сашка, посмотрев загадочно на своего собеседника…
Они очень много говорили по телефону. Чаще звонил он, Женька просто не успевала за ним. В любое время дня и ночи, когда ему хотелось, когда была такая необходимость её услышать, она отвечала на его звонки. Её голос успокаивал его, отвлекал от ненужных желаний и глупых мыслей, держал в тонусе. Она, словно, была постоянно рядом. Он порой удивлялся – на следующий день после концерта или очередного фестиваля она уже знала, что он говорил в интервью, пил или не пил, спал или не спал. Просто в силу своей профессии она была очень наблюдательна, а некоторые интернет-ресурсы давали очень много информации, как фото, так и видео. Единственное, чего она очень боялась, что он сорвется, а её не будет рядом, чтобы встряхнуть его, чтобы помочь, чтобы поддержать. Если бы он знал, как она ждет его звонков, чтобы услышать его голос и понять, что с ним все хорошо.
Один раз к ним на выступление на одном из фестивалей приехала жена Гриши. Все замерли в ожидании, что же будет на этот раз. Но они не предоставили им никакого удовольствия наблюдать снова личные сцены, а предпочли вести себя нейтрально и обычно. Они вышли прогуляться в парк перед выступлением. Мешков молчал, а Ира тоже не спешила начинать разговор.
-Я приехала, посмотреть, как ты тут…
Он молчал – благоразумие внутри него советовало сохранять молчание, иначе ничем бы хорошим это не закончилось.
-Стараюсь, держусь, как видишь, - он улыбнулся.
-Ты хорошо выглядишь. Значит, правда….-она осеклась и немного виновато на него взглянула. – Прости…
-Не извиняйся, я сам во всем виноват…Но я прошу тебя, давай не будем пока начинать никаких разговоров…Я вернусь домой, тогда решим все вопросы окончательно, хорошо…- он говорил спокойно. И он был прав. Лучше обо всем поговорить дома, в спокойной обстановке, а без лишних глаз, ушей и фотоаппаратов.
Она кивнула. Они погуляли еще немного, практически не разговаривая.
После их выступления Ира поехала домой, а «Кода» - в следующий город.
Гриша рассказал Женьке по телефону, что приезжала его жена.
-Я вернусь домой – у нас будет 3 дня перерыва и обязательно с ней обо всем поговорю…-пообещал он ей, хотя она ничего не требовала от него.
-Гриш…-начала она.
-Молчи, мышонок, - перебил он её. – Это мое дело…Твоя задача быть со мной…
До последнего фестиваля оставалось три свободных дня, которые все решили провести дома. Когда Мешков приехал в питерский дом – Иры там не было, как впрочем и её вещей. Её мобильный не отвечал. Но на этот раз Гриша отнесся к этому спокойнее. Он поехал к родителям, у которых опять гостили Соня с Викой. Вот этому он очень обрадовался. Они отлично провели вместе два дня, а жена так и не появилась за это время и не взяла трубку. Хотя с его матерью она говорила по телефону. Видимо, Ира все-таки решила, что не будет возвращаться к нему. Что ж, это немного облегчало задачу самому Грише. Не надо было поднимать больной темы. Уезжая на фестиваль, он был твердо уверен, что его семья распалась и больше никогда не будет так, как раньше. Но это больше не вызывало тоски, а скорее он просто констатировал этот факт. Он сбрил свою отросшую бороду и довольно бодро шагнул вперед, в новую жизнь…
С Андреевым они встретились на Нашествии 2013. Для камер построили друг другу сомнительные рожицы, но за глаза довольно искренне приветствовали друг друга. Сашка отметил про себя, что Мешков выглядит бодро и словно помолодевшим, а его глаза горят. Гриша был трезв, как стеклышко. Ни алкоголя, ни энергетика, ни прочего поблизости не было. И он еще сообщил Сашке, что в группе строгий «сухой закон», на что они оба расхохотались, зная, что это бывает периодами то длительными, то короткими. Во время их общения Грише пришла смска. Она была от Женька – «У меня будет свободных 40 минут после вашего выступления». Если бы у Мешкова были крылья, то он, наверное, бы взлетел. Он на мгновение забыл, где он и кто рядом, сразу же набрав её номер.
-Прости, я думала, ты занят или на сцене…-послышался её голос в трубке.
-Это правда? Ты здесь?
-Да, мы тут фаерщиками на флешмобе, приехали недавно, нас загоняли, вот только определилась со свободным временем, - почти речитативом проговорила она.
-Это просто замечательно! Где встретимся?
-Я найду тебя…Прости, мне надо бежать…Потом, граф…-она на секунду замялась, не уверенная стоит ли это говорить. – Я очень за тобой соскучилась, мой граф…
-И я, мой мышонок, - пробормотал он и отключил телефон. После их выступления у них будет целых 40 минут. Но почему 40? Мешков вздохнул и только потом обнаружил на себе заинтересованный взгляд Андреева, благо все остальные были заняты своими делами. – Что? – спросил Гриша, в ответ на загадочную улыбку друга. –Вот зараза, - он расхохотался и поймал Сашку за шею.
-Помогите, удушают! – жалобно в шутку завыл тот. Окружающие, обратив на них внимание, с подозрением застыли на месте, готовые прийти на помощь.
-Проваливайте на хер! – шутливо отмахнулся от них Гриша, продолжая держать Сашку. – Что, не видите, песню не поделили!
Окружающие не двигались с места, не зная, как себя все-таки вести. В итоге Сашка с Гришей расхохотались и просто обнялись. Работники закачали головами и, вздохнув с облегчением, занялись своими делами.
-Как ты? – спросил Сашка перед тем, как попрощаться.
-Знаешь, мне хорошо, очень хорошо. И я не хочу на этом останавливаться, - Мешков серьезно посмотрел на него.
-А в группе? – друг понял, что тот говорил о своем внутреннем состоянии.
-По-разному…Но тебя мне очень не хватает…- Гриша закурил. – Сам как?
-Да, мы все в концертах и записи…Материальчик накопился знатный, - Сашка посмотрел другу в глаза. Там было только одобрение – никаких даже намеков на упрек. Мешков действительно был рад за друга. –Как ты в этом плане?
-Есть немного…И еще немного…В целом я тоже не пустой, - усмехнулся Мешков. У него и, правда, были кое-какие наработки для нового альбома, но пока приняться за них он не мог. Концерт за концертом, фестивали сильно его вымотали. Хотелось августа, на который он наметил кое-какие планы.
-Гриша, там на прессуху зовут, - окликнул его, выглянувший из-за угла Леопольдов, и тут же застыл удивленно. Он не ожидал увидеть двоих друзей вместе. Потом он подошел, пожал руку и поздоровался с Андреевым. Сашка попрощался с Мешковым и оставил их одних.
-Что он хотел? – поинтересовался Леопольдов.
-А, так…- отмахнулся Гриша и направился в сторону пресс-центра. Они общались нормально, и те темы, которые не должны были подниматься, не поднимались.
Музыканты «Коды» стояли по сторону журналистов напротив стола, за которым должен будет сидеть их вокалист. Гриша, широко улыбаясь, вошел в помещение и занял свое место. Кроме микрофонов на столе стояла вода и пиво со стаканчиками. Мешков потрогал жестяную банку – она была ледяной.
-Холодное плохо для горла! Погрейте мне пиво! – сообщил он всем, забавляясь над своей шуткой. Все засмеялись. Гриша был в превосходном настроении, а значит, пресс-конференция обещала быть продуктивной…
У Женьки были пропуска во все зоны на Нашествии. Впрочем, её больше всего интересовал пропуск на вип-сцену и за неё. Закрывать в этом году фестиваль должна была украинская группа Океан Ельзи, и под их песню фан-клуб организовал масштабный фаерский номер с веерами. Для этого кинули клич и собрали около 100 человек с России и Украины, раздали им через интернет видеопрезентацию номера. Затем назначили дату собрания в Москве на репетицию. Потом было еще пару репетиций. В итоге собралось и отобралось около 50 человек, которые уже на самом фестивале с утра отработали номер несколько десятков раз. Получится должно было очень эффектно.
Перед Океаном Ельзи выступал еще Кипелов и «Кода». На отдохнуть и собраться с мыслями фаерщикам дали 40 минут, а потом надо было снова прийти к месту дислокации…
Погода портилась – с неба заморосил мелкий, но навязчивый дождик. И вокруг мгновенно стало противно и прохладно. Но Женька, не замечая холода, целенаправленно шла в сторону вип-сцены. Там как раз выступала «Кода». От голоса Гриши у неё барабанило сердце и по телу пробегали мурашки.
Одета она была уже в то, в чем они собирались выступать – свою длинную кожаную юбку с разрезами и кожаный топик. На голову была надета черная трикотажная шапочка, которая была неправильной формы из-за волос, заправленных под неё. Она шла быстрым шагов и несла что-то большое и черное перекинутое через предплечье. Многие немного удивленно смотрели на неё – во-первых, было прохладно, а она была раздета. А во-вторых, саламандра на её пояснице тоже выглядела довольно эффектно.
Когда она, наконец-то, добралась до сцены и, поднявшись по лестнице, встала сбоку, Гриша заканчивал выступление песней про счастье. И даже эта последняя песня была наполнена невероятной энергетикой, которая просто волнами раскатывалась на метры вокруг.
-Спасибо!!!!! – громко крикнул он на прощание в микрофон и тут же оглянулся на боковые этажи сцены в поисках девушки. Он чувствовал её взгляд, но не мог найти её. На самом верхнем этаже её не было, на втором – тоже. На самой сцене он как-то и не посмотрел сразу. Но когда опустил глаза, все внутри прямо сразу перевернулось. Он стремительно направился к ней. Вот она, его мышонок…Вся мокрая и блестящая от дождя…Они не виделись совсем немного, а она, как ему показалось, стала еще меньше. Но какая же она…Его взгляд скользнул по ней вниз и снова поднялся к её глазам. Она стояла, уперев руки в бока, с черной тряпицей и улыбалась, приподняв одну бровь.
Мешков, забыв обо всем, крепко обнял её, уткнувшись лицом в её шею. Где-то за запахом керосина проступал её запах. Женька тоже обняла его в ответ. Гриша тоже был мокрым от активного поведения на сцене, от вылитой на себя воды и частично от попавшего на него дождя. А еще не было его привычной бородки и щетины, которые в последнюю их встречу так часто кололи и щекотали её шею.
Они на несколько секунд забыли обо всех вокруг. Музыканты «Коды» немного оторопели от действий Мешкова. Фотографы забыли о своих фотоаппаратах. Стоящий на втором этаже Андреев со своей женой указал на эту обнимающуюся парочку Кириллу, брату Гриши, который был на противоположной стороне. Тот закивал ему в ответ, показывая таким образом, что заметил.
А Гриша чуть отстранился от девушки и посмотрел ей в глаза, улыбнувшись. Дальше мог бы быть поцелуй, но тут Мешков словно опомнился и огляделся по сторонам. Вокруг были удивленные взгляды. Он осторожно отпустил девушку и смущенно поправил волосы и скорчил гримасу. Женька рассмеялась. Он тоже. Все вокруг занялись своими делами с ощущением того, что им все это показалось, а Гриша просто стоит и разговаривает с девушкой. Ну что тут такого?
- Так говоришь 40 минут? – хитро улыбаясь, переспросил её Мешков.
-Ага,- закивала она головой. – А еще есть плащ-невидимка,- она показала ему черную скрученную вещицу у себя на руке и тут же отдала её ему. – Ты же теперь свободен?
Он кивнул и, взяв девушку за руку, повел по ступенькам вниз. За сценой они остановились, чтобы Мешков мог надеть плащ. И хотя он совсем не был невидимкой, но все же мог избавить от некоторых моментов общения, потому что его капюшон отлично скрывал лицо.
-Постой-ка, - вдруг сказала девушка и опустилась перед Мешковым на корточки. У него развязался шнурок на кеде. Гриша уперся руками в бока и с улыбкой наблюдал за ней, при этом даже немного смущаясь. Но это все равно выглядело не наиграно, а даже как-то мило. Потом его поймали две девушки-журналистки. В итоге они потеряли еще минут 10-15 на разговоры. Гриша отвечал на вопросы, немного нервничая и путаясь в мыслях. А Женька спокойно ждала его чуть в стороне и курила.
-Зае…али…-ругнулся он, возвращаясь к ней немного уставшим. – На хрена задавать постоянно одни и те же вопросы! – он набросил себе плащ на плечи и надел капюшон. – Уведи меня куда-нибудь, где мы сможем побыть вдвоем, - попросил он, чуть наклонившись к ней.
Плащ и, правда, сделал свое дело. Они беспрепятственно попали через кордон в жилую зону, где находились палатки. Все разглядывали больше девушку, и практически не интересовались тем, кого скрывает черный плащ.
Женька привела его к большой квадратной палатке, где были спальные места части фаерщиков на сегодняшнюю ночь. Рядом стояло еще две аналогичных больших палатки и много других. Они зашли внутрь и закрыли за собой молнию. Внутри были ровные ряды спальных мест по пять с каждой стороны и небольшой центральный проход между ними.
-Мои 40 минут еще не закончились? – спросил он, снимая с себя плащ и обнимая девушку.
Она посмотрела на часы на руке:
-Еще немного осталось, - она обняла его и потянулась к его губам…
Чуть позже они, не торопясь, возвращались к вип-сцене, обнявшись. Мешков был в плаще и чувствовал себя и, правда, невидимкой. Он был в каком-то эйфорическом состоянии, полностью опустошенный. Он бы сейчас с большим удовольствием лег и заснул, но чтобы обязательно она была с ним. Но ей пора было идти, а ему – на автобус, который повезет его с группой домой.
-Ну вот…- девушка остановилась у кордона. Ей надо было его перейти, а Мешкову пройти вдоль него по специальному коридору, чтобы выйти к транспорту. –Пора…
Гриша вздохнул, обняв её, и поцеловал.
-Созвонимся? –спросил он. Хотя можно было и не спрашивать. Телефоны у них были красными от разговоров друг с другом.
Она только кивнула утвердительно. Наступило неловкое молчание.
-Все, граф, проваливай уже! –шутливо оттолкнула она его.
-Я? Это ты в меня вцепилась, мышонок, - парировал он. Мешков еще раз её поцеловал и отпустил из своих объятий. Потом он снял плащ и отдал его девушке. Она взяла его и улыбнулась.
-Пока, граф...
Они обнялись еще раз, и после этого Женька ушла, по дороге надевая свою шапочку, и пряча под неё волосы. Гриша еще некоторое время смотрел ей в след. Ему вдруг стало как-то тоскливо, словно он попрощался с ней навсегда, и они больше не увидятся никогда. И такое чувство, что это уже когда-то повторялось. Но…Тогда все обязательно будет хорошо. Все разы их расставаний заканчивались их встречей.
-Гриша, ну наконец-то! Ты где был? – на его плечо опустилась рука Леопольдова. Мешков даже вздрогнул от неожиданности.
-Там…-только и пробормотал он, все еще глядя в след удаляющейся девушке. Её фигурка уже практически затерялась среди людей.
-Мы тебя обыскались…Телефон у тебя не отвечает…Минут через 20 будем выезжать…Идем…
Мешков устало посмотрел на него и кивнул.
Практически все надеялись отоспаться в дороге в автобусе, но басист группы, решил иначе. Он злоупотребил «горячительными напитками» в свободное время после самого выступления на фестивале, и теперь его тянуло на приключения. Хотя уговор был на не доводить себя до подобных состояний. В итоге полдороги он доставал всех, кого можно, своими пьяными разговорами, а под конец утихомирился и заснул. Вот кому-кому, а ему точно нельзя было давать не только пробовать, но и нюхать спиртное. Ведь после этого начиналось ежедневное его употребление, которое сводило на нет всю работу группы.
-Так дело не пойдет! – начал Леопольдов, когда Серый заснул. Они все собрались рядом со спящий бунтарем. Кто-то стоял, кто-то сидел, но все были уставшими. – Пора избавляться от него. Если посчитать все проколы за эти полгода, то он уже давно нагадил огромную кучу говна нам всем на голову…
-Ребят, а мне его жалко…Семья…Все-таки это его основная работа…-вступился за басиста Мешков.
-Это у всех основная работа, Гриша, - перебил его Леопольдов. Остальные задумались. В чем-то был прав и тот и другой. Но проколов у Серого было больше, чем жалости к нему.
-Хорошо, тогда представьте на его месте меня…Я ведь тоже не ангел…-Гриша окинул всех взглядом.
-Не сравнивай хер с пальцем, - опять перебил его Леопольдов. – Эта скотина будет жрать водку еще недели две, так что наш концерт в Зеленом накроется медным тазом….
-Но эту скотину не надо будет учить заново за две недели, - вступился за спящего клавишник.
-Некрасиво получается, он спит, а мы решаем. Предлагаю голосовать на репетиционке, - Мешков снова окинул всех взглядом. Было видно, что настроение у большинства было решительное и не в пользу Серого.
-Вот увидишь, он завтра никуда не придет, потому что будет ужратым…-не унимался Леопольдов.
-Я тоже завтра никуда не пойду, - буркнул Гриша. – Потому что буду отсыпаться…
В этом его все поддержали.
-Хорошо, давайте решим так, - не унимался Леопольдов. – Давайте отдохнем пару дней, а с 10го начнем подготовку к концерту. Если он до 10го не оклемается, то будем готовить нового басиста.
Мешков нахмурился и посмотрел на него.
-Встретимся 10го, тогда и решим, - сказал он после некоторого молчания. На этом разговор был окончен, и все заняли свои места. Мешком был немного раздражен выпадами Леопольдова, но пока не сомневался, что сможет переубедить всех и оставить Серого в группе…


Ранним утром следующего дня Гриша вошел в дом и удивленно так и замер на пороге. Ира с девчонками была дома. Дочки радостно повисли на нем, наперебой рассказывая какие-то события за последние несколько дней. Он слушал в полуха, не совсем осознавая усталым мозгом все происходящее.
-Так, девчонки, оставьте папу в покое…Дайте ему немного отдохнуть, - скомандовала Ира, и они сразу же, поцеловав его, отправились в свою комнату.
Мешков устало плюхнулся на диван в гостиной и закурил. Ира молча села рядом.
-Я все обдумала, - начала она, немного помолчав. –В общем, давай попробуем все начать сначала…Поэтому мы вернулись…
Гриша рассеяно подкурил вторую сигарету. Его первая мысли в ответ на эти слова была – надо позвонить Женьке. Радости от такой новости от Иры он почему-то не испытал. Он уже окончательно смирился с расставанием с ней, и даже не думал об этом. Последний раз, когда он был дома, то был полон решительности, расставить все точки в их отношениях, но её не было, а телефон не отвечал. Дочки, весело хохоча, спустились со второго этажа и, оббежав вокруг дивана, на котором они сидели, скрылись на кухне.
-Ну, скажи же что-нибудь! Чего ты молчишь?
Он пожал плечами, и на его лице проскользнула гримаса – а как типа надо реагировать.
Жена немного нервничала.
-Я понимаю, что это все так неожиданно…Ну, что мы вернулись… - начала она. – Просто у нас столько было замечательных моментов в жизни…Но я подумала, что ведь на самом деле у нас все еще впереди…Я хочу, чтобы наша семья продолжала быть семьей…И думаю, вместе у нас все получится…- она обняла его и положила ему голову на грудь. Мешков тоже её обнял и погладил по голове. Вот оно счастье! Все вернулось на круги своя! Он ждал этого с нетерпением когда-то…Но почему ему так нехорошо внутри.
-Гришенька, ты не рад? – спросила Ира, немного удивленно посмотрев на него.
-Я просто устал, - пробормотал он. Мешков вдруг понял, что вся его решительность куда-то улетучилась. Именно дочки заставили его засомневаться.
Жена улыбнулась и опять положила голову ему на грудь. Так они посидели еще немного. Потом она поспешила на кухню, а он тихонько вышел на улицу. Сев на лавку, он закурил и набрал номер Женьки.
-Жека…-начал он и замолчал. Он знал, что, скорее всего, не должен такого ей говорить, но номер был набран, и она ждала того, что он хотел ей сказать. Это была первая его мысль- позвонить ей, когда жена сказала ему о решении вернуться. –Жека…Ира вернулась…
У девушки перехватило дыхание от неожиданности. Об этом она вообще не думала. Но она практически мгновенно взяла себя в руки.
-Гриша, это же хорошо…Конечно же вы должны быть вместе! Вы семья! Вы нужны друг другу и своим дочкам…Вы любите друг друга, ведь так… - она говорила спокойно и бодро, но скольких сил ей это стоило, не знал никто, кроме неё. – И все остальное не важно…Оно проходит, оно уже ушло, не оставив следа…Так что смелее вперед…
Он слушал её, сидя на лавке, и курил. Он сам перестал думать в последнее время о возможности возвращения жены, и был твердо уверен, что назад дороги нет. А как же Женька? Она…Как он будет жить без неё? Он привык к их общению, бурным встречам, к тому, что в любое время она готова была с ним говорить…Как он будет теперь без этого?
-Ау, Мешков? Ты меня слышишь?- словно из далека, услышал он голос Женьки. Он задумался и отвлекся от их разговора.
-Слышу, - пробормотал он.
-В чем дело?- строго спросила она. – Давай, выкладывай уже, что думаешь сам по этому поводу…
-Я был уверен, что все закончено…Она не отвечала…Её не было рядом…А теперь её появление для меня, как гром среди ясного неба…Я не хочу этого…Ну, чтобы мы с ней снова были вместе… - наконец, сформулировал он свои мысли по этому поводу.
-Это из-за меня? – практически автоматически вырвалось у неё. На том конце провода она хлопнула себя по лбу – дурра, задурила голову и теперь еще и спрашивает.
-Из-за нас…Я просто думаю, что мне нужна ты…
-Поверь мне, это большое заблуждение… Нас нет…Нас просто не существует…
-Я верю…Но все же…Что было тогда в Крыму? А в Москве? А Нашествие?
Они замолчали. Разговор зашел в тупик. А впрочем, чего он хотел? Ведь сам позвонил ей по этому поводу. Не надо было этого делать. Почему бы просто не сказать жене, что теперь он не хочет. Нет, ведь…Он не смог.
-Я не знаю, что на это ответить…
-Черт возьми, мышонок, скажи, что я тебе нужен…Скажи мне то, что я хочу услышать…
-Слушай меня внимательно…Ты сейчас очень устал, ложись спать…Выспишься, тогда поймешь, как надо поступить…
-Я учту твои пожелания…
-Замечательно…- её голос звучал взволновано, но уже не так бодро.
-Чего ты боишься? – вдруг спросил он.
Она помолчала и ответила:
-Боюсь, что не оправдаю того, чего ты от меня ожидаешь…И это не приведет ни к чему хорошему…
-Я от тебя ничего не жду…Просто сейчас…на данный момент мне нужна ты…- он закурил. Женька молчала. Мешков начал нервничать, но в то же время он отлично понял, что переубеждать её бесполезно. Поэтому немного помолчав, он буркнул:– Я понял все…Я попробую, как ты сказала…
Они еще помолчали немного.
-Пока, мышонок…
-Пока, граф…
Женька первой положила трубку. Черт! Черт! Черт! Внутри все переворачивалось. Она вышла пройтись по территории, на которой проходил фестиваль. Народ только начинал просыпаться и выбираться из палаток. Девушка дошла до вип-сцены, которую потихоньку начинали разбирать. Она закурила и, глядя на работников, задумалась о своем. Она всегда старалась избегать тем с Гришей об отношениях, потому что знала, как он трепетно относится к семье. Не хотелось, чтобы в нем зарождалось сожаление. Она вообще не строила никаких планов на него. Как можно что-то предполагать, когда между ними такое огромное расстояние. И в любой момент, когда ему может понадобиться поддержка, её просто не будет рядом. Она не могла обеспечить ему «надежный тыл». Поэтому рассматривать себя на место его второй половины она даже не пыталась, вернее, старалась не делать этого.
Но одного она хотела точно – то, что она умела делать лучше всего в своей жизни. Сделать все возможное, чтобы помочь ему избавиться от его пристрастий. Что она собственно и начала делать. А потом взяла, пренебрегла всеми профессиональными принципами и позволила всему перейти на личные отношения. Теперь только и оставалось, что винить себя и стараться все исправить. Об этом бурлила внутри её здравомыслящая половина.
Вторая же её часть эйфорично испытывала нежные чувства к Грише и всеми правдами и неправдами стремилась к нему. Быть рядом с ним каждую минуту, каждую секунду. Замирала, когда он звонил ей, и когда слышала его голос. Она не думала о последствиях, строила планы на будущее и собиралась, как в сказке, жить долго и счастливо.
И эти две разные противоположности непрерывно вели внутри неё борьбу. Правда, всегда разумно побеждала первая. Благодаря чему, Женька вполне здравомысляще могла себя вести.
-Жека, доброе утро! Мы там уже собираемся потихоньку, - к ней подошел координатор фаерского флешмоба.
-Доброе! Да? А я тут засмотрелась на мальчиков,- тут же отозвалась она. – Смотреть, как они работают можно вечно…- она усмехнулась…
Мешков, тем временем, докурил и вернулся в дом. Ира была на кухне с девчонками.
-Я пойду, посплю немного…- сказал он им и направился наверх. В голове у него проматывался бесконечной записью их разговор с Женькой. Какой же он идиот!
Когда Ира сказала ему, что решила уйти, чтобы обдумать их отношения, он каждый день ждал, что вот она позвонит и скажет, что все это глупая шутка, или он проснется в один миг и все окажется просто страшным сном. Но дни шли, а ощущения становились все реальнее и реальнее. И вот когда он совсем сдался, словно по волшебству появляется маленький огонек в конце туннеля – Женька, вернее её ключи, выпавшие из его кармана. Она становится для него какой-то намеченной целью, и он просто живет будущей встречей с ней. Она все же приезжает, хотя он догадывался, какие сомнения ей стоило преодолеть, прежде чем решиться на это. И разжигает в нем настоящий костер, который дает силы двигаться дальше. И он пригрелся у огня этого костра. И, несмотря на её решение, окончательно расставить все точки и не вспоминать ни о чем, Мешков гнет свою линию, и они продолжают общаться. А огонь-то разгорается все больше и больше. И теперь для него возвращение жены было подобно ведру воды в горящий костер.
Мешков лежал на кровати и просто смотрел в одну точку. Несмотря на всю усталость, сон совершенно не шел к нему. Через пару часов таких лежаний, ему позвонил Андреев. Он тоже был в Питере и звал друга пройтись прямо сейчас. Сашка словно почувствовал его переживания на расстоянии, и как только вернулся домой, так сразу его набрал. Гриша согласился не раздумывая.
-Ты куда? – удивленно спросила Ира, увидев его спускающимся по лестнице.
-Сашка звонил. Мы договорились встретиться.
-Ты надолго?
-Еще не знаю, - и Мешков стремительно вышел из дома…
Они встретились на своем любимом месте. Усевшись на ступеньках почти у самой воды, они долго разговаривали. Оба были уставшими после фестиваля и дороги с него, поэтому сразу не рискнули пить алкоголь. Но когда разговор зашел на личную тему, все же взяли себе по пиву.
-Сашка, я тебе сейчас расскажу кое-что…Это очень важно для меня…Просто хочу поделиться…
Андреев внимательно на него посмотрел, готовый к серьезному разговору. Он давненько жаждал подробностей, и вот сегодня Гриша решился в них его посвятить. Конечно же, Мешков не вдавался в мелкие детали, но основную линию их с Женькой отношений ему открыл. Бурная фантазия Сашки прекрасно сопоставила поведение друга в эти периоды и все изменения с тем, что тот рассказал. Так что получилась полноценная романтическая повесть.
-И вот теперь я вернулся, а дома Ира с девочками…-Мешков замолчал. – Я так ждал этого когда-то тогда…Я каждый раз ехал домой с надеждой, но она не оправдывалась…Потом я каждый раз ехал домой и искал встречи с Ирой, чтобы ей все рассказать про меня и про Женьку… но сейчас я приехал, а они все дома…я этому…не рад? – последняя фраза была произнесена вопросительно. – И я реально понимаю, что должен с ней поговорить…А внутри какой-то ступор…
-Что на это говорит Женя? – поинтересовался Сашка.
-Радуется за меня и желает счастья в личной жизни…И понимаешь, хер ей докажешь, что наоборот…Она уверена, что не сможет дать мне больше, чем моя семья…Понимаешь? А то, что она уже сделала…Она это просто не видит...Свела все на нет…. – Гриша говорил очень эмоционально, активно жестикулируя руками.
-А ты как настроен?
Гриша замолчал и закурил, сделав пару больших глотков пива.
-Я запутался…Я люблю Иришу и уважаю, как мать моего ребенка, как человека, который вытянул меня из полнейшего говна…Но…-Мешков взерошил волосы. – Но на данный момент Жека мне ближе, понимаешь да? Внутри какая-то нежность, когда я рядом с ней, вспоминаю о ней…Прямо аж мурашки бегут по спине….Дыхание захватывает…Как будто стоишь на высокой горе, на самой вершине и смотришь вниз…И хочется прыгнуть без оглядки… - Мешков говорил это, глядя Сашке прямо в глаза. И с таким вдохновением и энтузиазмом, что Андреев сам почувствовал все эмоции, бушующие в друге. - Б…ять…Да, что я такое несу…- Гриша засмущался и потер щеку, потом снова взъерошил волосы. – Ты не слушай, это все так…Саш, но ты ведь меня понимаешь, да?
Андреев только кивнул и похлопал друга по плечу. Что тут можно было сказать? Советы тут были неуместны, и Мешков в них точно не нуждался. Они помолчали и покурили, потом сходили еще за пивом и снова сели на ступеньках.
-Знаешь, Жека права на счет …. – Гриша замолчал, подбирая слова. Хотя в этом не было необходимости. Друг прекрасно понимал его с полуслова. – Сделаю, я как она говорит…По крайней мере, в последнее время я практически всегда её слушал, и из этого получалось что-то дельное…Хочет мне счастье в личной и семейной жизни…Все выполню…Но черт возьми, тогда все равно придется все рассказать Ире…О том, что было…Я не могу врать, начиная новую жизнь…Вообще, врать не могу, понимаешь да? – он посмотрел на друга. Тот только хмыкнул и закивал. – Б..ять! Как это все сложно! Вот вроде и просто с одной стороны…и есть только сверху…А как вглубь нырнешь, так оно…печаааль….
Они просидели на своих ступеньках до позднего вечера, не замечая быстро пролетевшего времени. И только когда стали зажигаться фонари, и по очереди позвонили их жены на мобильные, поняли, что засиделись и что пора домой…
Мешков прибрел домой больше уставший, чем пьяный. Глаза закрывались сами по себе, а язык заплетался в попытках сказать что-то вразумительное. Ира не стала устраивать скандалов, а просто провела мужа наверх и, раздев, уложила спать.
-Скажи мне, ну зачем надо было напиваться так? – мягко поинтересовалась она, укрывая его одеялом.
-Я прста устал, а пили мы всго по две бтылочки…Прости, мышонок, - пробормотал он тихо и мгновенно заснул.
Ира села на край постели и внимательно посмотрела на спящего мужа. Она даже не обратила внимание, что он её назвал каким-то мышонком. Его милое выражение лица во время сна всегда вызывало у неё умиление и нежные чувства. Расстройство от того, что он пришел домой в таком состоянии моментально испарилось. Ничего, он выспится. А завтра будет новый день, и новая жизнь…
На следующее утро, он проснулся, когда все уже давно встали. Сначала он минуту соображал, где он. Он был дома. И после стольких разъездов, как всегда было ощущение нереальности. Не надо было никуда бежать, торопиться, ехать. Он дома.
Первым делом рука потянулась к телефону. Пора было звонить Женьке. Но он тут же нахмурился, вспомнив события вчерашнего дня. Грише, привыкшему с ней разговаривать по нескольку раз в день, теперь надо было отучаться от этого. Он постарался отогнать все прошлые события и совсем недавнишние тоже, и вместо девушки набрал номер басиста «Коды».
- Серый! Серый! – Гриша повторил настойчиво, дождавшись пока на том конце провода басист промычит что-то нечленораздельное. – Завтра начинается подготовка к концерту в Зеленом. Возьми себя в руки, и будь завтра на репетиции.
- Гриша, я, как штк, бду обьзатлно, - глотая буквы, заплетающимся языком пообещали на том конце провода.
-Послушай меня, все намного серьезнее, чем ты думаешь…
-Да не ссы в компт…Серый сказал, Серый сделал… - ответил басист.
-Тогда до завтра, – и Мешков положил трубку и вздохнул. Что-то ему не верилось в это совсем.
-Что-то случилось? – услышал он голос жены. Она стояла в дверном проеме и наблюдала за ним уже некоторое время. Мешков, поглощенный своими мыслями, её даже не заметил.
-Да так…Серый опять квасит…Но теперь ребята решились взяться за него…Косячил он много…Решили, если он не оклемается к завтрашнему дню, то у «Коды» будет новый басист… - он говорил и продолжал лежать, глядя на неё и подложив руки под голову.
-Как-то строго у вас стало с уходом Сашки, - заметила Ира.
-Так было и с Сашкой, просто ты давно не… - он замолчал. Он хотел сказать, что она давно не вникала в проблемы группы. – Прости… - он сел на кровати спиной к ней.
Она подсела к нему сзади и обняла, поняв все с полуслова. Её прикосновения были другими, совершенно другими. Не такими, как у Женьки…Гриша провел руками по своему лицу и пригладил волосы, пытаясь отогнать мысли про девушку. Ира, словно почувствовав что-то, немного настороженно посмотрела на него и села рядом с ним.
-Не переживай! Все обязательно наладится, - пообещала она ему. Она была уверена, что такое его поведение связано с переживанием за возможные предстоящие перемены в группе.
-Девчонки уже встали? – он перевел тему.
-Нет, еще спят. Я уже и завтрак приготовила…
-Ты сегодня работаешь?
-Нет, я на пару недель взяла отпуск. Так что мы сможем все время проводить вместе, - она обняла его. – А через неделю нас пригласили на 3-4 дня друзья за город…
-Я, скорее всего, не смогу поехать из-за подготовки…
-Ничего страшного, мы с девчонками поедем… - она чмокнула его в щеку.
Мешков обнял её, но тут же отпустил и встал с кровати:
-Пойду-ка я умоюсь, - он побрел в ванную.
Она внимательно посмотрела ему в след. Да, он был странным и задумчивым, но это все прекрасно объяснялось проблемами в группе. Наверное, поэтому он так вяло воспринял её возвращение. Но ничего, она с дочками сможет его немного отвлечь от грустных мыслей. Ира улыбнулась и направилась вниз на кухню…
Они отлично провели время вместе. Все было, практически, как раньше. Словно не было этого расставания, ни ссор, ни упреков. К концу дня Гриша чувствовал себя в каком-то нереальном мире. Словно, все остальное ему приснилось. Он был счастлив, почти счастлив. Он гнал от себя мысли о том, что где-то далеко, в другом измерении грустит его мышонок. Он убеждал себя, что лучше то, что происходит сейчас, чем начинать что-то новое. По крайней мере, ведь она так хотела, чтобы он поступил.
Ира замечала его задумчивость, когда он, словно, проваливался в другой мир, никого не замечая. Она чувствовала между собой и им какую-то невидимую стену, которая не давала ему подойти ближе. Он сомневался и вел себя настороженно, и не торопился сблизиться с ней. Но с дочками он был веселым и беззаботным. За день они навыдумывали тысячи игра вместе, и запланировали столько же на следующие дни. Он, словно, сам становился ребенком рядом с ними – искренним и со светящимися восторженными глазами…
На следующий день Мешков первым делом проснувшись снова позвонил басисту.
- Серый, ты помнишь, что сегодня надо быть на репетиции?
Тот только промычал что-то в ответ.
-Ты что уже накатил с утра?
-Да, нет…Ты просто меня разбудил…Я, конечно, очень благодарен за беспокойство…Да буду я сегодня, не переживай….
-Смотри мне, - Мешков облегченно вздохнул и положил трубку. Встреча на репетиционке должна была состояться на 5 вечера. Они всегда собирались на это время, поэтому особых уточнений никогда не было. Но внутри него почему-то поселился какой-то мандраж. Хотя, чего переживать. Серый говорил вполне адекватно. По крайней мере, если вчера он не мог связать двух слов, то сегодня вообще мог хоть речь толкать.
До вечера Гриша провел время с семьей, стараясь отвлечься от предстоящей встречи. Но мысли все равно возвращались к Серому. А что, если он не придет, потому что опять начнет пить. Вернее продолжит пить. Но с чего бы. Ведь Мешков ему конкретно поставил задачу – быть сегодня там, где надо быть…
Басист не пришел на репетицию, а когда Гриша ему позвонил, то по первым фразам было понятно, что тот продолжает пить. Был проведено голосование, на котором только Мешков поддержал Серого. Остальные, как один были за исключение басиста из группы. Грише осталось только согласиться со всеобщим мнением, но он был невероятно зол на всех – и на себя, и на Серого, и «кодовцев». Но делать было нечего.
Леопольдов торжествовал и поспешил представить нового участника «Коды». Он предложил начать сотрудничество с довольно профессиональным и перспективным бас-гитаристом Ильей Зябликовым. Мешков был знаком с ним не лично, но видел его в работе. Он был не против него, но сам факт, что тот занял чужое место, раздражал его. И его нелюбовь к новому басисту была неприкрытой и заметной.
Они составили список песен, которые планировались на концерте в Зеленом театре. И за оставшиеся десять дней надо было их хорошенько разобрать с новым басистом, чтобы достойно выглядеть в обновленном составе на выступлении. Также было решено собираться на репетиции не на 17-00, как обычно, а на 12-00, чтобы было побольше времени на проработку материала. На этом сегодняшнее собрание было закрыто. Гриша был мрачнее тучи. Если бы его кто-то тронул сейчас, то скандала было бы не избежать. У остальных, кроме Леопольдова, настроение было тоже неопределенное. Вроде бы все сначала с энтузиазмом восприняли изменения, но потом немного заскребли кошки внутри. Все-таки они не первый год были в составе с Серым.
Перед уходом Леопольдов предложил всем собраться сегодня на пиво, чтобы так сказать новый член группы плавно влился в их коллектив. На что Мешков презрительно прищурился и молча ушел. Барабанщик с клавишников тоже отказались, ссылаясь на усталость, и обещались в другой раз произвести «вливание». Тогда Леопольдов, Зябликов и второй гитарист отправились общаться и отдыхать сами.
Гриша раздосадованный шел по городу куда-то вперед. Он злился на Серого, на всех остальных. Но больше всего он злился на себя, что не поехал с утра к бывшему(черт побери, бывшему) басисту и не притянул его за уши. Понадеялся непонятно на что.
Он сам не понял, как оказался у дома Серого. Дверь в квартиру была открыта, а внутри кроме виновника торжества никого не было.
-Серый, ну почему ты так? – спросил Мешков, войдя в квартиру, обращаясь к нему. Тот сидел на диване перед включенным телевизором в одних трусах и майке. Серый приподнял голову и дурными глазами посмотрел на Мешкова.
-О, Мешооок…Захадиии дарагой, а у меня тут…водочка есть… - басист попытался встать, но у него ничего не получилось. Он просто скатился с дивана на четвереньки.
-Скотина ты, запойная…Какого хера… - Гриша схватил его за майку и попытался поставить на ноги, но у него ничего не вышло. Серый, как был на полу, заснул, оттопырив попу кверху. У Мешкова больно защемило сердце. Он почему-то провел ассоциацию его с собой. А ведь он и сам бывал довольно часто в таких состояниях. И почему так больно запекло внутри. Неужели правда так полоснула по сердцу?
Гриша уложил Серого на диван на живот и накрыл его пледом. Жена горе-басиста, судя по всему, уехала к родителям, поэтому тот и был один. Выходя из квартиры, Гриша плотно прикрыл дверь.
Оказавшись на улице, он закурил и побрел дальше по погружающемуся в сумерки городу…
Он шел, никого не замечая, и сам не заметил, как оказался через некоторое время недалеко от их с Сашкой любимого места на ступеньках у воды. Гриша купил бутылку пива и, спустившись к Неве, закурил в очередной раз. Очень хотелось позвонить Женьке, но нельзя было этого делать. Она так хотела, а он только решил подчиниться этому.
Мешков сделал несколько больших глотков из бутылки, но потом поморщился и швырнул недопитое пиво в урну, которая была в пару метрах. Он купил его по привычке, но оно не пошло, учитывая увиденное у Серого. Неприятно и тоскливо ныло сердце, бешено барабаня внутри. Гриша набрал номер Андреева.
-Сашка, ты дома? – поинтересовался он. Когда тот ответил на звонок.
-Нет, я уже уехал…Что-то случилось? – настороженно поинтересовался друг.
- Да так, ничего серьезного…Просто хотел с кем-то поделиться…Серого исключили из группы…
-Чего? – удивленно воскликнул Сашка.
Мешков рассказал ему в двух словах. Андреев на этот счет не дал никаких комментариев.
-Знаешь, я тебе одно хочу сказать. Себя в этом можешь не винить, как раз ты сделал все, чтобы он оклемался и пришел. Извини меня, ты же мог его сторожить день и ночь, чтобы он пришел в чувство. Не бери это на себя…Пусть и у других немного совесть проснется…
Они еще немного поговорили, и Мешков уже чуть в лучшем состоянии духа побрел домой…
Ира встретила его в гостиной. Девчонки уже спали, а она смотрела телевизор. С кухни в комнату просачивались запахи чего-то довольно вкусного, приготовленного ему на поздний ужин. Мешков устало плюхнулся рядом с женой на диван. Выглядел он ужасно уставшим.
-Вы что там мешки разгружали? – улыбнувшись, поинтересовалась жена.
Он только устало отмахнулся и поморщился. Сердце неприятно поднывало, а по телу разлилась сковывающая слабость. Почти также он чувствовал себя после длительных концертных туров, когда от хронической усталости хотелось лечь и не шевелиться.
-Тебе плохо? Что-то случилось? – Ира осторожно коснулась рукой его щеки, подсев к нему чуть ближе.
-Да так…У нас небольшая замена в составе группы все-таки…Серый бухает…Я просто перенервничал…
-И еще и выпил, - констатировала факт Ира, почувствовав от него легкий запах алкоголя.
Мешков отрицательно покачал головой.
-Сердце что-то ноет, - вдруг сказал он.
-Может, к врачу поедем? – жена внимательно заглянула ему в глаза.
-Вот еще…-фыркнул он. – Лягу, посплю, и все пройдет, - сказал он, поцеловал её в щеку и направился наверх.
-Ты есть будешь? – поинтересовалась в догонку жена.
-Завтра, - отмахнулся он.
Когда она поднялась в спальню, он уже спал. Вернее делал вид, что спит. Заснуть ему не удалось. В голове роились разные мысли по поводу и без повода о сегодняшнем дне. И вроде бы и хотелось спать, но внутренняя тревога не давала покоя. Ощущение было такое, как будто бы он спит с открытыми глазами.
Он уснул под утро, проворочавшись практически всю ночь и периодически выходя покурить на улицу…
Утром его разбудила Ира. Она нежно провела пальчиками по его щеке и едва ощутимо коснулась его губ. Мешков спросонья заулыбался и притянул её к себе.
-Утро доброе? – вопросительно промурлыкал он и тут же испуганно широко распахнул глаза. Ему приснилось, что это Женька.
-Доброе, - прошептала она, прижимаясь к нему, и не заметив, что он так на неё глянул.
Он погладил её по голове и обнял покрепче. Она потянулась к нему, чтобы поцеловать, но в дверь спальни сначала постучали, а потом буквально влетели с дикими криками их дочки.
-Папочка, вставай! – скомандовала Соня. – Пора играть!
За завтраком, игрой с детьми время до репетиции пролетело незаметно. Пора было уже выходить, но Гриша все оттягивал время. Ему так не хотелось сегодня видеть все вчерашние лица.
На репетицию он опоздал. При чем часа на 2 – 2,5. Настроение у всех было никакое до его прихода. Все были уверены, что Мешков вчера усугубил или даже употребил чего вчера на фоне всех происшествий. И удивились и даже, можно сказать, обрадовались, увидев его в добром здравии и в ровном настроении. Ему никто не звонил – как-то никому не пришло в голову это сделать. А может просто боялись услышать по телефону подтверждение своих опасений. Один Леопольдов был спокоен. Он знал, что жена Мешкова дома, а она уж точно не даст ему сорваться. Когда Гриша не пришел в назначенное время, он подождал немного и натихаря созвонился с ней. Каким бы он не был решительным в своих словах и выпадах в сторону Мешкова, все равно внутри где-то глубоко была и у него совесть.
-Привет! – поздоровался со всеми Гриша, заходя в помещение. Леопольдов тут же затарахтел, вводя его в курс того, что он пропустил. Мешков слушал, чуть нахмурясь и поглядывал на Зябликова. И еще через несколько минут сам активно включился в репетиционный процесс.
Поработали они довольно продуктивно, но немногословно. Все больше молчали, и лишь изредка прерывались на короткие перекуры. И даже материала разобрали чуть больше, чем планировали. Но все равно сама обстановка была тягостной. Так что к моменту, когда можно было расходиться по домам, все вздохнули с облегчением.
-Ребят, а может по пивку? – предложил Леопольдов, окидывая всех взглядом.
- А не из-за этого ли мы недавно исключили одного из группы? – ехидно поинтересовался Мешков, нахмурившись глядя на него.
-Это другое дело…
-По-моему, все начинается с этого, - перебил его Гриша.
-Все мы не без греха, - парировал Леопольдов. Разговор ему уже не нравился. Но Мешков был настроен решительно.
Чем бы это закончилось, никто не мог предположить.
-Я пас, - вмешался барабанщик. – Я домой…
-Я тоже,– поддержал его клавишник. И они, быстро попрощавшись со всеми, вышли на улицу.
Гриша тоже последовал за ними, оставив Леопольдова с гитаристом и новым басистом.
На улице Мешкова ждали барабанщик с клавишником.
-Пойдем, пройдемся, - предложили они ему. Тот только пожал плечами.
Сначала они шли молча, а потом постепенно разговорились. О том, о сем, о концерте, но потом разговор все равно зашел про бывшего басиста. И тут клавишник нашел нужные слова, которые были, как бальзам на душу Грише. Он даже немного успокоился и отпустил всю ситуацию внутри группы.
Они шли, курили, шутили, вспоминали концерты, разные ситуации на выступлениях. Им было, что вспомнить, и было к чему стремиться дальше. Гриша вдруг понял, что, как бы ему не было жаль Серого, но и правда не стоит цепляться за прошлое и винить себя в чем-то. Надо было двигаться вперед.
Ему почему-то вдруг вспомнилась Женька. Он даже не мог понять, какой ассоциативный ряд привел к воспоминаниям о ней. А, может быть, он просто не забывал о ней эти дни, как она хотела.
Барабанщик и клавишник провели его почти до самого дома. Настроение у всей троицы было хорошее. Мешков предложил зайти на чай, но они отказались. Время было довольно позднее, а завтра предстоял очередной трудный репетиционный день…
В доме горел приглушенный свет в гостиной. Видимо все уже спали. Мешков сделал себе чай с лимоном и вышел с чашкой на улицу покурить на лавочке. Было по-ночному прохладно, но на свежем воздухе ему было хорошо. Общение с товарищами по группе пошло на пользу – все внутри немного устаканилось. Гриша смотрел куда-то вверх на небо, курил и пил свой чай. Мысли текли сами собой. И почему-то вспомнилось невероятное черное небо над таким же черным морем с миллионами мелких ярких звезд, легкий ветерок, песни у костра, горячий обжигающий глинтвейн, глупые шутки…Это было так далеко, словно в другом измерении, словно и вовсе не существовало и не происходило никогда.
Мешков залез рукой под футболку и нащупал едва ощутимый бугорок у себя на животе. Единственное реальное доказательство того, что это действительно происходило. Происходило когда-то давно и далеко.
Он так глубоко задумался, что даже не заметил, как из дома вышла Ира, укутанная в плед, и подошла к нему сзади. Она обняла его, и он вздрогнул от неожиданности.
-Прости, я не хотела тебя напугать…-прошептала она, продолжая его обнимать.
Он усмехнулся.
-Тебе опять не спиться? Ты проворочался всю прошлую ночь, и вот теперь… - её руки нежно поглаживали его по груди, а тепло прижатого к его спине её тела резко контрастировало с прохладой ночи. Её шепот и дыхание возле его уха щекотали, вызывая приятное ощущение «мурашек» по спине. Гриша поставил чашку с чаем и коснулся руки Иры. На запястье он попытался нащупать по какой-то старой привычке браслет, но тут же себя одернул. Это не Женька.
Ира поцеловала его нежно в шею. Потом выбросила его сигарету и устроилась у него на коленях. Гриша с легкой улыбкой наблюдал за её движениями. Она была похожа на красивую грациозную кошку. Её взгляд был полон нежности, которая буквально пронизала его насквозь. Она некоторое время внимательно вглядывалась в каждую черточку его лица, касаясь кончиками своих пальцев его щеки, глаз, лба, носа, губ.
Мешков с удовольствием провалился в её «кошачий» взгляд и ждал, что же будет дальше. Ира осторожно поцеловала его. Потом еще, и еще, и еще, но уже с каждым разом все более настойчиво. Он буквально на мгновение ответил на её поцелуи, но потом вдруг отстранился и опустил голову, отводя взгляд.
-Прости, я не могу…-пробормотал он. Да, он не мог. Стоило ему только немного расслабиться, как мысли рванули бешеным потоком совсем в другую сторону. Он целовал не Иру, а Женьку. А он так не мог, не хотел.
Ира только улыбнулась и прижала его опущенную голову к себе, успокаивающе поглаживая его. Что-то произошло с её мужем за это время. Он был не таким, как обычно. И, возможно, надо чуть больше времени, чтобы вернуть все на круги своя. Но при этом у неё даже и в мыслях не промелькнуло, что тут может быть причиной другая женщина. Зная Мешкова уже достаточно давно, она даже не рассматривала эту мысль. Он любит её, и только её, и всегда будет любить.
-Ничего страшного, - прошептала она. – Я все понимаю…Не будем торопиться…
-Я просто хотел тебе кое-что рассказать… - начал Гриша, поднимая на неё взгляд. Но досказать то, что он хотел, ему помешал его же телефон в его кармане. Звонил Кирилл.
-Открывай, сова, медведь пришел, - сообщил ему брат.
-Чего? – переспросил Гриша.
-Дверь открой, я в гости пришел, - пояснил тот ему. – И не говори, что спишь…
Мешков посмотрел на Иру. Та прекрасно все слышала. Его телефон был близко от её уха. Она кивнула и, чмокнув мужа в лоб. Направилась в сторону дома.
-Иду открывать… - Гриша направился в сторону калитки, закурив по дороге.
Несмотря на позднее время, этот визит был обычным явлением. Андреев, Кирилл и Гриша могли ходить друг к другу в гости без соблюдения светских правил. Главным руководством было их желание. Вот и сейчас Кирилл, вернувшись в Питер и пообщавшись немного с семьей, решил навестить брата. Он был в курсе всех перетрубаций в группе – Андреев посвящал его во все сразу же после разговоров с Гришей.
Они просидели полночи то на кухне, попивая чай и кофе, то на улице, куря. И все это время говорили, говорили, говорили. Когда разговор зашел о ближайших планах и целях на будущее, то Мешков, практически не задумываясь, выдал:
-Скоро концерт в Зеленом, потом еще до конца августа несколько запланировано. На август мне пора снова ложиться в клинику, - он похлопал себя по животу, давая понять, что речь идет и следующей «подшивке». Кирилл кивнул утвердительно. – С сентября начнутся репетиции Родда, поэтому пусть Зябликов сидит и учит партии, а у всех будут каникулы, - Гриша расхохотался над своими словами. – Леопольдов внес предложение поскорее выпустить новый альбом после ухода Сашки. Материал говорит у него есть, да и у меня кое-что имеется…Представляешь, в Германии будем писАться, - Гриша показушно горделиво произнес последнюю фразу. – График планируется жесткий – постановка, концерты, альбом…Поэтому без каникул никак…
Кирилл внимательно следил за ним во время их разговора. Вроде бы все было нормально, но местами у Мешкова проскальзывала какая-то недосказанность и даже какая-то грусть. Но Гриша себя хорошо контролировал и уходил от этих моментов. Кирилл тоже старался не акцентировать на них внимания – все нужные подробности он отлично знал от Андреева. В ответ брат рассказал о своих планах - можно было сказать, что они почти совпадали с Гришиными, и во многом пересекались.
-Я домой на пару дня 4, потом дальше едем, -сказал ему Кирилл на прощание. – Ты у родителей был?
Мешков отрицательно покачал головой.
-Мама волнуется…
-Да, все нормально на самом деле...Я ей звонил, но обязательно заеду. Просто пока времени нет, - пообещал ему Мешков.
Они попрощались, и Кирилл поехал домой…


Следующие два дня прошли, можно сказать, как обычно. Дома было уютно и спокойно. Мешков все свободное время до репетиции проводил с семьей. Ира больше не поднимала того ночного разговора, и он не стремился ей ни в чем признаться. Хотя ощущение недосказанности тяготило его изнутри и заставляло думать, переосмысливать и практически постоянно возвращаться мысленно к Женьке. Вроде бы, что тут сложно - надо было просто взять и рассказать о том, что было. И ему, как человеку, который любил правду, независимо от того, какой бы она не была, это должно было легко даться. Но что-то держало его, заставляло думать и молчать. Возможно, он подбирал нужные слова или ждал подходящего для этого случая…
На репетициях было молчаливо и изнурительно, даже, несмотря на то, что Мешков накануне вполне нормально пообщался с барабанщиком и клавишником. Эти два дня он был хмур и погружен в свои мысли. Периодически по несколько раз за день он по мелочам сцеплялся с Леопольдовым в словесных перепалках, которые не имели продолжения, но осадок оставляли неприятный. Можно сказать, что выходя после каждой репетиции, все облегченно вздыхали. Морально это было довольно тяжело, даже для суперспокойного барабанщика.
Потом Мешков брел по ночному городу, не торопясь домой, курил, вспоминал и думал о своем. Он даже, можно сказать, привык к этим своим своеобразным путешествиям, обязательному посещению их с Сашкой ступенек. И в эти два дня он позволил себе всецело думать про Женьку. Он даже не сопротивлялся своим мыслям, наоборот они давали ему своеобразное душевное спокойствие и утихомиривали внутренний дискомфорт.
Он доходил до дома поздно, когда уже все спали. Сидел некоторое время во дворе и курил, а потом прокрадывался в спальню и обессиленный валился спать. И эти два дня «мыслительной вольности» привели к тому, что он понял, что ему надо на самом деле…

Он проснулся поздно. Часы показывали, что до начала репетиции оставалось всего минут 15. Но Гриша неторопливо и с удовольствием потянулся в кровати и только потом встал. Он заглянул в детскую, а потом спустился вниз. Дома никого не было. Видимо, его семейство куда-то отлучилось. Он вздохнул – ну что ж, может это и к лучшему. Он вышел на улицу и закурил, радуясь яркому солнцу. Настроение у него было отличное. Он был настроен на перемены и нетерпеливо подгонял время внутри себя, хотя внешне это было незаметно. Потом он поднялся снова наверх и направился в ванную – неторопливо так, и с удовольствием.
Гриша совершенно потерялся во времени. Он думал о своем, с загадочной полуулыбкой на губах, и все вокруг перестало существовать для него. Поэтому когда он, наконец-то, вышел из дома, на часах было уже давно больше того времени, на которое была назначена репетиция. Выйдя на улицу, Мешков только теперь вытащил телефон из кармана шортов и взглянул на дисплей. Там было несколько пропущенных звонков - от ребят из «Коды», от брата, Андреева, жены. Он усмехнулся, пригладил волосы и, найдя в телефонной книге нужный ему номер, нажал на вызов.
Гриша нетерпеливо ожидал, когда на том конце провода поднимут трубку. Наконец, он услышал:
-Да?!
-Жека, я тут понял одну вещь…-немного рассеяно начал он, хотя в уме отрепетировал все без единой заминки.
Девушка была в каком-то довольно людном месте – были слышны голоса и эхо помещения.
-Что за херня! Я же просил оставлять телефоны в раздевалке. Жека! Десять кругов по стадиону…-это бушевал тренер. Девушка только пришла на тренировку.
-Гриша, прости…Сейчас не…
-Короче, послушай меня...-перебил он её. Внутри разбушевалось раздражение, которое и придало ему нужной в данный момент уверенности. – Мне нужна ты…И больше никто! И на данный момент меня не интересует, что там и как правильно должно сложиться. Я хочу тебя и только тебя. Поэтому после тренировки дуй на вокзал и бери билеты до Питера на конец июля, потому что с 1го августа я нахожусь у тебя на реабилитации. Через часа 4 жду от тебя звонка. Все понятно?
-Понятно…-буркнула она. Он не звонил ей уже около недели, и она уже окончательно с ним простилась мысленно. И теперь тут вот такое.
-Вот и отлично, мышонок…До связи… - и Гриша положил трубку. Его немного трясло на нервной почве. Он закурил, пытаясь восстановить внутреннее равновесие. Да, он сделал это. И теперь назад дороги не было. Оставалось еще одно – поговорить с Ирой. Но это уже чуть позже, после репетиции.
Он успокоился, и на душе стало эйфорично и солнечно. Он совершенно забыл, что надо бы перезвонить тому, кто ему звонил, да и про репетицию он уже совсем не думал. Но он точно помнил приблизительное время, в которое девушка должна была ему перезвонить и отчитаться, выполнила ли она то, что он ей сказал. Внутри вихрем пронеслась волна сомнения – а вдруг она все-таки…Он отогнал подобные мысли, даже не дав им додуматься до конца. Нет, теперь не будет все так просто.
Он прошелся немного пешком, прямо весь светясь от хорошего расположения духа, а потом поймал такси и поехал к родителям. Ему было хорошо и захотелось увидеть мать, обнять её и побыть немного с ней.
Отца дома не было, а мама хлопотала на кухне. Она очень обрадовалась его приезду. А еще больше тому, как выглядел её сын. Они сидели сначала на кухне пили чай с конфетами «Мешочек счастья» и говорили на разные темы (можно даже сказать ни о чем), а потом перешли в бывшую, но иногда опять его комнату. Гриша лежал на спине, положив голову ей на колени и, глядя мечтательно куда-то вверх, слушал то, что она говорила. Она гладила его по голове и рассказывала ему какие-то очередные детские воспоминания о нем и его брате. Несмотря на свой возраст, её сын так и остался ребенком искренним до кончиков пальцев, только уже великовозрастным и великогабаритным. Но она просто обожала эти минуты их уединенного общения, когда он становился настолько нежным, ласковым и заботливым, что она сама молодела на десятки лет.
-Ага, опять вы тут без меня общаетесь, - раздался ехидный голос Кирилла. Он шутливо скорчил обиженную гримасу. – Ясно теперь, почему ты не отвечаешь на телефонные звонки, - брат говорил, едва заметно заикаясь.
Мешков показал ему язык, но не убрал головы с колен матери. Она с улыбкой наблюдала за их шутливыми выпадами в сторону друг друга. Родительский дом наполнился их голосами и шутками, оживив наступивший вечер. И она подумала, что совсем не удивится, если сейчас в дверном проеме покажется голова Андреева. Тогда эта веселая троица окажется в полном составе.
Вернулся отец, и мать ушла на кухню, накрывать на стол. Гриша с Кириллом, поприветствовав старшего родителя и перекинувшись с ним парой слов, вышли на двор покурить.
- Ты, правда, куда пропал? Тебя все обыскались, - Кирилл внимательно посмотрел на брата. Тот выглядел довольно бодрым и даже счастливым.
-Не поверишь, я потерялся во времени…-рассмеялся Мешков. –Черт…Я забыл про репетицию…-он хлопнул себя по лбу и торопливо набрал номер Леопольдова. Надо сказать, что, несмотря на все их «терки» в последнее время, тот был рад слышать, что с Мешковым все в порядке. По крайней мере, его голос звучал довольно искренне по телефону.
Потом Гриша набрал жену. И оказалось, что она с дочками уехала к друзьям за город.
-Гриш, ну я же тебе говорила…Ты, что не помнишь? – удивилась она. – Ты просто так крепко спал, что мы решили тебя не будить.
-Да? Что-то совсем вылетело из головы…Как там мои птенцы? Когда вы вернетесь? – поинтересовался он.
-Дня через три…Девчонки в восторге! Тебе приветы от них! Ты сам как? Может нам раньше вернуться?
-Делай так, как запланировала…Успеется еще все…
Он, правда, совсем забыл об их запланированном отъезде. Ну и ничего страшного! Когда они вернуться, он обязательно поговорит с ней. Кирилл внимательно следил за братом – что-то тот умалчивал, судя по его торжественно сияющим глазам.
Мешков закончил все свои разговоры по телефону, потом внимательно посмотрел на часы на дисплее, что-то подсчитал, едва шевеля губами, а потом закурил еще одну сигарету и только потом посмотрел на брата.
-Что? – Гриша нахмурился и вопросительно посмотрел на Кирилла.
-Да так…Ничего… - тот приподнял бровь и с хитринкой глянул на брата.
-Опять пыхтите тут, как два паровоза! – мать вышла к ним и шутливо шлепнула полотенцем одного и второго. – А ну живо руки мыть и за стол!
Они побросали сигареты в урну у порога и, смеясь, направились в дом.
Ужин начался довольно весело за разговорами и вкусной едой. Где-то в середине застолья телефон у Мешкова в кармане зазвонил, и он, взглянув на дисплей, вдруг засмущался, покраснел, заулыбался и вышел поговорить на улицу. Родители немного удивленно переглянулись, а потом вопросительно посмотрели на Кирилла. Тот, продолжая жевать, только пожал плечами. А что он мог им сказать, когда и сам толком ничего не знал.
Звонок был от Женьки. Она бодрым голосом сообщила ему, что все выполнила, как он хотел. Гриша был доволен. Если бы он знал, как она себя чувствовала все это время после его звонка. Тренировка прошла в каком-то полусознательном состоянии. Она выполняла все на уровне автоматизма. А когда потом ехала на вокзал, загадала, что если билетов на нужное ей число не будет, то она не только никуда не поедет, но и найдет способ отвязаться от него навсегда. Глупое было решение, но в кассе билеты были.
Они говорили, а ощущение у обоих было такое, что они и не прекращали общаться все это время. Как будто так только вчера было Нашествие.
Мешков вернулся, когда все уже пили чай. Он был доволен и с горящими глазами, и даже не заметил ни удивленных взглядов, ни того, что ужин уже закончился.
- А можно я у вас сегодня останусь с ночевкой? Так не хочется ехать в пустой дом, - вдруг сказал он.
-Конечно можно, - быстрее матери сказал отец. – Вы что опять поссорились с Ирой? – тут же строго поинтересовался он.
-Юра! – с укором проговорила мать.
-Нет, они поехали к друзьям, - сказал Гриша, наливая себе чай. – Просто мне у вас спокойно и хорошо…
-Значит, он останется, а мне домой топать? – шутливо вмешался и разрядил обстановку Кирилл. – И я тоже хочу остаться…
-Оставайтесь, конечно, - сказала мать. – Вы же знаете, мы вам всегда рады в любое время…И нам веселее будет…
Отец немного удивленно и в то же время внимательно посмотрел на сыновей, пытаясь понять, что происходит. Но ничего плохого не заметил. Они улыбались и что-то наперебой рассказывали матери, и были счастливы.
После ужина Кирилл с Гришей засели у последнего в комнате с гитарой и тетрадками и о чем-то долго говорили, наигрывали и записывали. Родители их не беспокоили, им было достаточно слышать приятную непривычную суету в давно пустовавших комнатах. Семья была в сборе и это добавляло им уютности и радости, на какой-то момент вернув их во времена молодости.
Мешков спал, как младенец, поговорив еще немного перед сном с Женькой. Кирилл тоже почти мгновенно заснул только в своей комнате. Родители вдвоем заглянули к ним. Отец поправил им одеяла, а мать поскладывала разбросанные на полу вещи на стулья. Сыновья выросли, но их детские привычки оставались неизменными…

Группе через Леопольдова предложили дать несколько концертов в августе, так сказать устроить летний минитур. На этот месяц у группы был запланирован всеобщий отпуск. Возможно, он бы продлился меньше, но пока значилось на все 30 дней. Леопольдов провел со всеми беседу – мнения разделились. Половина группы была уставшая и хотела хоть небольшого, но отдыха. А вторая половина рвалась в бой. Мешкова на этом обсуждении не было, но практически все ответили Леопольдову, что они готовы изменить свое мнение в зависимости от решения их фронтмена. Гитарист на это только широко улыбнулся.
-Ребята, не переживайте! – успокаивал всех Леопольдов. – Я поговорю с Гришей, и мы с большей пользой проведем август, нежели просто в отдыхе. И поверьте мне, все будет зашибись…
Гриша пришел на репетицию в превосходном настроении, поэтому гитарист под самый конец, когда все вышли на перекур, решил обсудить с ним этот вопрос.
Но Мешков воспринял это предложение довольно негативно. Он стоял с Леопольдовым чуть поодаль от остальных и курил.
-Я считаю, что нам рановато выезжать куда-то пока не прогонем весь репертуар с новым басистом. Это раз. А потом у меня запланирована очередная «подшивка» на этот период. Я официально ложусь в клинику, - Гриша был спокоен и говорил это даже с каким-то удовольствием, предвкушая встречу с девушкой. Но об этом знал только он.
-Послушай, но ведь можно немного перенести твое лечение. Мы откатаем несколько концертов. Да график жесткий, но прибыль стоит того, - Леопольдов попытался быть убедительным. – А потом можно позволить себе лечение в самых лучших традициях…
-Мы ведь планировали всей группой отпуск на этот месяц. Поэтому никаких туров и прочего на август у меня нет, и не будет! – твердо сказал Мешков. – На данный момент у меня остро стоит вопрос по моему здоровью. И август расписан именно на него…
-Но, Гриша, мы все живые люди…И есть реальный шанс хорошо подзаработать. А потом лечись, сколько душе будет угодно….
-Катать одну и ту же программу из 30 песен? Это чистой воды разводилово! «Кода» никогда не была и не будет коммерческим проектом, понимаешь да? – Мешков опять закурил. Этот разговор его начинал напрягать. – И честно, после Зеленого театра я чувствую, что свалюсь…График до Нашествия был бешенным…Сейчас эти бесконечные репетиции…Потом еще начнутся репетиции Родда на новый сезон, опять поедем по городам…Мы почти полгода катаемся по городам без нормального отдыха...
-А непонятно с кем таскаться по закоулкам были силы?! – вдруг пробормотал злобно Леопольдов.
-Чего? – Мешков выбросил недокуренную сигарету и, прищурившись, посмотрел на того.
-Что слышал! Раньше у тебя таких не было разговоров – полечиться, здоровье…Связался тогда с какой-то непонятной девкой …Пьет все соки из тебя, а ты валишься с ног…На неё сил хвата…
Договорить он не успел. Гриша со всей силы заехал ему в глаз. Леопольдов тоже в долгу не остался и с грозным рыком кинулся на противника.
Остальные даже не поняли, как это произошло, потому что стояли немного в стороне и обсуждали свои темы. Мешков с Леопольдовым сцепились, как кошка с собакой. «Кодовцы» несколько секунд стояли в ступоре, глядя, как эта парочка лупит друг друга. Первым опомнился барабанщик и гитарист, они втеснились между Мешковым и Леопольдовым и попытались растащить их в разные стороны. Остальные пришли на помощь, увидев, что сами те не справятся. Забликов не рискнул приближаться к Грише, заметив, как тот мастерски «навалял» громоздкому Леопольдову.
Их рассадили по разным углам в репетиционке. Оба тяжело дышали и вытирали кровь с разбитых носов, а на следующий день, судя по всему, у обоих должны были появиться «красочные» синяки на лице.
-Да, что с вами такое! Вы уже несколько дней скубетесь! Неужели все еще из-за Серого! – вдруг возмущенно выдал душещипательную речь барабанщик. Он чаще всего предпочитал отмалчиваться, но сейчас и его терпение дошло до предела. Через пару дней должен был быть концерт, а практически каждая репетиция заканчивалась колкими перепалками этих двоих.
-Еще не поздно вернуть Серого, если это загладит конфликт, - вставил не к месту свои пять копеек Зябликов.
-Заткнись! – рявкнули на него почти одновременно Леопольдов с Мешковым. Хоть в чем-то их мнения совпадали.
-Это наше личное дело, - буркнул Гриша и встал. – На сегодня репетиция закончена, - подвел он итог и собрался на выход.
Все молчали. Мешков, больше не проронив ни слова, тоже вышел…
Гриша поспешил уйти, чтобы немного успокоиться. Да, кто он такой, этот Леопольдов, что смеет ему еще и указывать, с кем и когда и, главное, как проводить свое время. Мешкова всего начинало трясти от злости, стоило ему только вспомнить ехидную морду гитариста…
Пройдясь пешком, он немного успокоился и позвонил Женьке. Её бодрый голос окончательно привел его в чувство. Ему стало легко. Он не рассказывал ей никаких подробностей всего разговора с гитаристом, просто звонил, чтобы её услышать. Они поговорили ни о чем несколько минут, а потом она строго так спросила:
-Ну а теперь рассказывай все остальное!
Мешков рассмеялся.
-Ты меня пугаешь иногда, мышонок! Ну, скажи мне, как…Откуда? Ты что в Питере?
-Еще нет, но ты же помнишь, я скоро приеду, - пообещала она.
-Да, помню…Только вот долго еще ждать, - пробурчал он. Если бы она знала, как он ждет конца июля, чтобы она приехала, забрала его с собой. Женька прекрасно это все знала. Ведь она и сама с некоторым нетерпением считала дни до отъезда. Ей не очень нравились настроения Гриши за тот период, что они не общались. Ведь он за вчерашний вечер и сегодняшнее утро успел в общих чертах рассказать, чем живет и дышит его группа сейчас, и описать всеобщие настроения.
Мешков особо не вдавался в подробности, но Женька подозревала, что конкретно воду мутит Леопольдов. У неё он был первым из списка «подозреваемых», особенно если вспомнить его попытки «бунта» в Москве.
-Ты и не заметишь…А вот я все замечаю…Так что там у тебя сегодня произошло? – настойчиво поинтересовалась она.
-Я подрался с Леопольдовым, - пробубонел он голосом провинившегося ученика.
-Замечательно! – воскликнула она. – Он хоть жив?
-Что значит он? –в шутку возмутился Мешков. – А я? Тебя не интересует, как я?
-Конечно, интересует! Жив и здоров, возможно, нос немного разбит. Я больше не завидую твоему противнику…
Мешков рассмеялся от души. Женьке лишь бы подраться – не важно, какие причины, главное навалял противнику больше, чем тот ему самому. У Гриши настроение поднялось еще больше.
-Я вот с тобой как поговорю, так и жить хочется… - сказал он, немного успокоившись.
-А когда это тебе жить не хотелось? – строго спросила она.
-Да я так…Образно…Я жутко устал за последние несколько дней, понимаешь да? Физически я очень даже ничего, угу, угу, - многозначительно проговорил он. – А вот все остальное…Зае…ло…Хочу к тебе… - он закурил и огляделся. Он оказался снова в районе их любимого с Сашкой места. – Мышонок, ты не поверишь, но я вот уже какой день, когда возвращаюсь с репетиции, оказываюсь на нашем с Сашкой месте.
-Что ж за место такое? Мне уже интересно…
-Знаешь, ничем не примечательное…- он назвал координаты. – Обычные ступеньки, вода…Вокруг люди идут, спешат куда-то…А ты сидишь себе тут, и время замедляет ход…Тут так думается хорошо…Можно заблудиться в своих мыслях…Иногда не сразу понимаешь, где ты и кто ты… - он присел на ступеньки и, глядя на воду, продолжал говорить.
Женька слушала его, удобно устроившись на кровати. Она была дома – время суток было позднее, да и планов у неё сегодня никаких не было. Гриша говорил и говорил, как сказку рассказывал. А она сидела, слушала его, закрыв глаза, и представляла себе каждую деталь, словно находилась сейчас рядом с ним там, на ступеньках у темной Невы.
Через некоторое время на том конце провода вдруг стало тихо. Девушка взглянула на дисплей телефона. Там высветилась надпись об окончании разговора. Она набрала номер Мешкова, но услышала знакомую фразу, что абонент временно недоступен. Сначала она немного занервничала, но потом успокоилась. Они столько раз за день созваниваются, что заряд в телефоне исчезал катастрофически быстро. Она помнила это еще по предыдущим их общениям.
Он перезвонил её минут через 30-40, когда пришел домой и подключил телефон к зарядному. Они посмеялись со сложившейся ситуации, ведь так бывало довольно часто - то с его, то с её телефоном. И продолжили свой разговор…

На следующий день Женьку ждал маленький сюрприз от её главного врача. Он вызвал её к себе сразу же после пятиминутки и довольно долго расспрашивал о её планах на август. Она все ему выложила на чистоту – и ведь это не было секретом. На этот месяц Григорий Мешков официально проходил по их клинике по «подшивке» и дальнейшей реабилитации. Это был вопрос уже несколько дней, как решенным.
-Тут такое дело…-начала он издалека. –Как я понимаю, доктор, вы собираетесь ехать за пациентом в Питер?
Женька кивнула.
-Созрело следующее предложение…Наши питерские коллеги предлагают небольшой обмен опытом дней на 10. Что вы скажите, если перед тем, как забрать пациента к нам, вы поработаете, и вникните в их методики по программе обмена опытом? Думаю, числа с 22 июля по 2 августа…Все, как положено, оплачиваем командировку, дорогу…Место проживания – на ваше усмотрение, естественно без фанатизма только…
Девушка сидела немного ошарашенная. Не важно, что там и к кому надо было ехать, но сам факт – Питер, там, где был Мешков, да еще и раньше запланированного на столько дней.
-Я понимаю, что это все так неожиданно…Но коллеги так поздно проснулись со своими предложениями, а у нас, как и везде, сезон отпускных компаний…У них вроде бы на это период получается перебазировать к нам пару докторов. А мы в ответ будем скромны и отправим только вас…
-Я согласна…Как скажите…Это просто идеальный вариант…
-Вы уверены, что это будет вам удобно?- главный даже немного удивился. Нет, она была легка на подъем. Но чтобы так легко согласиться на поездку с практически первых слов. Ведь фактически командировка даже несколько отодвигала её работу с запланированным пациентом, а никто этого не любил. Ведь даже небольшой сбой в графике порой вызывал нервные всплески в работе с подобными людьми. И если бы он только знал, как вовремя было сделано его предложение, то никогда бы в это не поверил.
-Тогда, это просто замечательно. Билеты и все документы возьмете у секретаря. Мы заказали билеты на 19е число, чтобы вы спокойно доехали, устроились, отдохнули. А в понедельник с новыми силами…
Женька только кивала, до конца не веря своему счастью.
-Тогда, заканчивайте свои дела…-сказал главный, давая понять, что разговор окончен.
Девушка в задумчивом состоянии с полуулыбкой на губах направилась к выходу.
-Евгения Дмитриевна, - вдруг окликнул он ей, когда она уже выходила.
Она оглянулась.
-Спасибо вам, вы меня здорово выручили, - сказал он. И это была правда.
-И вам спасибо, это действительно вовремя, - улыбнулась она.
Женька довольная направилась в свое отделение. Нет, она не скажет Грише о том, что приедет раньше запланированного. Пусть это будет маленький сюрприз. Девушка настолько была погружена в свои мысли, что не сразу заметила обратившегося к ней пациента.
-Жека Дмитриевна! - молодой человек в больничной пижаме поймал ее за локоть.
Девушка вздрогнула от неожиданности и глянула строго, повернувшись к нему.
-Простите, Евгения Дмитриевна, - он виновато глянул на неё и отпустил её руку.
-Что у вас, Сидоркин? Вы чего по коридору курсируете, как крейсер Аврора? Надеюсь, стрелять не собираетесь? – Женька улыбнулась и чуть подтолкнула его к его палате.
-Куда там стрелять, я хожу с трудом…Колбасит меня до сих пор, - он смущенно усмехнулся. – Вчера третий день капались, а сегодня все также по состоянию. Так и должно быть? А может у меня что не так?
-А как, по-вашему, должно быть? – поинтересовалась девушка, провожая его до палаты. - Я пока вам не могу предложить 1 укол и чтобы ничего после этого не беспокоило. Лечение у нас – это не только медикаментозная поддержка, но работа над самим собой. Но, хочу сказать, сегодня вы выглядите намного лучше, чем при поступлении сюда. Идемте, начнем обход с вас… - Женька одобрительно похлопала его по плечу, и молодой человек, несмотря на всю ломоту внутри и выступивший холодный пот на лбу, старательно расправил плечи и улыбнулся…
У Гриши этот же день прошел, как и все предыдущие. Мешков был спокоен и даже чувствовал себя довольно бодро. Правда немного саднил нос и под глазом образовался красивый синяк. На репетиции был очередной день молчания. Все общались сухо и исключительно по делу. Сама обстановка была гнетущей, и совершенно не хотелось находиться здесь. Но выбора у всех не было – отменять концерт было бы некрасиво, но и репетировать надо было – ведь новый басист довольно быстро схватывал весь материал, но ему все равно требовалось обучение.
К концу репетиции настроение у Мешкова несколько улучшилось – они прошли практически все запланированные песни. Да и сегодня они закончили все значительно раньше обычного. Теперь оставалось только завтра-послезавтра прогнать их все, а потом собственно концерт. Все остальные, заметив его положительный настрой, немного взбодрились. И даже попытались завести общую тему, но тут появился Серый. Он выглядел похудевшим и довольно помятым.
-Ребята, я же говорил, что оклемаюсь… - начал он, но тут же замолчал, увидев растерянные глаза товарищей по группе. Все молчали. И даже Леопольдов, который начал эту тему с исключением его из группы, притих и сделал вид, что занят.
-Эй, вы чего? – не понял бывший басист. – Кто это? – он удивленно посмотрел на Зябликова. –Ребята…Вы…Гриша…Мешок… - он жалобно посмотрел на Мешкова.
Тот глубоко вздохнул и закурил.
-Серый, с 10 числа ты исключен из группы за ... – он хмыкнул. Ведь это звучало довольно лицемерно, учитывая, что практически все, да и он сам были не чисты на руку в этом плане. –За пьянство и разные проколы на этом фоне. Вопрос решен единогласное на голосовании… - Мешков говорил спокойно, но внутри все переворачивалось и опять противно заныло сердце. За эти дни это было настолько привычное состояние, что он уже начал верить, что где-то внутри него живет душа. И вот именно она и болит. Он немного поморщился и посмотрел Серому в глаза. Тот смотрел в ответ обиженным взглядом. Мешкову стало его жалко, ведь действительно они не первый год играли вместе. Но факт оставался фактом, и уже вряд ли что можно было бы изменить.
-Ребята…ну как же так…Что же вы… - бормотал Серый снова и снова пытаясь поймать хоть чей-нибудь взгляд. Но ему в глаза смотрел только Гриша. Он мог это делать, потому что его совесть была чиста. – Вы все это время собирались здесь, а меня никто не предупреждал…
То, что он сказал дальше, больше всего взбесило Гришу. Серый обвинил всех, что ему никто не звонил, и вообще никто не говорил за репетиции. Увлеченный «зеленым змием» тот просто не помнил события последних нескольких дней.
-Хватит! – рявкнул Мешков. – Хватит тут херню городить, - уже спокойнее добавил он. – Собирай свои манатки и проваливай! Будь мужиком! И еще раз скажешь, что тебе никто не звонил и не предупреждал, то… - Гриша замолчал. У него просто слов не хватало, чтобы выразить все то, что сейчас кипело у него внутри. Кодовцы немного удивленно смотрели на него. Он присел и сделал пару глотков воды из бутылочки, пытаясь успокоить хоть немного бушующую внутри стихию. Это особо не помогло, тогда он взял пачку сигарет и вышел на улицу. Состояние было какое-то полуобморочное от очередного нервного перенапряжения, но на свежем воздухе стало чуть лучше. Мешков сел на лавку, закурил и максимально сжался в один большой комок. Внутри все продолжало ныть, но в таком положении вроде бы и легче стало.
-Гриш, ты чего? – раздался голос клавишника. Тот вышел следом за ним.
-Да так…- отмахнулся тот. – Нервишки пошаливают…
-Бывает… - философски заметил клавишник.
Больше они не говорили ни слова друг другу. Мешков докурил и вернулся назад на репетиционку. Он уже немного успокоился и хотел только забрать свою куртку с телефоном. Репетиция уже была окончена, и все могли расходиться. Серый уже успел собрать свое немногочисленное богатство и собирался уходить. Он больше ничего и никому не сказал, и даже не пытался никому посмотреть в глаза. А наоборот стыдливо их прятал от всех. Или память прояснилась, или его напугало поведение Гриши по отношению к нему. Так или иначе, но его группа была уже не его однозначно.
Мешков подождал пока Серый уйдет, потом взял свою куртку и посмотрел на Леопольдова.
-Ну что? Доволен? – Гриша хмыкнул. – А что ж язык в жопу засунул в нужный момент?
Леопольдов уже начал свою «мудрую» речь, и барабанщик приготовился, если что их разнимать, но у Мешкова зазвонил телефон. Он автоматически ответил на звонок.
-Да!..Все нормально…-говорил он немного раздраженно и направлялся в сторону выхода, никому не сказав «до свидания». Это звонила Женька и очень даже вовремя. Таким образом, была исчерпана очередная конфликтная ситуация, которая могла бы привести к еще одному рукоприкладству.
Она не расспрашивала его, он сам рассказывал то, что считал нужным. И только иногда она настаивала и выпытывала, но не для того, чтобы дать совет, а просто, чтобы он мог выговориться и посмотреть на ситуацию с другой стороны. Он очень ценил в ней это качество. А еще он замечал, что к концу их разговора, все произошедшие события казались ему не столь критичными, как он их воспринимал в начале.
Так было и сегодня. Домой шел он, как всегда, не пропуская их с Сашкой ступенек и немного задержавшись там. Внутреннее состояние с каждым шагом и каждой последующей минутой разговора менялось в более спокойную и расслабленную сторону. Поэтому добравшись до дома, он был уставшим и опустошенным. Он сразу поднялся наверх, подключил телефон к зарядному и, плюхнувшись на кровать, продолжил говорить с Женькой. Было уже очень поздно, и давно пора было спать. Но они еще долго прощались, хотя у обоих глаза закрывались. Кто первым заснул, они так и не смогли вспомнить на следующий день…
Проснувшись поздним утром, Мешков первым делом набрал номер Женьки, продолжая лежать в кровати. Она ответила практически сразу и довольно бодрым голосом.
-Как? Как у тебя получается, быть такой? – пробормотал он чуть охрипшим спросонья голосом.
-Годы тренировок, - она рассмеялась. – Ты мне лучше скажи – утро доброе, граф?
-Самое пресамое, мышонок…И в этом виновата только ты…
-Я?
-Да ты!
-Ну ладно, я так я…
-И почему это ты так быстро со всем соглашаешься… - настороженно поинтересовался он.
-И вот не со всем и не сразу. Что ты придираешься к словам?
-Я просто соскучился за тобой безумно… - вдруг сказал он.
Женька еле удержалась, чтобы не выдать ему свою тайну с её скорейшим приездом, но промолчала. Они поговорили еще немного, а потом каждый занялся своими делами.
Мешков пришел на репетицию с опозданием. В принципе все знали, что он мог так делать, поэтому на какие-то пару часов его отсутствия даже не обращали внимания. Он был в хорошем настроении, хотя самочувствие у него сегодня было не очень. Гриша, как и большинство мужчин, никогда не придавал этому значения. Так было и сегодня. Он чувствовал какую-то непонятную слабость, но списывал все на простую усталость. И чтобы взбодриться немного пил энергетик. Надо сказать, это помогло немного. Женька, словно, чувствуя что-то неладное, несколько раз за время репетиции ему звонила. Она не могла пояснить, что было не так, но внутри царило непонятно откуда взявшееся беспокойство.
Мешков с готовностью отвечал на все её звонки, выходя на улицу на несколько минут. Девушка наругала его за энергетик, поэтому он к нему не прикасался после этого. Да и оставалось там всего пару глотков. Музыканты только наблюдали за ним, немного удивленные его поведением. Обычно он на репетициях вообще не вспоминал за телефон. А тут…Но его перемещения туда-сюда особо не прерывали прогон материала. Он умудрялся возвращаться всегда в нужные моменты. В итоге они закончили репетицию опять раньше, чем обычно.
Леопольдов, который все эти несколько часов без надобности не говорил, подошел к нему и напомнил о своем предложении на счет августа. У Мешкова заскребли «кошки» внутри. Он внимательно посмотрел ему в глаза. Остальные музыканты настороженно наблюдали за ними, готовые, если надо вмешаться. На послезавтра у них был запланирован концерт, а фронтмен и первый гитарист уже были разукрашены фигалами.
Под взглядом Гриши Леопольдов опустил глаза. Да он выиграл эту битву, но внутри промелькнуло навязчивое чувство, что это еще не конец. Мешков усмехнулся, отвернулся от него и обратился ко всем присутствующим:
-Дело такое…Я глубоко извиняюсь перед вами всеми, но на август я предлагаю сделать отпуск…Не из вредности…Просто на этот период у меня запланирована очередная «подшивка» и реабилитация…Я понимаю, что это не входит в планы многих, - он многозначительно зыркнул на Леопольдова. – Но на сегодняшний день мне это жизненно необходимо…
Наступило молчание. Гриша закурил. Впервые в жизни, за все время существования «Коды» он в трезвом уме, а не по принуждению родственников собирался продолжить свое лечение. Практически все это поняли и оценили. Они знали, что сорваться он мог в любой момент, и если есть заинтересованность с его стороны, то её надо не упускать, а наоборот поддержать.
-Семеро одного не ждут! – вдруг подал голос Леопольдов. – Я считаю, что этот вопрос надо вынести на всеобщее обсуждение! Пусть каждый обдумает и завтра на репетиции выскажется!
-Что? – воскликнули удивленно барабанщик с клавишником.
-А что? – деловито продолжил Леопольдов. – Ты лечись, а мы займемся делом…раньше Андреев бывало выступал и без тебя, когда ты был не в состоянии…Разве нет?
-Совсем охренел! – заорал Гриша. – А петь, кто будет? Может быть ты?
-А ты сомневаешься в моих вокальных данных? Или в том, что мы сможем и без тебя?
Мешков замолчал, не зная, что и сказать на такое. Все остальные тоже молчали.
Постоянные беседы Леопольдова покачнули немного авторитет Гриши. Но музыканты не могли даже и в мыслях представить, что группа сможет существовать без их главного фронтмена, но все же все молчали.
Мешков ошарашено оглядел всех. У него был взгляд затравленного ребенка, который всю жизнь верил в чудо, и вот ему открыли секрет, что это всего лишь иллюзия. Как подарки под елку от Деда Мороза на новый год…
Гриша закурил и направился к выходу, больше не глядя ни на кого и не слушая никого. Он не слышал, что ребята его звали. А когда кто-то из них положил руку ему на плечо, он, не оглядываясь, отшвырнул её. Больше никто и не пытался его догнать. Они знали, что слушать он их точно не будет. Теперь ему надо было побыть одному, сделать выводы и принять решение.
-Ты дебил, Леопольдов! - сообщил барабанщик. Он вообще в последнее время был очень разговорчив. – Без тебя – мы сможем, а вот без него – вряд ли…
-Ничего, ничего! Холодный душ всем полезен! Хватит носиться с ним, как с писанной торбой! Поверьте мне, завтра он, как миленький, прибежит на репетицию….И в августе все будет, как надо… - Леопольдов окинул всех взглядом. – А вы подумайте над тем, что я сказал! Я не отказываюсь от своих слов! Если вы будите на моей стороне, я смогу вас повести вперед… - и он тоже собрался на выход. – До завтра! В обед встречаемся в Зеленом театре! – и он вышел.
Мешков ошарашено брел по улицам родного города. В голове звучали слова Леопольдова – «сможем без тебя». Они отдавались какой-то новой пекущей болью в сердце. Черт возьми, это было безумно больно услышать от людей, которым ты доверял последние два десятка лет. Доверял безоговорочно, и всегда знал, что они поддержат и придут на помощь в любой момент. А сейчас он был один во всем этом огромном северном городе.
Гриша зашел в первый попавшийся гастрономчик. Его всего потрясывало от нервного напряжения, а внутри продолжало что-то противно ныть. Благо капюшон на голове делал его немного неузнаваемым для особо рьяных поклонников творчества «Коды».
-Водки 200… - пробормотал он слегка охрипшим голосом.
-Еще чего-нибудь? – небрежно поинтересовалась продавщица, явно намекая на закуску.
-Бутылку портвейна…И открыть…
-У тебя хоть денег хватит? – поинтересовалась она, недоверчиво откидывая его взглядом и ставя перед ним стакан с водкой. Её заставили засомневаться его немного дрожащие руки да синяк под глазом.
Он вместо ответа кинул ей на стол несколько скомканных купюр. Она кивнула и отправилась за его заказом. Мешков, тем временем, в несколько больших глотков выпил водку, даже не заметив, как она неприятно обожгла ему горло и разлилась по телу жаром. Лучше ему не стало.
-Повтори еще, - бросил он и положил на стол еще купюру.
Продавщица, молча, налила, но в половину меньше, и подвинула стакан к нему вместе с его же купюрой. Пока Мешков пил, она положила к бутылке портвейна пару бутербродов с колбасой.
Вторая порция водки немного расслабила его, и даже чуть притупила боль внутри. Гриша вздохнул и вопросительно посмотрел на еду и деньги рядом с бутылкой.
-Мне лишнее не надо, а ты закусывай…. – хмыкнула она. Нет, она не узнала его. Да и подобных «соловьев» она за день и за вечер встречала слишком большое количество, чтобы пытаться запомнить или проникнуться в их проблемы, которые приводили к употреблению крепких напитков. Но что-то было этакое в глазах этого высокого незнакомца.
Гриша кивнул ей и, забрав портвейн с бутербродами, ушел, так и не взяв назад деньги…
Мешков брел по городу, жевал бутерброды и пил портвейн прямо из горла. Мысли в голове были самые разные, и их роение в голове было уже почти полностью подчинено алкоголю.
И, как и в предыдущие разы, он не заметил, как добрался до их с Андреевым ступенькам.
Он купил еще бутылку портвейна и, сев на ступени, закурил. Внутри тупо поднывало, уже не так остро, но еще ощутимо. Мешков набрал номер Женьки.
По первым его словам она поняла, что он не трезв. Вот этого она всегда боялась. Он где-то там, а она где-то здесь. И её нет рядом с ним, чтобы помочь справиться с тем, что заставило его набраться до чертиков.
Он рассказал ей про все сегодняшние события на репетиционной базе. Женька слушала, не перебивая, и у неё все больше складывалось впечатление, что Леопольдов всеми силами старался сделать так, чтобы Мешков сорвался. Но она не понимала смысла в этом. Если Гриша выйдет из строя, то какой смысл гитаристу пыжиться, ведь все остальные (а она была в этом уверена) однозначно откажутся «идти» за ним в обход Мешкова.
-Думаю, что пора прекращать молчать… - сказала она, когда он закончил ей все рассказывать.
-Это как? – сначала не понял он.
-Ты ведь не собираешься завтра пропускать репетицию?
-Честно…Вот сейчас на данный момент…Пошли они на хер…Все вместе и дружной толпой… - он замолчал. Да, это было сказано с горяча. На самом деле, он готов был переступить через себя и отыграть концерт – ведь огромное количество поклонников их творчества ждут этого мероприятия. Женька это прекрасно понимала. –Давай, скажи мне…Я знаю, что у тебя есть мысли, но ты всегда их припрятываешь. Вот конкретно сейчас, я хочу услышать твое мнение…. – Мешков сделал глоток из новой бутылки. Разговор с девушкой опять напомнил о прошедших событиях и освежил чуть притупившиеся воспоминания. В груди опять неприятно заныло.
-Фактически Леопольдов ставит тебе ультиматум – или едем в тур, или мы поедем без тебя…Контратакуй…Поставь тоже условия – или ты, или он…А почему бы и нет… - она говорила спокойно.
-Очень умно! Ты хочешь меня оставить без ничего? – он поморщился. Глупая идея.
-Гриш, а почему…Ты ведь так толком ни с кем не поговорил на эту тему…Я думаю, что ты не останешься один…
Он помолчал, снова сделав глоток портвейна.
-А вдруг они выберут его?
-Тогда переступишь через них и пойдешь дальше, - не задумываясь, ответила она.
-Жека, мы настолько долго были все вместе, что я просто не представляю себя отдельно от них, - сказал он, немного помолчав.
-Но если ты проявишь слабость, то это уже будет не жизнь, а существование…
Мешков задумался. В чем-то она была права. Они поговорили еще немного.
-Гришенька, пожалуйста, не пей больше сегодня…-на сколько она могла судить по голосу, он выпил прилично. Еще и продолжал пить, пока они говорили.
-Жека, я совсем немного, - соврал он, хотя знал, что это бесполезно. – Я сейчас еще немного посижу тут и пойду домой…Мышонок, верь мне…
-Ты далеко от дома?
-Нет, два шага…-он опять соврал. – Не переживай, все будет зашибись…
Она постаралась поверить, но что-то внутри не давало ей покоя…
Поговорив с девушкой, Мешков посидел еще немного, покурил и допил портвейн. Пока он с ней говорил, вроде бы и стало лучше. Но только стоило ему остаться снова наедине со своими мыслями, как прежнее настроение вернулось. Гриша хотел снова позвонить Женьке, чтобы опять восстановить свое равновесие. Но в то же время, он не хотел этого делать, чтобы не расстраивать девушку. Ведь она поверила в его слова. Он улыбнулся – она ему поверила.
Поэтому посидев еще немного, он позвонил Андрееву. Того в городе не оказалось, но они с ним поговорили по телефону. Сашка сначала наехал на Мешкова за его состояние. Они не церемонились друг с другом. Гриша рассказал ему обо всем, хотя он и так бы рассказал, просто не успел за всеми Сашкиными наездами.
-Они что там все подурели! – возмутился Андреев. – Ну, я приеду, раздам подарков…Охренели в край! – но он тут же замолчал.
-Не распыляйся, думаю, разберусь с этим всем…Сегодня, конечно, уже поздновато, но завтра точно, - пообещал ему Мешков, повеселившись от боевого настроения друга.
-Лучше скажи, где ты сейчас? Надеюсь, дома? – поинтересовался Сашка. Как-то внутри ему было не по себе от разговора с Гришей, да и состояние его было на краю вменяемого. Оно могло в любой момент перемахнуть эту невидимую границу, и потом ничего хорошего от этого не стоило ждать.
-Ну, почти…
-Значит, на нашем месте…-подытожил Сашка. –Что там твоя Жека? Приехала уже? Смотри, прибьет за плохое поведение…
-Да, она еще не скоро приедет…Только в конце июня…И что вас так с ней интересует, рядом ли я с домом или нет? Что я маленький какой-то?
-Знаешь, у дураков мысли совпадают…Поэтому мы так и думаем…Знаешь. Я вот тут подумал, что тебе надо…. – и Андреев практически повторил предложение девушки поставить группу перед фактом «или или».
-Слушай, а ты с ней точно не общаешься? – поинтересовался Гриша.
-С кем? В смысле?
-С Жекой…Да, она то же самое, что и ты сказала…
И они даже немного юмористически представили и обсудили ситуацию. Сашка разговаривал с ним, и его все не покидало чувство беспокойства. Идеальным было бы, если бы Жека сейчас забрала его от ступенек у воды. Иначе друг точно бы пустился во все тяжкие. Да и состояние у Мешкова сейчас было такое, что непонятно смог бы он сам добраться до дома.
- Гриша, не пей больше…-вдруг попросил друг.
-Та ладно…Я даже, если сейчас захочу выпить что-то, не получится…Не полезет… - Мешков вздохнул и закурил. Глаза закрывали, и тут же мир вокруг начинал кружиться в бешеном темпе. Более того, эта противная боль в сердце приобрела какой-то объемный характер. Теперь ему казалось, что вся грудь просто пылает, как от ожога. Но это только повеселило Мешкова – вот, что может наощущаться, если выпить много. Такие ощущения были у него впервые.
После разговора с Андреевым Гриша не торопился идти домой. И, если честно, это было довольно тяжеловато в его состоянии. Поэтому он остался сидеть на месте. Женька с Сашкой отвлекли его немного от хмурых мыслей, но когда он снова остался предоставленный сам себе, то уже не смог противиться своему внутреннему «вырисовыванию» совершенно неперспективных образов. От этого ему захотелось только одного – нырнуть с этих чертовых ступенек в темную воду Невы…


Еще чуть позже ему позвонили музыканты «Коды». Причем сначала клавишник с барабанщиком, а потом и гитарист. Они звали его обязательно быть завтра на репетиции, заверяя, что они с ним, и поддержат любые его решения. А также призывали не обращать внимания на слова и выпады Леопольдова. Это даже немного подбодрила Мешкова, но звонившие теперь запереживали о нем. Ведь по разговору можно было понять, что он выпил. И не продолжит ли он завтра, тоже еще было неизвестно…
Он был так погружен в свои мысли, что не сразу заметил, что недалеко от ступенек остановился легковой автомобиль, и зацокали нетерпеливые каблучки по асфальту.
-Гриша! – позвал неуверенный, но знакомый голос его жены. Гриша, сидевший на ступенях спиной к ней, повернулся.
-Ира?
-Мне Сашка позвонил, сказал тебя надо забрать отсюда, - начала тараторить она, продолжая стоять наверху ступеней. Она сразу не поняла, что он пьян, да и Сашка про это ничего ей не рассказывал.
-Ничего мне не надо, - отмахнулся он и снова отвернулся от неё.
-Ты что, выпил? – она уперлась руками в бока. – Не долго же тебя хватило на новую жизнь, - ехидно заметила она.
Мешков только отмахнулся от неё.
-Короче, хватит тут высиживать непонятно что. Поднимайся и быстро в машину… - её начало раздражать его упорство. Они только пару часов назад вернулись с девочками домой в хорошем настроении. Да и дома было все тихо-спокойно. А тут звонок от Сашки – надо забрать Гришу. Она оставила дочек дома – время было позднее, они как раз собирались ложиться спать, и поехала за ним. И тут такое.
-Поехали, - настаивала она, теперь уже спускаясь к нему. Мешков сжался в комок – ему совершенно не хотелось двигаться. Ира нетерпеливо потеребила его по плечу.
-Не хочу, - отмахнулся он.
-Лучше скажи, что не можешь…
Мешков попытался встать, но вместо этого стал заваливаться. Ира вовремя его подхватила и помогла подняться. Она перебросила его руку через свою шею, создав ему, таким образом, довольно твердую опору.
-Скажи мне, тебе нравится быть в таком состоянии. Ну что такого могло произойти, чтобы захотелось нажраться до потери пульса…Не стоит оно ничего, чтобы доводить себя до полусмерти, – отчитывала она его, пока они ковыляли зигзагами вверх по ступеням, а затем к машине.
Мешков молчал. Когда он поднялся на ноги, пекущее чувство в груди настолько усилилось, что он не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть. А не то, что еще отвечать.
Ира затолкала его на переднее сиденье машины и закрыла за ним дверь. Мешков устроился полубоком, лицом к водительскому сиденью и прикрыл глаза. Внутри был какой-то непривычный страх и паника. На какое-то мгновение ему показалось, что он сейчас умрет.
Жена села на место водителя и завела машину.
-Тебя хоть не тошнит? – поинтересовалась она, глянув на него. – Что у тебя с лицом? Где ты уже фингал набил?
Мешков поморщился, не открывая глаз, и отрицательно покачал головой. Его клонило в сон, но в то же время голова жутко кружилась.
Они не спеша поехали в сторону дома.
-Ты никогда не изменишься, слышишь меня…Я столько лет с тобой и каждый раз наступаю на одни и те же грабли…Не лечится у тебя это…Кто бы не лечил, как бы не лечил…Даже рождение ребенка тебя не изменило…И твоя дочь вынуждена наблюдать это все…Ты этого хочешь? И этого добиваешься все это время? Это оно? Твое счастье? – Ира говорила и говорила, с каждым словом все эмоциональнее и эмоциональнее. От хорошего настроения не осталось и следа. А то, что он не отвечал ей, вызывало только раздражение. – Я ведь и правда поверила в то, что возможны какие-то изменения…Дура!
Гриша слушал её, не открывая глаз. Каждое слово неприятно, впрочем, как и всегда, отзывалось внутри. Алкоголь только снизил, а не притупил, порог восприятия всего сказанного. Он был на грани того, чтобы расплакаться от её слов. Но в то же время он ехидно заметил про себя в очередной раз – ведь говорила Ира правду, и грех было на это обижаться.
-Дура! Дура, потому что потратила на тебя столько времени! Все лучшие годы потратила на то, чтобы ты смог дотянуть до этого возраста, а так бы сдох еще раньше…Давай, продолжай в том же духе…Бухай, колись, жри свои таблетки…Так и сдохнешь с бутылкой в зубах…Алкоголик конченный…Ненавижу тебя за это!
-Да, это твоя заслуга, - вдруг пробормотал Мешков заплетающимся языком. – Но дальше я как-нибудь сам….- он говорил немного странно на выдохе, делая короткий вдох перед целой фразой.
Ира немного оторопела от подобного. И это еще больше ее распалило. Они как раз доехали до ворот дома, и она резко затормозила. Гришу хорошо встряхнуло в кресле, вызвав очередную волну пекущей боли. Он поморщился. Она хотела что-то сказать, но у него зазвонил телефон. Он ответил. В машине царила идеальная тишина при этом. Поэтому было прекрасно слышно, что ему звонил кто-то женского пола.
-Ты где? – Женька просто сходила с ума от волнения.
-Я уже дома, только приехал, - почти шепотом пробормотал он.
-Ты как там? Чувствуешь себя как? – она и слышала и чувствовала по его голосу и дыханию, что что-то было не так.
-Не переживай, - он постарался говорить как можно спокойнее. – Со мной все в порядке. Я потом тебе позвоню…
-Хорошо…-Женька отключилась.
-И кто это был? – поинтересовалась Ира.
-Я давно хотел тебе все рассказать…Но не хотел этого делать по телефону или не дома…- начал он, стараясь продолжить говорить также спокойно, как только что говорил с девушкой.
Ира вдруг рассмеялась.
-Ты хочешь мне сейчас сказать, что у тебя появилась другая? Ты спишь с какой-то девкой на стороне? И даже строишь с ней какие-то отношения? Она тебе звонит? – она смеялась, как сумасшедшая. – А знает ли она, какой ты на самом деле? Что за всеми этими милостями и прочей обаятельностью скрывается конченный алкоголик и наркоман, которого ничто уже никогда не исправит…Знает ли она, как это среди ночи отправлять детей на такси к родителям, а тебе вызывать скорую, чтобы тебя привели в чувство? Знает ли она, каково это постоянно крутиться рядом с тобой и отгонять от тебя твоих конченных дружков, а потом обыскивать тебя и твои вещи, чтобы не дай бог, там не оказалось какой-нибудь таблетки или прочей наркоты…Знает ли она, как это жить постоянно в ожидании плохого, и облегченно вздыхать, когда заканчивается еще один день, и ты жив… - она перешла на крик. – И почему я тебя тащу бухого домой, а не она сейчас? Почему? – она толкнула его рукой в грудь. Мешков только молча смотрел на неё – она имела полное право высказывать ему все это, да и сказать ему было нечего.
-Знаешь, что я тебе на все это скажу….Да никому ты на хер не нужен, кроме меня…Никому! И без меня ты сдохнешь! А твоя девка бросит тебя при первых же трудностях! Знаю, я всех этих малолеток – красивая сказка им всем нравится, а вот разгребать гавно – тут уж нет!!!! – она все еще говорила довольно громко. – И что я тебе все тут рассказываю! Ты ведь ни слова не воспринимаешь! Счастья тебе огромного в новой личной жизни! Только помни, назад дороги нет и не будет! И хоть умоляй, назад я не вернусь! Можешь, хоть сдохнуть в своем одиночестве потом! Ненавижу тебя! – и она вышла из машины, хлопнув дверью.
Как только Ира оказалась на улице, она разревелась, пытаясь сдержать рыдания. Но у неё ничего не получалось. Через несколько минут калитка открылась, и на улицу вышла Вика.
-Мамочка, что случилось? – тихо пробормотала она, посмотрев на мать, а потом на сидящего в машине Гришу.
-Все в порядке, - Ира прекратила истерику и, стараясь говорить спокойно, произнесла: - Иди к себе в комнату, собирай вещи твои и Сони. Мы едем к бабушке с дедушкой.
-Сейчас? – удивленно воскликнула та.
-Да! – резко ответила Ира. Дочь скрылась за калиткой, а она снова расплакалась только уже беззвучно. Она все еще стояла рядом с машиной, не в силах пока идти дальше. Ей хотелось буквально убить мужа, сделать ему в сто раз больнее, чем ей было сейчас. Сделать так, чтобы он пожалел о сегодняшнем вечере и о своих поступках до конца своих дней. И дело было не в том, что он выпил, или еще что-то употребил. Дело было в чистой воды предательстве с его стороны. Он изменил ей с другой!!! Он спал с другой! И более того, он собирался уйти от неё к другой! Вот что по-настоящему просто разрывало её сердце. Ведь она и правда столько лет посвятила ему, стараясь сделать все, чтобы он жил и не гробил свою жизнь, а он…
Ира немного успокоилась и скрылась за калиткой. Мешков продолжал сидеть в машине. Внутри него все тоже разрывалось от боли, а в голове крутились слова жены и звуки её рыданий, которые были хорошо слышны через приоткрытое окно машины. Он никогда не думал, что это будет так больно – сказать ей правду. И не думал, что она так болезненно воспримет это все.
Единственное было то, что он не жалел. Несмотря на все отрицательные эмоции, на все сказанное, он твердо знал, чего хотел. И вот он это получил.
Мешков вылез из машины и медленно побрел к калитке. Его пошатывало, но уже не столько от алкоголя, сколько от нервной встряски. Он умудрился не торопясь зайти в дом на кухню, найти там открытую бутылку вина и выйти на улицу. Усевшись на лавку, он сделал глоток вина и закурил.
Буквально через несколько минут, жена с вещами и в сопровождении Вики со спящей Соней на руках вышла из дома. Дочь с малышкой ушла к машине, а Ира подошла к Грише. Она не успокоилась, а накрутила себя еще больше. И её просто распирало изнутри от желания ему еще сказать пару ласковых.
-Что мало накатил на набережной? - начало было довольно оптимистичное.
Мешков хмуро поднял на неё взгляд.
-Правильно правильно! Продолжай пить, и к утру точно сдохнешь! Ненавижу тебя, Мешков! За все ненавижу! - и она направилась к калитке. Гриша продолжал сидеть и курить. Ей видимо не совсем удовлетворил тот факт, что он сидел и молчал. Поэтому она решила добавить.
-А про детей забудь! Им нужен нормальный отец! Лучше уж никакого, чем ты! Тем более, не позволю им общаться с твоей новой подружкой! – добавила она ехидно, остановившись на полдороги и повернувшись к нему лицом.
Это было последней каплей. В Мешкова, словно, бес вселился. Откуда у него взялись силы на то, чтобы дойти до Иры, он сам понять не мог. Но в долгу перед ней он не остался. Он не тронул её ни пальцем, но зато тоже прилично повысил на неё голос.
-Да, ты много сделала для меня, но хватит меня тыкать, как котенка, постоянно носом! Хватит упрекать меня! Да, я такой, какой есть! И меня надо любить или не любить таким, какой я есть. Я никогда не скрывал свою гадостную сущность, поэтому быть или не быть со мной выбор был всегда…Да, я плохой пример для моих детей, но никогда не смей ими меня шантажировать…
Ира ответила ему, а он, окончательно потеряв над собой контроль, с силой швырнул бутылку вина на дорожку. Раздался звон разбитого стекла, и куча осколков разлетелись вокруг.
-Давай, еще ударь меня! – с вызовом бросила она.
-Да пошла ты… - заорал он, отвернувшись от неё и направившись в сторону дома. Его всего трусило, а ноги подкашивались. Ира не стала испытывать больше судьбу и тоже стремительно направилась в противоположную ему сторону.
Гриша дошел до кухни и схватил со стола еще одну начатую бутылку вина. Крепче ничего не было. Он сделал несколько больших глотков прямо из горла, а потом, поморщившись от резкой боли в груди, присел на корточки. Бутылка выскользнула из его рук и покатилась по кафельному полу, разливая вино. Мешков отдышался и, поднявшись, медленно направился на второй этаж в спальню. Свет горел во всех комнатах – Ира, когда собирала вещи, повключала его практически везде.
Он стащил с себя куртку и рубашку, оставшись в шортах, разулся и плюхнулся на спину на кровать. Телефон и сигареты он положил рядом с собой. Глаза сами собой закрылись, дыхание стало спокойным, и еще через несколько секунд он провалился в болезненный сон…
Его разбудил телефонный звонок. Гриша открыл глаза, пытаясь понять, где он находится, и что происходит. Он протер глаза и, повернул голову в сторону часов на тумбочке у кровати. Они показывали начало третьего ночи. Получается он проспал около 2-2,5 часов. Не обращая внимания на телефон, который вскоре перестал звонить, он попытался восстановить события прошедшего вечера. Несмотря на количество выпитого, это ему отлично удалось. Более того, исчезли неприятное головокружение и противная пекущая боль в груди, но вот общая слабость осталась. Да такая, что ему тяжело было даже шевелиться. Но вместе с тем была какая-то легкость и эйфория. Он, словно, парил над кроватью, а не лежал на ней.
Телефон опять противно запиликал в тишине. Гриша ответил на звонок. Это звонил Леопольдов. Судя по голосу, он был изрядно выпивши.
-Гриша, ну почему ты не берешь трубку, когда я звоню со своего номера. Ты не хочешь говорить со мной? Да, я еще тот урод…Но я тебя очень люблю…Я правда перегнул палку…Но я правда не хотел ничего плохого…Откуда это все во мне…
Мешков слушал его бессвязную речь, совершенно ничего не понимая. То тот выдвигает ему ультиматумы, то теперь несет непонятную пьяную ересь. В итоге они даже поговорил довольно-таки мирно, и договорились встретиться завтра на репетиции.
Только Гриша положил телефон, как он снова зазвонил. Это звонила Ира. Она немного отошла и успокоилась, и теперь внутри неё бурлили определенные переживания по поводу состояния своего мужа. Попросту говоря, она переживала, чтобы он не натворил чего-нибудь.
-Как ты? – тихим голосом поинтересовалась она.
-Не сдох еще, - огрызнулся он. – Ты это звонишь узнать?
-Ну, зачем ты так?
-Прости…
-И ты меня прости, - прошептала она после некоторого молчания. – Давай завтра встретимся и все спокойно обсудим.
-Нет, лучше сделаем это попозже…
-Почему?
-Я думаю, что надо время…Чтобы немного остыть…Иначе ничего хорошего не получится…Как сегодня…
-Я вот не пойму, для тебя, правда, важнее та девка, чем твоя семья? Твои дети тебя совсем не интересуют?
-Прекрати меня упрекать детьми… - резко сказал он. Его начинал раздражать этот разговор. – Пока нам не о чем говорить…
-Да пошел ты…. – и она бросила трубку.
Мешков опять разнервничался. Сердце бешено заколотилось, и ему вдруг стало страшно. Он попытался встать, но в груди отозвалась тупая боль. Эта слабость, паника внутри, непонятные ощущения…Он решил не двигаться и полежать еще немного. Он закурил прямо лежа на кровати…
Женька крепко спала. Она долго ворочалась перед тем, как заснуть. Её не покидало чувство тревоги. Внутри все переворачивалось от одной мысли, что с Гришей может что-то произойти. Она корила себя за то, что её нет сейчас рядом с ним. Но и исправить это никак не могла…
Её разбудил телефонный звонок в начале четвертого. Она, даже не глядя на дисплей, знала, что это звонит он.
-Да, - пробормотала она сонно.
-Женька, пожалуйста, приезжай поскорее, - пробормотал он в ответ. – Что-то мне нехорошо…
Девушка спросонья и накрученная переживаниями накануне вскочила с кровати, зажгла свет и принялась колесить по комнате, скидывая вещи в дорожные сумки, приготовленные на завтра.
-Я сейчас собираю вещи и тут же поеду на вокзал…Ты потерпишь еще немного…Подождешь, пока я доеду…
-Подожду сколько надо…Ты прости меня, мышонок, но мне что-то реально так страшно…
Женька, что-то бормоча ему в утешения, обвесилась сумками и уже собралась на выход.
-Я хотела сделать тебе сюрприз, я должна была приеха….- она перецепилась через его забытые ботинки и больно упала на живот, вскрикнув от неожиданности и выпустив телефон из рук. Тот шлепнулся об пол и распался на три части – сам телефон, батарею и заднюю панель. Девушка, не замечая боли, встала на четвереньки и испуганно посмотрела на его ботинки. Нет, что угодно, но только не они. Нельзя их трогать. Она дрожащими руками постаралась поставить поскорее их в то же положение, в каком они были. Состояние у неё было на грани истерики, а из глаз текли слезы. Она такими же дрожащими руками собрала телефон и, когда тот включился, набрала номер Мешкова. Но в ответ услышала только то, что абонент находится вне зоны доступа. Она судорожно пролистала контакты в своем телефоне, но там не было ни одного, кто мог бы ей сейчас помочь. А если с Гришей что-то случилось? Она рванула к выходу из комнаты и спустилась вниз в гостиную. В голове пульсировала только одна мысль – срочно ехать к нему.
В коридоре она застыла перед зеркалом, увидев свое отражение. Перед ней была заплаканная растрепанная девушка в домашней майке и шортах из трикотажа, босая и увешанная дорожными сумками. Женька разревелась бесшумно и упала на колени, закрыв лицо руками.
Успокоившись немного, она оставила сумки возле двери и вышла на улицу покурить. Ночная прохлада немного освежила ей голову и вернула хладнокровие.
Истерика испарилась, как дым. Заработал мозг. Она ничем не сможет уехать раньше завтрашнего, хотя нет, уже сегодняшнего вечера. Расписание всего, чего можно, она знала наизусть. Билеты на вечер у неё были в кармане. Поэтому надо успокоиться, взять себя в руки и действовать по намеченному плану.
Но почему, черт возьми, он отключил телефон? Почему ему плохо? Она толком ничего не поняла. Но постаралась себя успокоить, что все нормально. Возможно, его телефон разрядился, а зарядки нет под рукой. Должно было быть много разных причин, но только ничего плохого.
Успокоившись немного, девушка вернулась с вещами к себе в комнату. Хорошо же ты собиралась – отругала она себя. На столе лежала папка с его документами, а на полу так и стояли его ботинки. Она планировала взять и то, и другое с собой, хотя, если он должен был ехать с ней сюда, то можно было бы и не брать. Но об этом она не подумала в тот момент…
В это же самое время, параллельно всем событиям в доме Женьки, у Гриши происходило следующее. После разговора с женой, он покурил, продолжая лежать. Но лучше ему не стало, а наоборот все ощущения только нарастали. Поэтому он и позвонил девушке. Когда она, упав, вскрикнула, и её телефон отключился, он запаниковал еще сильнее, что что-то произошло, и резко вскочил с кровати. От резкой боли в груди у него потемнело в глаза, и он почувствовал, что куда-то уплывает вперед. Правая нога предательски заскользила по одеялу, сползшего с кровати. И Мешков рухнул на пол фактически с высоты своего роста. Его телефон отлетел вперед и тоже разлетелся на составляющие части…

Женька, как во сне, дожила до времени отправления своего поезда. На работе она успела закончить все свои дела. Но все равно, уже расположившись в купе, она прогоняла события сегодняшнего дня. Мешков все также был вне зоны доступа, но она всеми силами убедила себя в том, что с ним все нормально. И даже частично верила в это. Хотя внутренняя интуиция говорила об обратном.
Её попутчики о чем-то беседовали, но она отгородилась от них плеером с музыкой и наушниками. Ей совершенно не хотелось ни о чем говорить, ни с кем. Она держала под рукой телефон в надежде, что Гриша ей позвонит. Музыка помогала немного отключить мозг от постоянного потока мыслей и предположений.
Ближе к полуночи все улеглись спать. Женька устроилась на своем месте, но уснуть не смогла. Вернее, она не могла понять спит она или нет. Было такое ощущение, что у неё веки стали прозрачными. И она, закрыв глаза, просто видит сквозь них полумрак, царивший в купе…
Двери купе распахнулись, рассеяв полумрак внутри. В проеме стоял Гриша и улыбался своей фирменной улыбкой. Женька, чутко спавшая, потерла глаза и, жмурясь от света, посмотрела на него. Он был в той же одежде, что и на Нашествии в последний раз.
-Гриша? Но, как ты…
Он стремительно подошел к ней и, присев рядом, наклонился и поцеловал. В тот момент девушка даже не задумывалась, сон это был или действительно все так и происходило. Одно было точно – его поцелуи были настоящими и по вкусу и по ощущениям.
-Я не мог не прийти, мышонок…Я же люблю тебя, - пробормотал он. Женька обняла его, крепко прижав к себе.
-Я так испугалась за тебя, – пробормотала она, с удовольствием вдыхая его запах.
-Ну, вот еще, - хмыкнул он и, высвободившись из её объятий, направился к открытой двери. – Надо пойти покурить, - бросил он на ходу.
-Идем, - тут же отозвалась она, собираясь встать со своего места.
-Нет! – вдруг резко сказал он. – Запомни, мне хорошо там, но тебе со мной нельзя, - и, улыбнувшись, он вышел из купе, закрыв за собой дверь.
Женька проснулась и, вскочив со своего места, распахнула двери купе, выглянула наружу. В коридоре никого не было. Сон был настолько реальным, что она все еще чувствовала его поцелуи на своих губах. В её руке зажужжал телефон, выбивая на дисплее неизвестный номер, который начинался с «+7…». Она ответила на звонок, уверенная полностью, что это Гриша.
-Гришка, Слава Богу. Ты как? Что случилось? Я уже еду! – её голос выдавал внутреннее волнение.
-Это не Гриша… - раздался голос со знакомыми нотками. Да не Гришин, но так похож. – Это Кирилл, я его брат…Гриша умер сегодня...Приезжайте, пожалуйста…Дату и время похорон я сообщу позже… - последние два предложения говоривший произнес почти шепотом, пытаясь сдержать подступивший ком к горлу.
-Да, конечно…Спасибо…- она в ступоре села на свое место, поразив собеседника своим спокойствием и отсутствием удивления в голосе. Женька отключила вызов и бросила телефон рядом с собой. Она не верила в услышанное. Нет, это все сон, плохой дурацкий сон…Сейчас она проснется, и этого всего просто не будет…
Женька взяла пачку сигарет и направилась в тамбур. Она шла, как во сне, а в голове крутилась просто невероятная фраза, сказанная Кириллом. Нет, это просто невозможно…
Оказавшись в тамбуре, она закурила. Слезы хлынули из глаз сами по себе, и она медленно сползла вниз по стенке…
Приехав в Москву, она пересела на нужный поезд до Питера. Все её действия были на автомате. Она ехала, хотя смысл её поездки утрачен. Она уже не плакала. Слезы застряли где-то внутри огромным комком, который стоял на месте и не двигался ни туда, ни обратно. Все вокруг было, как в замедленном кино. Какое знакомое чувство. Она когда-то уже пережила это. И вот теперь все повторялось.
Известие о смерти человека, который тебе безумно дорог, всегда воспринимается, как нечто невозможное и невероятное. Ты отрицаешь, не принимаешь это, и даже произнося что-то о нем, стараешься избегать прошедшего времени. И осознание потери приходит не сразу. Оно ждет за углом, выглядывает. А потом подскакивает сзади и обнимает тебя своими липкими ручонками, и больно сжимает сердце.
Женьке все казалось сном. Вот вокруг идут, спешат, едут куда-то люди, и даже не подозревают, что он умер. Нет, она не верила в это. Это какая-то глупая шутка. Невероятная, несмешная…
Её телефон зазвонил, когда она вышла на Питерском вокзале из поезда. Она взглянула на дисплей с надеждой, но тут же сжала губы от разочарования. Это звонил её однокашник, который как раз работал в Питере в судмедбюро.
-Жека, привет! Это Сергей…-бодрым голосом начал он.
-Привет, Сережка…
-Я тут по делу звоню…По вашей клинике проходил такой пациент, как Мешков Григорий Юрьевич, 1973 года рождения? Если да, то мне бы его документы получить бы в ближайшее время…
К её горлу подкатил ком. Она прекрасно знала, о ком идет речь. А то, что звонил её однокашник с такой профессией, только подтверждало тот факт, что Гриши больше нет.
-Да, конечно…Я как раз только в Питер приехала, - она постаралась говорить, как можно спокойнее. – Программа по обмену опытом с коллегами…Его документы у меня. Если хочешь, могу занести…
-Это было бы просто замечательно. Ты говоришь, только приехала? Сколько тебе времени надо после дороги?
-Дай мне пару-тройку часов, а потом я к тебе. Напомни мне адрес…

Кирилл сидел в машине неподалеку от входа в судмедбюро и курил в открытое окно. Он ждал мать и Иру. Они уже задерживались на полчаса, и еще не ясно было окончательно, как скоро они приедут. Они втроем должны были занести одежду для Гриши.
Кирилл до сих пор не верил в то, что произошло с его братом. Хотя сам лично видел его мертвым. Но все равно отказывался верить. Он был в прострации какой-то от всего происходящего и старался избегать разговоров на эту тему. И вот сегодня его буквально вынудили быть здесь для поддержания морального духа, хотя он бы сам не отказался от поддержки. Отец от всех этих событий вынужден был находиться в постели – у него резко подскочило давление, и был определенный риск для жизни. А мать с женой брата буквально силой заставили Кирилла составить им компанию. Им тоже нужна была мужская поддержка.
Вдруг его внимание привлекло такси, остановившееся буквально в полуторах метрах от его машины. Из него вышла девушка в стильном деловом костюме светлого тона. Рукава пиджака были три четверти. Темные волосы у неё были распущенными и доходили до самого пояса, причудливо завиваясь в кудряшки. На плече висела сумка, из которой выглядывала ярко-желтая пластиковая папка для документов. А в руке она держала ничем непримечательный бумажный пакет, в котором, судя по форме, могла быть только бутылка вина или шампанского. Девушка показалась ему знакомой, но вот вспомнить, кто она, он сразу не смог. Но браслет на её запястье расставил все по местам.
Да, это была Женька. Она естественно не заметила брата Гриши, погруженная в свои мысли, и направилась в сторону входа в бюро. Но там её решительность куда-то испарилась, и она, достав из сумки пачку сигарет, закурила. Внутри неё все взрывалось и переворачивалось, а ей предстояла встреча с Сергеем и разговор с ним по поводу Мешкова. И ей, как никогда, требовалось хладнокровие и спокойствие. И, черт возьми, ей это стоило огромных усилий. Ведь поселившись в гостинице, она не удержалась и залезла в интернет, пробежаться по новостям. Она прицельно искала нужную ей информацию. А то, что выдала ей всемирная паутина, просто повергло её в шок, и особенно нечеткие и мутные фотографии с места смерти Гриши.
Женька докурила и набрала номер Сергея. Тот вышел через пару минут после её звонка, она как раз успела закурить еще одну сигарету. Кирилл все это время продолжал наблюдать за ней.
Сергей в отличие от своего московского коллеги выглядел довольно презентабельно – стройный, высокий, красивый, обаятельный – с его фотомодельной внешностью совершенно нельзя было даже предположить, что он работает судмедэкспертом. Он очень дружелюбно и искренне приветствовал Женьку, также как и она его. А на её подарок в пакете даже покраснел от смущения.
-Сереж, ну когда я еще могу смогу угостить тебя вкусненьким, - она улыбнулась и обняла его, целуя в щеку.
-Ах, чертовка! Но пить будем вместе! – он подмигнул и, чуть посторонившись, пропустил её вперед. -Идем скорее….
Видя, что она не решается идти первой, он улыбнулся и зашел внутрь здания. Девушка последовала за ним.
Сергей провел её по длинному и полумрачному коридору, минуя все двери, прямо в секционный зал. Это было довольно просторное прохладное и хорошо освещенное помещение с двумя стандартными патанатомическими столами, один из которых был занят. На стене висел плоский монитор, подсоединенный к ноутбуку, который стоял под ним на небольшом письменном столе. Девушка не сразу сообразила, зачем они сюда пришли. А Сергей, оставив свой подарок на свободном столе, решительно направился к занятому и, откинув простынь с тела, не оборачиваясь, сказал девушке:
-Иди-ка сюда… Я покажу тебе кое-что интересное….
Женька не видела лица умершего – его закрывал собой судмедэксперт, но она хорошо разглядела такую знакомую ей руку с такими же знакомыми на ней татуировками.
-Нет, нет, нет, нет! – пробормотала она, отвернувшись. – Я не могу…Я не хочу видеть его таким! Нет, только не он…Это не может быть он… - она отрицательно замотала головой, закрыв лицо руками, и расплакалась.
-Жень, ты чего? – Сергей удивленно посмотрел на неё. Уж чего, а трупов она точно не боялась. Но потом до него дошло. Он хлопнул себя по лбу – идиот! И небрежно прикрыв тело простынею, он направился к девушке. Он повернул её к себе и обнял, а она расплакалась еще сильнее, уткнувшись ему в грудь лицом.
-Прости меня, я дурак, совсем не подумал…Что он так много для тебя значит… - он отмахнулся от пары санитаров, которые вопросительно заглянули в зал, услышав плач. Те кивнули и ушли назад в одну из комнат. – Женечка, ты кури…Кури прямо здесь…Я сейчас…Побудешь две секунды сама…
Она закивала утвердительно, немного успокоившись, а он вышел в коридор. Женька осталась один на один с Гришей. Простынь закрывала его практически всего, кроме его левой руки, которую она узнала. Девушка закрыла себе рот рукой и продолжала беззвучно плакать. Она сделала пару нерешительных шагов в его сторону, а потом ноги сами привели её к столу. Нет, это все глупая шутка. Вот сейчас он откинет простынь, улыбнется и скажет ей, что все это шутка, злая и дурацкая шутка. Ей даже показалось, что он дышит.
Женька протянула дрожащие пальцы к его открытой руке, но так и не смогла коснуться её. Она поправила простынь, спрятав его руку под ней. Даже не прикасаясь, она ощутила жуткий холод, исходящий от него. Её всю трясло. Девушка быстро вернулась к пустому столу, где она оставила свою сумку. Она достала пачку сигарет и папку с документами. Закурив, девушка чуть облокотилась на стол и прижала к себе папку. Слезы беззвучно катились из её глаз, и она вся дрожала, а глаза, не отрываясь, смотрели только на спрятанное под простынею тело.
Пока Сергей вернулся, прошла целая вечность. По крайней мере, она так ощущала, хотя его не было всего несколько минут. Он суетливо открыл штопором бутылку своего подарочного вина и заставил девушку сделать несколько хороших глотков прямо из горла.
-Прости, но наши стаканы не для тебя, - приговаривал он.
Она немного успокоилась. Взяла себя в руки, перестала плакать. Сергей все это время только поил её вином, курил вместе с ней и молчал.
-Тело обнаружила жена, - по-протокольному, но со своими добавлениями начал говорить судмедэксперт. Девушка слушала его, глядя перед собой, и курила. – Она вернулась домой в 7 вечера и обнаружила его лежащим на полу в спальне. Вызвала скорую, а те уже в свою очередь полицию и меня. Внешних признаков насильственной смерти не было, кто бы, что не говорил. Синяк под глазом не свежий, ему дня два. Вопросы по этому поводу были в основном у родителей. Они почему-то уверены, что его убили.
-Он подрался два дня назад, - тихо пробормотала Женька.
-Тогда понятно…- Сергей подошел и защелкал по клавиатуре ноутбука. На мониторе на стене появились фотографии. – Ты извини, Женюль, но ты должна знать все подробности… - он внимательно посмотрел на девушку. Та кивнула утвердительно, хотя на глазах у неё опять навернулись слезы. – Положение тела, как видишь сама, не совсем физиологическое, но это не удивительно. Сейчас поясню почему… - он пролистал девушке ряд фоток, сделанный с места происшествия. Она закрыла лицо руками, оставив одни глаза, и внимательно все смотрела. И беззвучно плакала. – Ну, вся эта синева и все прочее, это банальные трупные пятна…О, кровь…Что касается крови…
Женька на несколько секунд закрыла глаза и сделала глубокий вдох, приходя в себя. Гриша на фотографиях был с одинаково спокойным умиротворенным выражением лица, словно, просто спал. Сколько раз она видела это выражение лица, и оно всегда вызывало только самые нежные чувства. И вот теперь…
Сергей открыл какую-то его специальную программу по моделированию движения. Там схематически была изображена фигура человека, сидящего на схематической кровати. Даже одеяло, спадающее на пол, было прорисовано. Женька открыла глаза и продолжила смотреть.
- Он видимо разговаривал по телефону, потом почему-то резко вскочил, и его нога скользнула на одеяле… - его все слова подтверждались смоделированным падением в компьютерной программе. – Падая, он выронил телефон и ударился лицом о пол…Кстати, выбил себе три зуба…Отсюда и кровь… - он прогнал ей еще пару раз смоделированное падение. – Говоря простым языком, шмякнулся он капитально, от души…
-Ты хочешь сказать, что он умер от банального падения? – девушка удивленно посмотрела на него.
-Нет, я еще не дошел до сути, – немного обиженно буркнул Сергей. Он был фанатиком своей работы, поэтому всегда смаковал каждую деталь. Некоторых это жутко раздражало, а ему давало возможность назвать 100% причину смерти. Но, увидев состояние девушки, он забыл об обидах и продолжил уже не так фанатично.
- Падение, это падение…На его состояние оно практически никак не повлияло….основной причиной смерти стала сердечная недостаточность, кардиогенный шок в следствии обширного инфаркта миокарда. Там такой был колоссальный спазм коронаров, что я подобное видел только в книжках…Ну и плюс «благоприятный» в кавычках фон…Стресс, кардиомиопатия и алкогольное опьянение тяжелой степени…
-Чего? Ты хочешь сказать, что Григорий Мешков умер от банального инфаркта миокарда? – Женька не верила своим ушам. – Боже мой, это моя вина…Полностью моя вина…Меня не было рядом…И я никому не могла позвонить…Если бы только я…Его ведь можно было спасти…
-Женя! – Сергей подошел и встряхнул её. – Его бы никто не смог спасти… - он повторил все то, что говорил ей причине смерти. – Включи свой медицинский мозг…Это практически мгновенная смерть в данном случае…И даже, если бы кто-то был рядом, то больше часа-двух я бы не дал в перспективе…И более того, даже если бы он не вскакивал и не падал, то этого тоже было бы не избежать…
Она вытерла слезы, но те снова потекли по её щекам.
-Что ты вцепилась в эту папку? – вдруг спросил он, наконец, обратив внимание на яркую папку, которую она все это время прижимала к себе. Она, молча, протянула её ему. Сергей некоторое время изучал все документы в ней, которые констатировали результаты всех обследований и манипуляций, которые девушка проводила с Гришей.
-Ну, что ж…Кардиомиопатия у него было, но не критическая…В принципе контролировать её можно было…Но совпадение всех факторов привело к такому печальному концу…
-Там в инете…пишут, что был шприц… - пробормотала девушка, успокаиваясь в очередной раз.
-Вот ты вроде бы не блондинка, а веришь херне всякой, - возмутился он и снова заклацал по клавишам компьютера. Он нашел нужную ему фотографию. – Учитывая отягощенный анамнез по употреблению наркотиков, предположения были…Не скрою… - он указал ей на чайную ложку, которая валялась рядом с телом на фотографии. – Но шприц…это просто выше всех похвал…Видишь? – он посмотрел на девушку. Она в очередной раз пересилила себя, успокоилась и внимательно рассмотрела фотографию. Гриша лежал на ней полубоком с руками, поджатыми под себя. В локтевом сгибе левой руки был зажат шприц каким-то непонятным образом. А в ладони правой была зажата пачка сигарет с зажигалкой. То есть вариант передозировки даже просто по фотографии выглядел глупо. – Более того, ты не захотела смотреть…Но на теле ни одного старого, ни, тем более, свежего укола…Я обсмотрел все. Даже самые невероятные места. Ничего…Более того, на ложке чайные следы…Чашка с недопитым чаем тоже в комнате присутствует. А шприц…Ты будешь смеяться…Его использовали, как пистолет с герметиком. В нем был клей, видимо клеили какие-то мелкие детали…А кроме того…Более 60 наименований и более 100 различных исследований уже показали отрицательный результат. Поэтому могу сказать с точностью до 90 процентов, что он не употреблял ни одного наркотического вещества в последние 2-3 месяца. Так что твое лечение пошло ему на пользу… - он усмехнулся.
-Пошло на пользу? Ты ненормальный!!!Да что ты вообще понимаешь?! Какой же ты …Какой же ты…Ненавижу тебя! - девушка злобно сверкнула на него глазами сквозь слезы.
Но Сергей вместо ответа подошел и обнял её крепко. Она посопротивлялась немного, а потом разревелась.
-Ну, ну, моя хорошая….Ты же знаешь, почему я тебе все рассказал и показал…Ты же потом доведешь себя до идиотизма, выдумывая версии и высказывая предположения…Видишь, взрослая и умная женщина, а читаешь желтую прессу…Зато теперь все знаешь, как оно было на самом деле, - он говорил спокойно, а девушка постепенно успокаивалась.
Они закурили.
-Прости меня, Женюль… - Сергей переключил изображение на мониторе на программу моделирования, избавив девушку от созерцания фотографий.
-И ты меня прости…Я какая-то истеричка в последнее время…
Они помолчали еще немного.
-Вы часто с ним общались в последнее время? – спросил он.
Она утвердительно кивнула. Она рассказала про последний звонок Грише. Сергей обдумал полученную информацию.
- По всем моим данным приблизительно в это время все и произошло…- он усмехнулся. Ты у него была записана, как «Графский мышь»…Опера проверили твой номер, по крайней мере, он был за пределами страны…так что вопросов к тебе не будет…
-Спасибо, - она кивнула, понимая, что частично это заслуга Сергея, что её не будут трогать с вопросами. – Кириллу мой номер ты дал?
-Да, извини…Он заметил, что я знаю твой номер. Но и он знает о тебе…Я решил, что лучше уж он сообщит тебе новость, чем я…
Она пожала плечами.
-Знаешь, так все складывалось удивительно гладко…Я должна была забрать его к нам на плановое лечение в клинику, а тут еще предложили стажировку у ваших наркологов…Думала, будет приятный сюрприз…А получила в ответ… - Женька замолчала и поджала губы. –И вот сейчас…Он здесь…А я даже не могу подойти к нему…Не хочу подходить к нему…Не хочу видеть его там…Понимаешь?
Сергей понимающе кивнул и потрепал её по плечу.
-Женюль…ты же сильная…Ты справишься…Ты же справилась один раз…
-Да, это, как велосипед, - она горько усмехнулась. – Один раз научишься, и на всю жизнь…
-Ну вот, уже шутишь… - он улыбнулся. Его телефон зазвонил. Он коротко поговорил с кем-то и, положив трубку, посмотрел на девушку.
-Там пришли родственники Мешкова, принесли вещи…
-Будет лучше, если они меня не увидят, - Женька серьезно посмотрела на него. Он кивнул и указал в сторону коридора.
-Я пойду за ними, а ты побудь в кабинете…Только не пугайся – там хаос…
-Меня уже ничего не испугает, поверь мне…
Сергей направился в коридор, а девушка, взяв бутылку с вином, папку и свою сумку, в последний раз посмотрела на стол, где под простынею «спал» её граф, пошла следом.
В кабинете, правда, творился хаос. Понятно, почему Сергей не завел её сюда сразу. Он оставил тут девушку и пошел встречать родственников. Они с девушкой договорились, что, как только они войдут в секционный зал, она уйдет. Благо, коридор был в полумраке. Да и мало ли, кто она такая.
Буквально через пару минут Сергей приоткрыл дверь и заглянул в кабинет. Женька поняла, что можно было идти. Он собрался идти в секционный зал, но девушка его окликнула.
-Сергей Анатольевич, вы папку забыли, - она протянула ему желтую папку с документами, которую чуть было снова не унесла с собой. На самом деле, это не он забыл, а она по привычке забрала её с собой.
-Спасибо, Евгения Дмитриевна… - он взял протянутую папку из её руки, оставаясь в коридоре. Дверь открывалась так, что полностью скрывала девушку со стороны секционного зала. Кирилл, который стоял еще в коридоре, оглянулся и увидел её руку с папкой и браслетом на запястье. – Я позвоню. Будьте здоровы…
Женька кивнула, и он прикрыл дверь.
Девушка подождала несколько минут и, выйдя в коридор, стремительно направилась к выходу. Она даже не заметила, как за ней бесшумно шел брат Гриши. Уже когда она вышла на улицу, он окликнул её:
-Евгения! Подождите, пожалуйста…
Женька застыла, как вкопанная. Она не знала, кому принадлежит этот голос. Но он так был похож на Гришин и интонацией, и некоторыми нотками. Она сцепила зубы, чтобы не расплакаться, провела руками по своему лицу и повернулась к Кириллу. Тот прекрасно понял, скольких усилий ей стоило смотреть на него и изображать спокойствие.
-Это я вам звонил ночью, простите,- он говорил, чуть заикаясь, внимательно вглядываясь в её заплаканные глаза. По ней было прекрасно видно, что она ревела, но, несмотря на это, выглядела она хорошо. – Я знаю, что вы и Гриша…вы его…одним словом…Общались с ним, – он, наконец-то, подобрал нужное слово. – Я бы хотел с вами пообщаться…
-Боюсь, мне нечего вам сказать, - перебила она его. Её голос звучал спокойно и размеренно, хотя играющие скулы выдавали внутреннее напряжение.
-В понедельник в «Юбилейном» будет гражданская панихида…Вы придете?
-Нет, - она отрицательно покачала головой.
-Но почему? – он немного удивился.
-Это будет не совсем красиво с моей стороны…Вы же меня понимаете? Я не могу…
Он согласно кивнул – возможно, она и права. Её появление там приведет к большому количеству ненужных вопросов.
-Простите, мне надо идти, - она постаралась улыбнуться, но в улыбке расплылись только губы. Глаза у неё были совершенно невеселыми.
-И все же…Давайте встретимся с вами…Женя, я прошу вас…
Она посмотрела ему в глаза. И поняла, что все-таки должна согласиться.
-Хорошо, но только не сегодня…Потом, ладно?
Он кивнул. Она тоже кивнула и направилась прочь от него. Если бы она осталась с ним еще немного, то обязательно бы разревелась. Ей срочно надо было «спрятаться в свою пещеру и пересидеть там до лучших времен». И надо было все обдумать и восстановить внутреннее равновесие, иначе ничего хорошего с ней не произошло бы в этом северном городе, который так любил Мешков.
Кирилл смотрел ей в след, и у него у самого стоял ком в горле. Он прекрасно видел, как она старается не подать виду, что ей также больно, как и ему. Он очень хотел пообщаться с этой девушкой. Возможно, потому что для его брата она играла важную роль…
Находиться в номере было просто невозможно. Телевизор она смотрела очень редко и под настроение. Компьютер с доступом к интернету она старалась избегать, чтобы не поддаться соблазну, поискать там то, чего не стоило искать. Поэтому она гуляла до позднего времени по улицам северной столицы, до тех пор, пока не валилась от усталости с ног. Чтобы не было сил даже думать, вспоминать, анализировать и винить себя во всех смертных грехах. Хотя это все равно плохо получалось. Ей постоянно попадались кучки пьющих, плачущих и поющих песни «Коды» подростков, которые так переживали потерю своего кумира.
С понедельника должна была начаться её стажировка, и в этот же день должно было состояться прощание с Гришей. Женька была уверена, что не пойдет, потому что будет занята. Но на её новой временной работе решили сделать ей небольшую экскурсию и отпустить до следующего дня. Вернувшись в гостиницу, она попыталась поспать. Но после бесплодных попыток осуществить это, она решила выйти и пройтись. Она медленно шла по улице и пила вино прямо из горла. Бутылка была завернута в бумажный пакет, чтобы не приковывать к себе внимания. А одета она была непримечательно, поэтому практически не выделялась ничем из потока местных жителей. Женька толком не знала город, но ноги сами принесли её к тому месту, где все происходило.
Там была невероятно огромная толпа разного возраста. И все они почему-то аплодировали. Так они приветствовали и провожали своего любимого фронтмена… Его увезли, но никто не торопился расходиться. Кто-то плакал, кто-то пил, а пение одного человека почти моментально превращалось в невероятно мощное многоголосье. Девушка постояла еще немного и побрела дальше. Она была опять же в наушниках, в которых играла «Кода» и пел Гриша…
День плавно перетекал в вечер. А вечер противно, как кисель, вливался в длинную серую ночь, которая, казалось, никогда не закончится. И так бесконечно. Девушке уже показалось, что она живет в этом сером городе уже целую вечность. Она была спокойна, сдержана и полностью вникала во все процессы в чужой больнице. Внешне никто бы и не сказал, что внутри неё царит невероятный пожар, который постепенно сжигает её. А каждый вечер с бутылкой вина она изучала улицы и закоулки Питера, сопровождая это наушниками и плеером с музыкой.
Город пестрил разнообразными компаниями, которые вспоминали Гришу добрым словом и его песнями. Единственное, на что Женька реагировала довольно болезненно, была фраза «Мешок жив». Произнесенная кем-либо, или просто написанная на стене, она поднимала цунами внутри неё. Женьке тут же хотелось позвонить ему на мобильный, или бежать, ехать туда, где он мог бы находиться. Это было похоже на сумасшествие. Умом она понимала, что его реально не вернуть, а сердце упрямо твердило обратное…
Через пару дней после похорон вечером она совершенно случайно набрела на любимые Гришины ступеньки у Невы. Она поняла это, когда спустившись по ним вниз, села и закурила, попивая вино. Она вспомнила, как он рассказывал ей о них, что это любимое их с Андреевым место. Его слова про спешащих вокруг людей, про вид напротив, про ощущения промелькнули в её голове. Да, здесь было уютно, спокойно и мысли замедляли свой привычный бег. А Гришин голос в наушниках создавал ощущение его присутствия рядом с ней…
Она просидела тут до поздней ночи, пока её бутылка с вином не опустела, а плеер разрядился. Пора было возвращаться в гостиницу. Она встала и еще немного посмотрела на темную воду. Почему-то возникло огромное желание нырнуть в неё.
-Эй! Дай закурить! – раздался сзади пьяный голос.
Женька обернулась. На верхней ступеньке стояло изрядно выпившее тело, которое покачивалось в известный только ему такт. Девушка бодро подошла к телу и вручила ему свою полупустую пачку с сигаретами и зажигалку:
-Кури, братан! Мне для своих ничего не жалко… - и после этих слов она также бодро зашагала прочь.
Тело вдруг разревелось и чуть погодя заорало ей в след:
-Панки хой! Мешок живой!
Последняя фраза заставила девушку остановиться и даже обернуться к нему. Она подняла вверх руку, сжатую в кулак, и быстро зашагала вперед…
Кирилл позвонил ей в пятницу утром, дня через четыре после их встречи у судмедэксперта. У неё совсем вылетело из головы, что она пообещала ему встретиться. Его голос больно пробежался внутри девушки. Как же он похож на Гришин. Но она взяла себя в руки и говорила спокойно и сдержано.
Женька практически сразу согласилась с предложенным встречей на сегодняшний пятничный вечер, решив, что отказавшись, даст повод к тому, чтобы её начали упрашивать. Но она не представляла, о чем они будут говорить. Но по голосу было слышно, что Кирилл даже как-то повеселел. Женька положила трубку и посмотрела на часы на руке. До вечера была еще уйма времени, и ведь могут еще так сложиться обстоятельства, что их встреча не состоится…
Она пришла, чуть опоздав, одетая в простое однотонное средней длины платье с её любимыми рукавами в три четверти с квадратным вырезом, , кожаное болеро поверх босоножки и с сумочкой. На одном запястье были часы, а на втором – Гришин браслет. Её кудри были заколоты в причудливую прическу. Стильная, молодая красивая, приковывающая к себе взгляды. Совсем не та незаметная тень, которую они видели с Гришей в Москве на репетициях. Сашка с Кириллом сразу заметили её, сидя за своим столиком.
Девушка подошла к администратору, и еще толком ничего не успела сказать ему, как он понял, кто её ждет. Он проводил её к их столику в уголке, помог снять болеро и подвинул ей стул. Она сразу заметила, что Кирилл был не один, и мысленно про себя ругнулась. Но отступать теперь было поздно. На её лице была легкая улыбка, а глаза грустные. И выглядела она немного уставшей.
У Сашки с Кириллом уже было разлито по бокалам вино. Завязался легкий разговор.
-Прошу прощения за опоздание…
-Что вы! Это мелочи…
-Как вам город?
-Красивый, но холодный…
И так далее, можно сказать ни о чем. Сашка налил ей тоже вина, и они подняли бокалы за знакомство. Неудобства никто не чувствовал, словно, давно уже знали друг друга. И Андреев, и Кирилл заметили, что с ней довольно легко было общаться.
-Давайте, перейдем к делу…Все эти разговоры ни о чем, конечно, хороши, - девушка отпила глоток вина и поставила свой бокал на стол. Они внимательно смотрели на неё и молчали. – Если вы думаете, что мне что-то надо или я на что-то претендую…В общем, считайте, что меня нет и не было, что я не существовала…Я здесь не для того, чтобы кому-то создавать проблемы…
-Нет, что ты…То есть вы…-начал Сашка, теребя бокал с вином и глядя куда-то вниз. –Просто мы…Нам кажется, что…вы…там…
-Вы хотите знать подробности? – прямо спросила девушка, делая глоток вина. Они оба кивнули немного смущенно.
-И еще, если можно…Расскажите, что вам говорил судмедэксперт, - это добавил Кирилл. Он очень волновался и чуть запинался на некоторых словах.
-Вы думаете, что Сергей Анатольевич вам не сказал бы правду? – девушка немного недоверчиво заглянула ему глаза. – Или я скажу вам что-то другое?
-Нет, что вы…Просто Сергей Анатольевич нас с расспросами отправляет к следователю, а тот открещивается общими фразами…Сердечная недостаточность…наркотики…и прочая хрень…Ждите окончания следствия… - Кирилл очень нервничал по этому поводу. – Я понимаю, что надо подождать, но только в правду нашего правосудия я не верю…Умолчат, обманут и сделают, как им удобно…
Женька молчала и обдумывала все. Как-то звучало это непонятно – кому надо обманывать по поводу причин смерти Мешкова. Но она это не собиралась выяснять. Для неё было важно лишь то, что она действительно знала.
-Я не собираюсь ничего опровергать…Мне надо это знать для себя… - было что-то искреннее во взгляде Кирилла, что заставило девушку поверить ему.
Девушка достала пачку сигарет, и подвинула к себе поближе пепельницу на столике...
Она начала издалека и рассказала им все с самого начала, конечно же, не вдаваясь в то, что касалось только её и Гриши. Они же хотели подробностей, и она предоставила им их.
Она словно заново пережила все то, что было. И кое-где срывались слезы, и не только у неё. Они курили и пили вино. И про разговор с Сергеем она им тоже рассказала. Просто в какой-то момент поняла, что это надо им знать. Сашка с Кириллом давно так ни с кем не общались и после разговора прониклись к ней нежными чувствами. Как к младшей сестренке…
Потом разговор затронул воспоминания. Сашке с Кириллом было ей что рассказать, ведь эта троица была заядлыми друзьями, и у них было много веселых случаев. Вспоминать о грустном больше пока никто не стремился…
Женька отлучилась на несколько минут в туалет. Вина было выпито достаточно много, но под нормальную еду и хорошую компанию. Поэтому она практически не чувствовала опьяненности. Девушка взглянула на себя в зеркало. Выглядела она довольно уставшей, а внутри все равно было тяжело. Даже разговор по душам не принес облегчения. Она еще не определилась – правильно ли она сделала, что что-то им рассказала или нет. На тот момент это надо было сделать и все. Что ж, теперь можно было бы выпить кофе и прощаться.
Когда она вернулась, официант принес очередную бутылку вина, и Женька заказал ему кофе. Её спутники продолжили вином, хотя было видно, что его им было даже больше, чем достаточно. Разговор продолжался, и в какой-то момент и Кирилл, и Сашка практически одновременно задремали, подперев голову рукой, а второй держась за бокал. Девушка как раз допила свой кофе и собиралась уходить. Она потрепала одного по плечу, затем второго, но они отреагировали лишь неразборчивым бубонением. Что-то типа, мы сейчас посидим, а потом пойдем.
Она позвала официанта и расплатилась по счету.
-А с этими двумя, что делать? – спросил он у неё.
-Не знаю, - ответила она, надевая болеро и стоя рядом со столиком. – Что вы там обычно делаете? Вызовите такси, посадите их туда и отправьте домой….
-А адрес какой?
-Адрес? – немного удивленно спросила она, пожав плечами. – Андреев, вы адрес свой помните? – она потормошила Сашку за плечо. Тот что-то забубнел – какой адрес, я не менял адрес, его голова соскользнула и плюхнулась лбом на стол. – Кирилл! Кирилл! Адрес свой помните? Куда вам ехать? - но тот что-то начал лепетать непонятное, что она не смогла разобрать ни одного слова. –Отлично! – воскликнула Женька. – Ну и что прикажете с вами делать? – вопрос адресовался в никуда. Оба её новых знакомых спали, положив головы на стол. Просто, куда их везти она вообще понятия не имела, а бросить их тут…Тут уж её совесть стала в позу и намекнула ей, что она не такая злая, какой хочет казаться. –Фиг с вами, бл…ть, золотые рыбки, - фыркнув, пробормотала Женька.
-Что?Что? – немного изумленно посмотрел на неё официант, не веря своим ушам. А с виду такая милая девушка.
-Я говорю, такси вызывайте, пожалуйста. И, если будет время, принесите еще кофе, - она мило улыбнулась и присела за столик…

-Куда ехать будем? – спросил таксист, когда Сашка с Кириллом были усажены на заднее сиденье, а девушка села на сиденье рядом с водителем. Женька повернулась и посмотрела на тела её спутников.
-Эй, товарищи, куда едем?
-Домой… - заявили они почти хором заплетающимся языком.
-Отлично, есть контакт, - девушка рассмеялась. – Адрес хоть какой-то назовите…
И они назвали, но почему-то один и тот же.
-Такой существует? – поинтересовалась Женька у водителя.
-Вполне, - усмехнулся он…

Машина остановилась недалеко от одноэтажного частного дома с красивым забором и красиво оформленными клумбами перед двором. Женька немного с удивлением посмотрела на несколько человек неформально одетых, которые обступили седоволосую женщину в черном платье. Потом девушка поняла, куда они приехали. Это был дом Гришиных с Кириллом родителей. И седоволосая женщина была не кто иной, как их мать. У Женьки бешено заколотилось сердце.
Таксист вопросительно посмотрел на неё – они ведь приехали, а она не выходит.
-Сейчас, подождем немного. Пусть народ разойдется, потом выгрузим этих двоих и поедем дальше, - пояснила она ему.
-Не вопрос. Единственное, выгружать будите сами. У меня правило – не таскать пьяных…
-Замечательно, - пробурчала она и посмотрела на парочку, которая, облокотившись друг на друга, мирно спала.
Они подождали несколько минут, а собрание возле дома не расходилось. Кирилл вдруг потянулся и сонно так спросил:
-Ну, что, мы уже приехали?
Сашка тоже зашевелился. На заднем сиденье началась тусня – они попытались выйти вдвоем и не могли найти ручку на двери.
- Если вы их оттуда сейчас же не вытяните, то я сделаю это сам. Но в более жесткой форме… - угрожающе проговорил он, переживая, что эта парочка сломает ему дверь.
-Да понятно уж…-немного недовольно пробормотала Женька, выходя из машины. Она уже чувствовала, как все стоящие у дома тут же переключили свое внимание на неё. Она открыла заднюю дверцу и скомандовала негромко:
-Быстро на выход и по очереди…
Первым выполз Кирилл, что-то бормоча непонятное. Его глаза были закрыты, а сам он шатался. Девушка помогла ему и облокотила его спиной на машину. Пока она также помогала вылезти Сашке, Кирилл медленно сполз на корточки. Она облокотила Андреева об машину и стала поднимать брата Гриша, но тогда вниз пополз первый. И так по несколько раз. Заколки буквально вылетели из её волос, предоставив им полную свободу. Кудри мигом рванули в разные стороны.
Стоявшие перед домом даже не пошевелились. И только вышедший из дома высокий и темноволосый с проседью мужчина решительно направился к девушке.
-Где они так набрались? – строго спросил он девушку. От его голоса у неё пробежались мурашки по спине. Она подняла на него взгляд и устало убрала попавшие на лицо пряди волос. Перед ней стоял отец Гриши и Кирилла и так строго смотрел, что она почувствовала себя на экзамене. Женька застыла, глядя на него – даже при свете фонарей можно было понять, чей он отец. Кирилл был практически его копией, а Гриша взял лишь некоторые черты, которые девушка знала и помнила.
-Помогите мне, а то от этих не дождешься, - скомандовал он, намекнув на стоящих до сих пор в стороне молодых людей. –Присмотрите за Сашкой, пожалуйста…
Женька согласно кивнула. Тогда он перекинул себе через плечо руку Кирилла и так повел его в дом. Девушка в это время подпирала Андреева к машине, чтобы он не упал. Но тот недолго был спокойным и послушным. Он повис на Женьке и потащил её в сторону калитки прямо через стоящих там людей. Она сопротивлялась, но силы были неравные, а действовать более жестко было неуместно. Она только молча молила о том, чтобы поскорее вернулся отец Мешковых и забрал и этого бунтаря.
Возле самой калитки, словно, кто-то услышал её молитвы, Сашка был схвачен в более крепкие руки отца Гриши и Кирилла и поведен в дом. Девушка облегченно вздохнула и повернулась к стоявшим в некотором оцепенении людям. Она поздоровалась и извинилась за подобное. Седоволосая женщина наоборот стала её благодарить, приглашая на чай.
-Спасибо большое, но вы простите меня, уже столь позднее время, - сказала Женька, глянув на часы на руке. – И компания у вас уже собралась, я просто буду немного не к месту…
-Что вы, я уже провожала их…А что время…Это лишь время…Останьтесь, хоть ненадолго…– мать Гриши и Кирилла вдруг взяла её за руки и так посмотрела в глаза, что девушка поняла, что не может ей отказать. В глазах женщины была усталость и вместе с тем такая невероятная тоска, что пробирала до мозга костей. И девушке почему-то пришла в голову ассоциация с собой, когда она вот так точно после смерти своей матери «цеплялась» за людей, чтобы не находиться одной в доме, в котором все напоминало о ней. Она согласно кивнула:
-Сейчас, я только вещи заберу… - пробормотала она.
Мать Гриши и Кирилла отпустила её руки.
Женька забрала из такси свою сумочку и, расплатившись с водителем, вернулась к женщине, которая её ждала. Компания уже попрощалась и шла по улице прочь, дружно исполняя песню «Коды» Мертвый анархист.
-Как вас зовут? – спросила её женщина, когда она подошла к ней.
-Женя…
-А меня Ольга Ивановна. Идемте в дом, - она указала девушке рукой на калитку, пропуская её вперед. Женька кивнула и направилась туда.
-Панки Хой! Мешок живой! – раздалось в той стороне, куда ушла компания. Женька застыла на месте и, резко обернувшись, посмотрела в их сторону. Внутри все перевернулось. После это фразы, где бы она её не слышала, где бы она её не читала, ей всегда хотелось бежать туда, где её произнесли или написали. И искать, искать Гришу. Поверить в то, что он не умер, а жив. Просто вышел куда-то, и вот-вот должен вернуться.
От Ольги Ивановны не утаился этот взгляд Женьки, да и сама женщина также реагировала на это. Она осторожно коснулась плеча девушки, и та пошла дальше. Во дворе, освещенном самодельно подвешенными фонарями, девушка пропустила хозяйку вперед и теперь следовала за ней. Здесь тоже было все в цветах, сформированных в интересные клумбы. И было так уютно, как дома.
Ольга Ивановна оставила шлепанцы на пороге и шагнула в темный коридор дома.
- Заходите, пожалуйста. Разуться можно внутри, - послышался её голос, и зажегся свет.
Девушка, молча, вошла и, кивнув ей, присела, расстегивая босоножки.
-Женечка, я пойду, чай поставлю, а вы проходите, пожалуйста, по коридору в гостиную, а оттуда в комнату. Там свет горит, не потеряетесь, - скомандовала мать Гриши с Кириллом.
-Хорошо, - сказала девушка, взглянув на неё снизу вверх. Ольга Ивановна ушла по коридору внутрь дома.
Женька разулась и медленно пошла следом за ней. Как она там говорила – по коридору в гостиную, а потом в комнату, где свет.
-Оля! Ну, сколько можно уже? Они ходят сюда, как к себе домой, толпами, а половину из них ты даже не знаешь…Какие-то все сомнительные… - раздался четкий и возмущенный шепот отца Гриши с Кириллом.
-Юра, это все не важно…Они все любили нашего сына…
-Да они даже не знакомы были с ним лично…
-Тс-с-с! Не бурчи, и вообще у нас гостья…
Женька как раз вошла в темную гостиную, где разговаривали родители Гриши и Кирилла, и застыла смущенно. Комната была довольно просторной с едва различимыми силуэтами предметов в ней. Единственным освещением был свет, пробивающийся из открытой двери одной из комнат. Мужчина строго взглянул на неё – и Женьке захотелось стать невидимкой и исчезнуть куда-нибудь. Но он кивнул ей и ушел.
-Женя, проходите, пожалуйста, я через пару минут буду, - Ольга Ивановна указала ей в сторону освещенной комнаты.
-Давайте, я помогу, - предложила девушка.
-Нет, что вы! Я справлюсь, - улыбнулась женщина.
Женька кивнула и бесшумно на носочках направилась в указанную ей комнату.
Войдя в неё, она так и застыла на пороге. Это была комната Гриши. Здесь было много его фотографий на стенах, стул, стол, в углу стояло фортепиано с гитарой на нем, стоял диван с небрежно брошенным на нем кожаным Гришиным плащом, в котором он выступал. Женька вцепилась в свою сумочку и стиснула зубы, чтобы не разреветься. Противный ком подступил к горлу. Такого поворота событий она на сегодняшний день точно не ожидала. Сама обстановка была настолько живая, что у девушки в очередной раз возникло ощущение, что он просто вышел. И вот сейчас, еще секунда, еще минута, и он вернется, подтолкнет её в спину, потому что она стоит в дверном проеме и мешает ему войти. Женька зажмурилась, представив это, и, словно, ожидая это. Но ничего подобного не произошло, и ей пришлось открыть глаза. В тишине дома звонко тикали настенные часы.
Девушка еще раз окинула обстановку комнаты взглядом. Больше всего её внимание приковал к себе его плащ. Она решительно шагнула к нему. Ей почему-то представилось, что он оставил его так после какого-то концерта.
Девушка опустилась рядом с плащом на диване на корточки и чуть наклонилась к нему. Ничего, кроме запаха кожи от него она не почувствовала, тем более что он лежал подкладкой внутрь. Она пробежалась по нему рукой, едва касаясь кончиками пальцев. Потом немного опасливо оглянулась в сторону зияющего темнотой дверного проема, словно почувствовала, что там кто-то за ней подсматривает. Но там никого не было, а вокруг все также была тишина. И она не смогла отказать себе в одном вдруг возникшем желании.
Она бросила свою сумку на пол и надела на себя плащ Мешкова. Он ей был великоват, и она буквально в нем утонула. Но он так внутри пах Гришей, что у неё закружилась голова. Она запахнула плащ, спрятавшись в него по самые глаза, и зажмурилась. На какое-то мгновение ей показалось, что это не плащ, а Гриша обнимает её, отодвигая волосы в сторону и целуя в шею. К горлу подкатил опять противный ком, напомнивший об обратном.
Возле двери кто-то едва слышно кашлянул. Женька, стоявшая в плаще лицом ко входу, открыла глаза, и её щеки вспыхнули от стыда. В дверном проеме стояла Ольга Ивановна с подносом в руках и с легкой улыбкой смотрела на девушку. То, что та взяла вещь, принадлежащую её сыну, не вызвало у неё ни гнева, ни возмущения. Словно, так и должно было быть.
-Простите меня, - смущенно пробормотала Женька, опустив голову.
-Знаете, ничего страшного в этом нет, - начала Ольга Ивановна, проходя с подносом к столу. Она занялась приготовлением чая и продолжала говорить. А Женька, как вкопанная, стояла в этом плаще и слушала её.
-Его так оставил Гриша, несколько дней назад…За несколько дней до…-женщина замолчала, словно, собираясь с силами, но потом продолжила. – Они с Кириллом тогда пришли в гости и остались ночевать…Щебетали весь вечер и практически всю ночь, что-то играли, пели, записывали…А утром, когда он ушел, то оставил его тут…И до сегодняшнего дня, он так и пролежал.
Она посмотрела на девушку, которая так и стояла все еще в плаще и слушала её.
-Но все, кто приходил сюда…Никто не хотел его касаться…С ним фотографировались, возле него сидели…Даже я…Какая глупость…Давно было пора его примерить, - она улыбнулась, а в её глазах стояли слезы. – Чем он пахнет там, внутри? – вдруг спросила она.
Женька покраснела еще сильнее, медленно сняла с себя плащ и протянула его женщине.
- Нет, я пока не могу…Ведь он им пахнет? – настаивала Ольга Ивановна.
Девушка только кивнула и, аккуратно сложив плащ, разместила его на краю дивана. Мать Гриши внимательно наблюдала, как она это делала, а потом протянула ей чашку с чаем и конфетку «Мешочек счастья». Женька все взяла и присела на диван. Женщина устроилась рядом тоже с чашкой чая и такой же конфеткой.
-Вы ведь знали его? – вдруг спросила она после некоторого молчания. Девушка чуть не подавилась чаем от такого неожиданного вопроса. – Я поняла это, судя по тому, что вы привезли сюда Кирилла и Сашку.
Женька только пожала плечами. Ей не особо хотелось вдаваться в подробности. Но Ольга Ивановна сама все домыслила по-своему.
-Вы, наверное, работали вместе. Гришенька был очень общительным, и у него огромное количество друзей…
Девушка только согласно кивнула. Они некоторое время пили чай, молчали, а потом Ольга Ивановна продолжила говорить. Женька только внимательно слушала, стараясь не упустить ни одно слово. Все с самого начала. За эти несколько дней Ольга Ивановна повторяла это из раза в раз, снова и снова переживаю всю жизнь своего сына. Они пили чай, смотрели фотографии – вот он маленький, подросток, взрослый, задумчивый, смешной, мечтательный, уставший, счастливый. И это все, казалось, вот было только вчера, а сегодня уже новая жизнь, но без него…
Больше всего Женьке запомнилось то, что где-то в середине очередного воспоминания о сыне, Ольга Ивановна вдруг посмотрела на неё так устало и со слезами на глазах:
-Вы знаете, я открою вам огромную тайну, которую знаю только я…Даже Юра о подобном не догадывается…Вы знаете почему умер мой сын? – она сделала паузу. Женька задержала дыхание от неожиданности. Сам вопрос звучал то ли утвердительно, то ли вопросительно. – И поверьте мне, это вовсе не наркотики, как трубят во всех новостях…Это им так проще…- она чуть наклонилась к девушке, и та, поддавшись этому порыву, тоже наклонилась к ней. – Моему сыну разбили сердце…- вдруг прошептала Ольга Ивановна и заплакала, обняв девушку. Женька обняла её в ответ. А ведь она была практически права. Это можно было назвать смертью от разбитого сердца…
Они проговорили до самого утра. Ольга Ивановна заснула, положив голову девушке на колени. Она выговорилась полностью, и, наконец-то, смогла провалиться в такой долгожданный и так необходимый сон.
Женька посидела еще немного и осторожно встала, подложив под голову женщины маленькую подушечку. Она прикрыла Ольгу Ивановну Гришиным плащом - в доме было прохладно, а затем направилась к выходу, прихватив свою сумку. Женьке тяжело давались эти разговоры. Вместо того, чтобы пореветь, как в первые дни, она теперь все складировала в себе, сдерживая эмоции. И все откладывала на потом. Когда будет сама. Когда никого рядом не будет. Вот так оно и висело теперь камнем…
Девушка бесшумно вышла из комнаты и направилась в сторону коридора, в котором еще горел свет. Если бы освещения не было, то она вряд ли сориентировалась, куда идти. Возле самого коридора она столкнулась с отцом Гриши и Кирилла. Он как раз заходил с улицы. Он строго посмотрел на неё, а она опустила голову виновато.
-Простите, я уже ухожу, - прошептала девушка и хотела пройти мимо него, но он не пропустил её. Она немного удивленно посмотрела на него.
-Вы ведь знали Гришу? – вдруг спросил он. Она кивнула утвердительно. Смутные догадки крутились в её голове, но за чередой его вопросов она не могла их сформулировать.
-Его убили?
-Нет.
-Он умер от передозировки?
-Нет, сердце…
-Он лечился в последнее время от наркотиков?
-Да, с конца апреля…
-Лечение было успешное?
-Первый этап да, но должно было быть продолжение…
-Он смог бы полностью вылечиться от своей зависимости?
Женька отрицательно покачала головой и опустила взгляд. Отец Гриши с Кириллом внимательно посмотрел на неё. У него в голове не укладывалось, что перед ним стоящая маленькая и хрупкая барышня лечила его сына (так, по крайней мере, сказала ему эта парочка Кирилл и Сашка). Он вздохнул и, пробормотав что-то типа «спасибо, доктор», пропустил её.
Женька обулась и немного рассерженная вышла на улицу. Утренняя прохлада вызвала неприятную дрожь. Она закурила и направилась медленно по дорожке в сторону калитки.
-Почему вы им ничего не сказали? – раздался голос Кирилла у неё за спиной. Она резко повернулась и сверкнула на него глазами.
-По-моему вы сами отлично справились с этим, - она нахмурилась. Она поняла по вопросам отца, что он знает, кто она.
-Вы все не так поняли… - начал, было, Кирилл.
-Я не хочу ничего понимать, - перебила она его. – Пусть все закончится здесь и сейчас. Всего доброго, - она не хотела спорить. Ей надо было срочно бежать отсюда.
-Вы еще долго пробудите в Питере? – Кирилл шел следом за ней.
-Достаточно, - отрезала она, продолжая целенаправленно идти к выходу.
-Не уезжайте до 1го августа, - вдруг сказал он, поймав её за локоть. Девушка резко развернулась, готовая дать ему отпор. Но встретившись с ним взглядом, вдруг передумала.
-Даже если бы очень хотелось, но уехать пока не могу, - пробормотала она. – Не обижайтесь, но вам лучше забыть о моем существовании. Так будет лучше…
Он кивнул понимающе.
-Вот и хорошо, - она вздохнула и, мягко высвободив свою руку, скрылась за калиткой. Кирилл смотрел ей в след некоторое время. Так, словно, она должна была вернуться. Затем закурил и медленно направился в сторону дома. Он знал, что они еще встретятся с ней, потому что была еще одна причина для этого…
Кирилл с отцом сидели на лавочке в нескольких метрах в стороне от могилы Гриши. Было раннее утро. Кладбище начинало работать с восьми утра, а они договорились встретиться здесь в семь с Ольгой Ивановной, Ирой и Андреевым, чтобы после открытия им не мешали желающие побывать на могиле кумира. На часах было всего лишь начало шестого, и дома им не сиделось, поэтому они оказались тут первыми. Сегодня был второй день после захоронения Гришиного праха. После кремации понадобилось некоторое время, чтобы уладить кое-какие формальности, и вот вчера это свершилось. И по какой-то давней традиции сегодня надо было приехать на могилу с завтраком.
Отец с сыном тихо переговаривались. Вдруг Кирилл заметил идущую вдалеке по алее маленькую фигурку. Он еще подумал – интересно, какой еще идиот слоняется в такую рань по кладбищу. Фигурка целенаправленно шла в их сторону, но при этом их не замечала. Неужели к Грише – промелькнуло в голове у Кирилла. И он оказался прав.
Это была Женька. Правда она была джинсах, футболке и джинсовой курточке, в кедах и с рюкзаком за спиной. В руках были желтые мелкие розы. А вместо длинных темных кудряшек была модная короткая стрижка с рванными локонами и косой челкой, которая сразу и помешала ему её узнать.
Девушка, никого не замечая, остановилась возле могилы Мешкова.
-Привет! – сказала она, глядя на его фотографию. Он смотрел на неё спокойным и чуть уставшим взглядом. – Видишь, все меняется…И я решила поменяться… - она опустилась рядом с могилкой на колени и поставила цветы вместе с другими в вазу. – Я тут принесла тебе кое-что…-она сняла рюкзак с плечей и принялась из него все доставать. – Помнишь, ты забыл свои ботинки…Я их хранила и верила, что с тобой все будет хорошо…- она поставила их рядом с цветами. Хотя девушка говорила спокойно, но слезы потекли из её глаз. – А вот теперь… - она помолчала, переводя дыхание. – Еще лампадка…Помнишь, про блуждают тени…Тебе так понравилась она тогда, а я даже не додумалась положить одну тебе с собой…Зато теперь она у тебя будет, наконец-то… - Женька, смахивая слезы, зажгла огонек в причудливом маленьком фонарике из Крыма и поставила возле его фотографии. Потом она достала из рюкзака бутылку вина, которое ей тогда презентовал Костя, хозяин винного магазинчика. Открыв её тут же штопором из своего рюкзака, она сделала пару глотков и закурила, все также стоя на коленях возле его могилы. – Вот видишь, как оно…- она окинула взглядом цветы возле его фотографии. – Ты говорил, что панк-рокеры не любят цветов, а теперь будешь вынужден терпеть их тут всю жизнь…Всю жизнь…Господи, всю жизнь…-она опять помолчала, переводя дыхание. – Если бы ты знал, как я во все это не верю…Не верю, что ты мог так со мной поступить…Вот так взять и уйти…Я до сих пор не верю во все это происходящее…Нет, ты просто вышел за сигаретам….за вином….да просто пройтись, черт возьми…А может это просто глупая шутка? И ты где-то сидишь и смеешься над всем происходящим? Да? А потом вдруг подойдешь, обнимешь и скажешь – привет, мышонок, прости дурака, пошутил я так… - и она разревелась.
Отец с Кириллом сидели все это время на лавке и все прекрасно слышали. У них у самих наворачивались слезы, а брат Гриши не выдержал и направился к девушке. Отец его не останавливал.
Кирилл подошел к ней сзади и осторожно коснулся плеча. Девушка подскочила на ноги и резко повернулась к нему. Он напугал её безумно.
-Идиот! – она влепила ему пощечину. – Ты, что от меня хочешь? Оставь меня в покое!
Она в истерике наговорила ему еще много глупостей, но он крепко обнял её и прижал к себе.
Постепенно Женька успокоилась. Она, наконец-то, смогла выплеснуть все эмоции, копившиеся все эти дни. И теперь внутри было легко и, можно даже сказать, спокойно.
-Прости меня, - пробормотала она. Кирилл все еще обнимал её и прижимал к себе.
-Ничего, это все нормально…- он осторожно отпустил её. Они даже не заметили, как перешли на «ты». Женька смахнула остатки слез со своего лица и вздохнула. Она повернулась лицом к фотографии Гриши и улыбнулась ему виновато. «Вот видишь, я не хотела плакать, а тут такое вышло», - мысленно сказала она ему. Он смотрел на неё теперь понимающе.
-Ты когда уезжаешь? – вдруг нарушил тишину Кирилл. Он стоял рядом с ней теперь и тоже смотрел на Гришу.
-Сегодня…Я, наконец-то, завершила все свои дела…И теперь могу возвращаться домой… - она ответила, даже не взглянув на него. Девушка подняла стоявшую на земле бутылку вина и протянула её Кириллу. Тот, молча, взял её, отпил несколько глотков и вернул девушке. Она тоже выпила вина и поставила бутылку рядом с могилкой. Присев, девушка достала пачку сигарет, которые обычно курил Мешков и зажигалку, и положила их к вину.
Потом они с Кириллом закурили, больше не проронив ни слова. Брат Гриши искоса поглядывал на неё и понимал, что она мысленно разговаривает с Мешковым, и не мешал ей.
- Ну, вот и все, - пробормотала Женька, когда докурила. Она подошла чуть ближе и провела кончиками пальцев по фотографии Гриши. – Прощай, мой хороший… - она выпрямилась и, смахнув набежавшие слезы, повернулась к Кириллу. – И еще, пока не забыла… - она подняла рюкзак и достала оттуда белый конверт. – Передай, это Гришиной семье, пожалуйста…
Кирилл взял конверт – ему не надо было пояснений, что там.
-Конечно передам…-он замялся. – Я могу тебе иногда звонить?
-Нет…Будет лучше, если будет так…
Он кивнул. Она обняла его и поцеловала в щеку. После этого, не говоря больше ни слова, девушка направилась по алее в сторону выхода. Она уходила, а внутри была пустота. Как будто ей провели уникальную хирургическую операцию и удалили все, что могло болеть и напоминать о боли. Она чувствовала себя прозрачным эфимерным существом, которое не шло, а парило над землей.
Женька остановилась на несколько секунд и подключила к телефону наушники. Музыка приятно зазвучала внутри. Она продолжила идти и улыбнулась первым словам в песне о счастье…



Конец! Всем спасибо за внимание и понимание! И у всех прошу прощения, если кого обидела!
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 29.3.2020, 21:04